ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Через полчаса после первой атаки многие наши корабли были выведены из строя, а оставшиеся спасались бегством, преследуемые быстроходными крейсерами и маленькими разведчиками.

— Опять придется менять флот, — сказал Эро Шан.

— Если они нас возьмут, я возражать не буду, — отвечал я, — так как любой флот будет лучше, чем у Панганов. В жизни не видел такой явной некомпетентности и глупости.

— Не удивительно, что Фалзаны называли их дураками, — заметил Эро Шан.

— Пока нас никто не видит, — сказал я Эро Шану, — бежим вон к тем холмам.

— Отличная идея, — сказал тот. Затем посмотрел на остальных членов экипажа. — А как вы? — спросил он.

— Они переловят нас, — сказал один из них, — и убьют за попытку бегства.

— Хорошо, — сказал я, — поступайте как знаете. Пойдем, Эро Шан.

Мы выпрыгнули из 975-го, направляясь в сторону гор.

49

Мы добрались до гор по-видимому незамеченными. Поднявшись по склону каньона мы остановились, чтобы посмотреть, что твориться на равнине. Мы увидели 975-й и экипаж панганов, ожидавших, чтобы их взяли в плен. Повсюду были видны бегущие корабли Панганов, немолимо преследуемые хангорскими крейсерами и разведчиками. Многие панганские корабли были выведены из строя. Часть из них была захвачена в бою. Это было полный разгром, решительное поражение. Думаю, что хангоры будут уводить стада панганов и в будущем. Мы оставались на месте, пока победители не отправились в Хангор со своими трофеями и пленниками. Те неисправные корабли, которые могли двигаться, были взяты на буксир невредимыми линкорами панганов.

Теперь, удостоверившись что наш побег остался незамеченным, мы спустились в каньон и пробрались назад к 975-му, где мы могли найти пищу и воду.

Прежде, чем стемнело, мы осмотрели повреждения которые получил наш корабль и пришли к выводу, что за день мы могли бы вернуть его к жизни, так как на борту имелись инструменты и запчасти.

Мы приступили к работе без промедления, но с наступлением темноты были вынуждены оставить ее.

После того как мы поужинали, мы обсудили наши планы и решили найти Онар, столицу Фалзы, где как мы думали находится Дуаре. Мы считали, что находясь у подножья северного горного хребта, мы должны были быть вдали от городов, оживленных дорог и, следовательно, не рисковали быть обнаруженными. По моим соображениям в Онаре нас ожидал хороший прием, так как мы воевали на стороне флота Фалзы. О нашей службе в Панге никто не знал. Так мы и решили. Уверовав в успех наших планов, мы уснули.

На следующий день мы встали до рассвета, позавтракали и как только стало светло приступили к ремонту гусеницы.

Мы работали как галерные рабы под плетями и к полудню работа была закончена.

— Ну вот, — сказал я, выползая из-под 975-го, — не успеет рак свиснуть как мы будем в пути.

Я увидел взгляд Эро Шана, направленный мимо меня. По безнадежному выражению его лица я понял, что он заметил что-то неприятное. Я медленно повернул голову. Прямо над нами верхом на зоратах сидели человек пятьдесят дикарей. Зораты — это странные животные, используемые на Амторе в качестве тягловой силы. Они имеют размеры маленькой лошади с длинными и тонкими ногами, пригодными для быстрого передвижения. Они не имеют копыт. Вместо этого их ступни покрыты мозолями. Судя по их почти вертикальным pasterns можно было ожидать, что у них жесткая походка. Но это не так. Горизонтальные femurs и humeri смягчают толчки и делают зоратов удобными для езды верхом. Над их withers, расположенных спереди их почек, имеются подушечки или миниатюрные горбы, образующие отличное седло с натуральными pummel и cantle. У них широкие короткие головы с двумя глазами, похожими на блюдца и pendulous ушами. У них типичные зубы травоядных животных, хотя они могут использовать их как оружие в силу своего вспыльчивого нрава. Но основным средством защиты для них остаются их быстрые ноги.

Люди, окружившие насбыли вооружены r-лучевыми ружьями и пистолетами, а также мечами. Они носили пестрые разноцветные набедренные повязки и тюрбаны той же расцветки, которыми они обвязывали головы, оставляя один конец свободным длиной около ярда, свисавший на левое плечо. Их хмурые лица были непроницаемы как гранит.

— Что вы делаете, панганы? — спросил один из них.

— Мы не панганы, — сказал я, — мы пытались починить этот корабль, чтобы поехать в Хангор и узнать как выбраться из этой страны и не попасть опять в плен к панганам.

— Вы были пленниками панганов? — спросил он.

— Да, — ответил я. — Они взяли нас с собой, когда шли сюда, чтобы атаковать Хангор.

— Этот корабль может двигаться? — спросил он.

— Нет, — ответил я. — И никогда не сможет. Его невозможно починить.

— Если вы не панганы, — продолжал человек, — значит вы либо Фалзаны, либо Малторы. Кто же?

— Ни те, ни другие, — ответил я.

— Вы наверно лжете, — сказал он. — Других городов на Анлапе нет.

— Мы не из Анлапа, — объяснил я.

— Тогда откуда?

— Из Калифорнии, — отвечал я. — Это маленькая страна, которая не воюет ни с кем и уж конечно не с Хангором.

Он приказал двоим своим людям спешиться и разоружить нас. Затем он приказал нам садиться рядом с двумя другими мужчинами и мы отправились в направлении Хангора.

Зораты были очень быстрыми и по-видимому выносливыми животными, так как мы покрыли расстояние в пятнадцать-двадцать миль и с наступлением темноты приехали в лагерь. Лагерь располагался в лесу на берегу ручья у входа в каньон. Здесь я увидел большое стадо амторского скота.

В лареге этих пастухов, являвшихся одновременно и воинами, было немного женщин. Детей я не видел. Когда мы приехали, женщины готовили ужин. Я сказал ужин — точнее часть его. Они варили овощи на многих кострах. Остальная часть ужина состояла из мяса, которое они ели сырым. Женщины передавали его на огромных блюдах по кругу, а мужчины отрезали себе куски по вкусу.

Конечно это были полудикие люди. Во время ужина и после него было несколько кровавых схваток. В основном из-за женщин. Я был свидетелем того, как жестоко избили человека за то, что он слишком долго смотрел на женщину. Хотя они жестоко дрались по малейшему поводу или вообще без него, они не применяли оружия, полагаясь в сзватке с противником только на свои кулаки, ноги и зубы в схватке с противником. По их законам чести они не убивали друг друга. А если кто-нибудь преступал этот неписанный закон, другие набрасывались и убивали его.

Они немного расспросили обо мне и Эро Шане, а также о местонахождении Калифорнии.

— Это маленькая страна, которая не воюет с нами, — объяснил один из пастухов, захвативших нас, — и они направляются в Хангор, чтобы кто-нибудь им объяснил как выбраться из этой страны и попасть назад в Калифорнию.

От этих слов все рассмеялись.

— Как только попадешь в Хангор, сраазу иди к Джефту, — сказал один из мужчин, — и скажи ему, чтобы тебе показали дорогу в Калифорнию.

Потом все опять рассмеялись.

— Что здесь смешного? — спросил я одного из них.

— Ты бы тоже рассмеялся, если бы знал Джефта, — ответил он.

— Кто такой Джефт?

— Он наш король. И настоящий король. Ни одному рабу еще не удавалось бежать из Хангора за время правления Джефта.

— Вы хотите доставить нас в Хангор и сделать рабами? — спросил я.

— Конечно, — ответил человек, захвативший нас.

— Ты когда-нибудь был рабом? — спросил один из них.

— Да, — ответил я.

— Думаю ты не знаешь, что значит рабство, так как ты не был рабом Джефта. Будешь хвастаться, если останешься жив.

Через некоторое время они сказали, что мы можем спать и мы свернулись калачиком на земле в сторонке.

— Джефт должно быть очень приятный человек, — заметил Эро Шан.

— Мипосанцы не были приятными людьми, — сказал я, — так же как броколы и вуйорганы, но я выжил и сбежал из плена.

— Пусть тебе повезет и на этот раз, — сказал сонный Эро Шан и уснул.

Рано на рассвете они посадили нас на зоратов и в сопровождении пяти человек отправили нас в Хангор, которого мы достигли под вечер.

46
{"b":"3364","o":1}