ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Что ты хочешь делать? — спросил Вик-йор.

— Поищу чего-нибудь съестного, — ответила Дуари.

— Принеси и мне чего-нибудь, — приказал вуйорган.

— Если ты ешь, — сказала Дуари, — значит должен доставать еду самостоятельно.

— Я не хочу идти в лес, меня может атаковать какой-то опасный зверь.

— Значит ты проголодаешься.

— Я уже голодаю, — сказал Вик-йор.

Дуари выбралась из кабины и прыгнула на землю. Она бы чувствовала себя безопасней, если бы у нее был пистолет. Но как она уже поняла, просить его было бесполезно.

— Подожди меня! — позвал Вик-йор. Голод наконец победил его трусость и он стал вылезать из анотара. Дуари не стала ждать, а продолжала идти к лесу. Вик-йор стал догонять и запыхался, пока поравнялся с ней.

— Почему ты не подождала меня? — спрашивал он. — Ты принадлежишь мне и должна подчиняться.

Дуари посмотрела на него с отвращением.

— Я принадлежу мужчине, — сказала она.

— Я мужчина, — сказал Вик-йор.

— Ты не станешь мужчиной и через тридцать миллионов лет. Я даже удивлена, что у тебя хватило мужества выбраться из этого стоячего болота.

Они вошли в лес и Дуари стала искать плоды на деревьях. Вдруг Вик-йор рванулся и заалез на дерево. Затем тишину леса разорвал отвратительный рев. Дуари попятилась. Сарбан продолжал подкрадываться к ней. Вик-йор заметил его, но сбежал, не предупредив ее. Теперь он надежно скрылся в ветвях дерева, дрожа как парализованный.

39

Сарбана можно было бы назвать амторским львом, хотя у них немного общего с земным львом, кроме того, что они оба свирепые хищники. Сарбан намного больше. Его рыжеватая шерсть по всей длине покрыта длинными коричневыми полосами. Его огромные челюсти, врезающиеся на полголовы, снабжены шестнадцатью или восемьнадцатью клыками, а на трехпалых ногах у них мощные когти. Их черная грива очень напоминает конскую. У них также острые длинные уши и львиный хвост. У них ужасный нрав и ненасытный аппетит.

Для Дуари складывалась крайне неблагоприятная ситуация. Хотя вокруг было полно деревьев, она не успевала взобраться на них, прежде чем на нее набросится зверь.

— Застрели его! — крикнула она Вик-йору.

Вуйорган вытащил пистолет, но его рука так дрожала, что он не мог прицелится и лучи жужжали в разных направлениях, кроме нужного.

— Осторожно! — закричала Дуари, — ты попадешь в меня!

Тарбан использовал ситуацию и продолжал медленно подкрадываться к добыче, зная что она никуда не денется.

— Брось мне пистолет! — закричала Дуари.

— Нет! — вскрикнул Вик-йор. — Я же говорил тебе, что не дам.

— Дурак! — крикнула Дуари. Она противостояла ужасному созданию с одним лишь мечом, который был так же полезен как мертвому припарки. Сейчас она умрет, а Карсон об этом никогда не узнает. Он будет висеть там, пока смерть не освободит его. Сера долголетия, которой его инъецировали в Вепайе, стала для него скорее проклятием, чем благословением.

Вдруг сарбан прекратил свои уловки и громогласно заревел, так что земля задрожала. Дуари поняла, что создание смотрит на что-то позади нее и она бросила беглый взгляд в этом направлении. То, что она увидела, испугало ее. Сзади к ней подкрадывалось такое же крупное и ужасное создание, что и сарбан. Его тело напоминало бенгальского тигра. В центре его лба был единственный глаз, висевший на короткой антенне. От плеч, предшествуя передним лапам, поднимался огромный торс. А челюсти были вооружены так же, как и у сарбана.

Дуари хорошо знала этих существ, населявших леса Вепайии от земли до самых высоких веток, на которых была жизнь. Они охотились за всеми, кто попадется под руку. С приходом этого ужасного зверя положение ее изменилось только на величину вероятности, с которой один из них достанет ее первым. Они были почти что на одинаковом расстоянии от Дуари.

В ответ на рев сарбана последовал ответный крик тонгзана. Тарбан, перепуганный что у него отнимут добычу, атаковал первым. Те же опасения руководили действиями тонгзана: он также атаковал. Дуари, находясь между этими двумя машинами разрушения, казалось вот-вот будет разорвана в клочки.

Вик-йор, находясь в безопасности на дереве, наблюдал за событиями и мысленно строил планы на будущее. Когда Дуари будет мертва, он уже не сможет путешествовать в анотаре. Он будет привязан к земле и станет добычей какого-нибудь отвратительного существа, наподобие тех, которые вот-вот разорвут и сожрут Дуаре. Вик-йору стало жалко себя. Он проклинал тот час, когда взглянул на женщину и задумал стать мужчиной.

Когда оба зверя бросились к ней, Дуари упала на землю и существа столкнулись над ней. Она ощутила их лапы и когти на своем теле. Их рев и крики звенели у нее в ушах пока они сражались над ней. Вскоре один из них отступил назад на несколько футов, приоткрыв ее. Дуари осторожно откатилась в сторону. Теперь она могла их видеть. Они были так поглощены поединком, что не обратили на нее никакого внимания. Тонгзан уже потерял свой единственный глаз и половину лица. Но держал сарбана своей мощной лапой, подтягивая его все ближе к ужасным челюстям и нещадно кромсая его другой. Дуари осторожно подошла к ближнему дереву и взобралась на безопасную высоту. Она специально выбрала маленькое дерево, куда бы не смогла залезть самка тонгзана. Они не могли лазить по деревьям малого диаметра. Из своего убежища она наблюдала за кровавой дуэлью внизу. Тарбан нанес страшные раны тангзану, буквально распоров его на ленты от морды до плеч, хотя и сам сарбан был не в лучшем состоянии. Он также был растерзан и истекал кровью. Одна из ног была полностью ободрана гигантской задней лапой тонгзана, добиравшейся теперь до его горла, тогда как его самка держала сарбана дугообразной мертвой хваткой.

Ослепленный тонгзан постоянно кричал, а сарбан ревел. Лес вздрагивал от этого отвратительного шума. Вик-йор по-прежнему судорожно держался за дерево, содрогаясь от ужаса. Дуари на соседнем дереве смотрела на него с презрением — существо, стремившееся стать мужчиной! Она посмотрела вниз на дерущихся хищников. Когтями обеих передних ног тонгзан раскраивал на ленты тело сарбана, а его задняя лапа нащупывала горло. Наконец, растянувшись она добралась до цели. Мощные клещи сомкнулись и голова сарбана покатилась на землю, как-будто отсеченная гильотиной.

Лишь краткое мгновение победитель стоял над своим поверженным противником, а затем стал пожирать его. Чрево слепого, страшно искалеченного зверя требовало своего. Из его бесчисленных ран настоящими потоками текла кровь. И все же он ел до тех пор, пока не свалился на останки своей трапезы — мертвый от потери крови.

Прямо над головой Дуари обнаружила плоды, напоминающие виноград. И вскоре она уже утоляла свой голод, тогда как Вик-йор смотрел на нее с завистью.

— Принеси мне немного, — сказал он.

— Сам достань, — посоветовала Дуари. — На моем дереве нет

фруктов.

Дуари больше не обращала на него внимания. Оглядываясь по сторонам, она обнаружила дерево, на котором росли орехи, оказавшиеся вкусными и питательными. Она спустилась вниз и взобралась на другое дерево. Она собирала орехи и ела их. Она наполнила ими свою сумку и спустилась вниз.

— Я ухожу, — крикнула она Вик-йору. — Если хочешь идти со мной, лучше спускайся с этого дерева.

Она бы с удовольствием ушла и оставила его, если бы не пистолет, который ей был нужен для осуществления своего плана.

— Я боюсь, — закричал Вик-йор, — другое из этих существ может вернуться.

Дуари продолжала идти к анотару. Вдруг она остановилась и крикнула Вик-йору:

— Сиди на месте! Спрячься! Я вернусь за тобой — если они тебя не достанут.

Она заметила дюжину мужчин, крадущихся к анотару. Они были низкими, коренастыми и волосатыми людьми. У них были копья. Дуари бросилась бежать, то же сделали и воины — это была гонка за анотаром. У Дуари было небольшое преимущество, она находилась ближе к анотару, чем они и она была проворнее их.

36
{"b":"3364","o":1}