ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дуари, сидевшая между мной и Вик-вик-вик, заметила, что одно из блюд было вкусным. В ответ на это Вик-вик-вик и другие разразились смехом. Это казалось бессмысленным. Я люблю видеть счастливых людей, если мне понятны причины их счастья. Еда была действительно вкусной, так же как и вина. Гости ели и пили как нам казалось в огромных количествах. Было похоже, что они получают гораздо больше удовольствия от еды и питья, чем от встречи с нами. Кто-то даже упал в обморок от восторга. Мне показалось это отвратительным и ужасно захотелось, чтобы банкет закончился и мы с Дуари могли уйти. Нам был необходим хороший сон, так как мы собирались улетать на следующий день. Мне еще надо было закрепить пропеллер — после того как мне его возвратят. Я спросил короля, позаботился ли он, чтобы мне его вернули сейчас же.

— Вы вполне успеете получить его до вашего отъезда, — ответил он, приятно улыбаясь.

— Мы хотим отправиться завтра рано утром, — сказал я, глядя на Дуари.

Меня поразила ее внешность. В ее глазах был испуг.

— Со мною что-то происходит, Карсон, — сказала она.

Я начал вставать. Меня охватило странное чувство. Я не мог двигаться. Я был парализован от шеи до ног!

32

Я посмотрел на сидящих за столом. Все продолжали смеяться и болтать и все двигали своими руками и телами. Они не были парализованы, как Дуари и я. Я посмотрел на Вик-вик-вик — он пристально наблюдал за нами.

«Попробуйте этот изысканный фрукт», — сказал он, протягивая мне что-то похожее на банан и авокадо.

Конечно, я не мог поднять руки, чтобы взять его. Тогда он протянул его Дуари, которая была также беспомощна. Вик-вик-вик подождал минуту и затем бросил сочный фрукт ей в лицо.

«Так вы отвергаете мое гостеприимство!», — закричал он и разразился громким смехом, привлекая к нам всеобщее внимание.

«Даже в таком случае», — продолжал он, «даже если вы отказываетесь принять мое предложение, вы останетесь моими гостями. Вы останетесь моими гостями навсегда!» С этими словами грянул всеобщий хохот. «Какими замечательными экспонатами вы станете в нашем музее Истории Природы. По-моему у нас нет пар среди существ высшей категории и, конечно же, у нас нет сероглазых мужчин с желтыми волосами.»

«У нас нет женщин в этой категории, мой король», — сказал Ата-ву-мед-ро.

«Ты прав», — согласился Вик-вик-вик. «У нас есть женщина-нобарган, но думаю, что они с этой женщиной относятся к разным категориям.»

«Что все это значит?», — возмутился я. «Что вы с нами сделали?»

«Результаты того, что мы с вами сделали должны быть вам очевидны», — ответил Вик-вик-вик, продолжая смеяться.

«Вы заманили нас в ловушку притворным добродушием, чтобы потом убить. Я видел много предательских и отвратительных поступков, но такое было бы слишком даже для нобарганов.»

«Ты ошибаешься», — отвечал король, «у нас нет намерения убивать вас. Вы представляете ценность как вид. В интересах науки и образования вас сохранят навсегда. Это будет намного полезней, чем позволить вам продолжить вашу глупую плотскую жизнь.» Он повернулся к Ата-ву-мед-ро. «Уберите их», — приказал он.

Принесли две пары носилок и восьмерка слуг из касты 2,000,000 унесла нас из банкетного зала. Нас вынесли из дворца, затем через площадь мы направились к зданию с огромным куполом, которое я уже описывал. Зданию, которое обещал нам показать Ата-ву-мед-ро в момент апогея нашего пребывания в Ву-аде. Когда я вспоминал о злодейском лицемерии этого создания, мои зубы начинали скрежетать. Это было все, на что я был способен. Внутри здание представляло собой одну комнату, вдоль стен которой на платформе концентрической формы располагались экспонаты многих видов крупных зверей и рептилий Амтора. На стенах висело пару сотен человеческих существ и нобарганов, искусно привязанных ремнями, распределявшими нагрузку равномерно по всему телу.

Такие же ремни были надеты на меня и Дуари. Нас повесили на стену рядом. В промежутках закрепили таблички с нашими именами и странами, из которых мы прибыли, нашим видом, полом и другой информацией, представляющей для Вуйорганов какой-то интерес. Все это было приготовлено, пока нас принимали как почетных гостей!

Экспонаты, висевшие рядом, с интересом наблюдали как нас закрепляют. Другие очевидно спали, свесивши подбородки на грудь. Теперь мы могли спать! Что ж, пусть это будет передышкой от злой судьбы, постигшей нас.

Группа вуйорганов, находившихся в здании, подошла чтобы посмотреть как нас будут закреплять на место. Они читали плакаты, описывавшие нас и делились впечатлениями. Особенно они заинтересовались Дуари, которая оказалась первой женщиной нашего вида, который они видели. Я заметил одного из них, который ничего не говорил, а стоял и смотрел на нее, словно очарованный ее красотой. Глядя на него я вдруг заметил, что лицо у него симметрично и на нем нет красноватой линии, разбивающей пополам его тело. Наверное это создание было отклонением от нормы, как говорят биологи. Оно также отличалось и по другим признакам: оно не улыбалось постоянно, не смеялось и не болтало без конца со своими приятелями. (Мне трудно не называть этих созданий мужчинами. Они были так похожи друг на друга, что было невозможно определить где мужчина, а где женщина. Но то, что они носили мечи и кинжалы вынудило меня называть их так.)

Они оставили нам наше оружие и я обратил внимание на то, что все другие экспонаты также имели при себе свое оружие, за исключением копий, которые были прикреплены к стене рядом. Это оружие, безусловно, повышало образовательную ценность экспонатов. Да и никакой опасности оно не представляло — существа были парализованы от шеи до ног.

Постоянно входили новые посетители, проходя мимо и осматривая экспонаты. Иногда они останавливались, чтобы поговорить с каким-нибудь существом. Но так как чаще всего они насмехались над беспомощными беднягами, их встречали молчанием.

С наступлением темноты в здании зажгли искусственное освещение и огромные толпы Вуйорганов пришли посмотреть на нас. То и дело они останавливались напротив и смеялись над нами, делая неприятные и оскорбительные замечания. Это были те же люди, которые танцевали вокруг нас два дня назад, осыпая нас цветами и приглашая к себе в город.

Через пару часов здание опустело и огни были затушены. Осталась лишь охрана. Они принадлежали касте 1,000,000 с буквой, включавшей класс «белых воротничков» и солдат — если кто-нибудь из этих пухлых, рыхлых существ мог претендовать на это почетное звание.

Хотя огни были затушены, было достаточно светло, чтобы видеть внешнюю стену здания. Были убраны лишь центральные огни.

Около двадцати охранников осталось охранять огромное здание. Никакой возможности мятежа или побега не было, да и не могло быть, так как остались живы лишь наши головы.

Некоторые из них обсуждали нас и поздравляли Музей Истории Природы с пополнением коллекции ценными экспонатами.

«Мне всегда хотелось увидеть женщину», — сказал один из них. «Другие экспонаты всегда говорят о своих женщинах. Они несколько отличаются от мужчин, не правда ли? Вот у этой, например, совершенно другая фигура, а черты лица намного тоньше, чем у мужчины. У нее также намного больше волос на голове — как у на нас, Вуйорганов.»

«Серые глаза и желтые волосы этого мужчины делают его выдающимся экспонатом», — сказал другой. У меня серо-голубые глаза. Иногда они кажутся серыми, иногда голубыми. Думаю, что нельзя сказать, какого они цвета. Что касается волос, то они не желтые во всяком случае. Их так описывают жители Амтора, не имея слова «блондин».

Один из охранников, стоявший перед нами, был очень тихим. Он не смеялся и не бормотал. Вдруг он начал дрожать, как от лихорадки. Затем он растянулся на полу и начал корчиться как от приступа эпиллепсии, что и было, как я думал, причиной его мук.

«Дан-ву-мед скоро разделится», — заметил один из его приятелей. Два других безучастно посмотрели на D—1,000,000 и отошли в сторону. «Лучше принесите пару носилок», — крикнул им в догонку первый стражник.

29
{"b":"3364","o":1}