ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я почувствовал жалящую плеть на своей спине и повернулся к охраннику, который наблюдал за работой в этой части стены.

— Зачем ты слоняешься здесь? — спросил он.

Моим первым желанием было убить его, но я вспомнил о Дуаре. Я знал, что вынесу все, так как теперь мне надо было жить. Я повернулся и пошел за новой порцией камней. Когда я уходил, охранник снова ударил меня. Плеть обвилась вокруг моего тела и полилась кровь.

Когда я вернулся к своей куче камней первый охранник заметил рубцы на моем теле.

— Почему ты получил их? — спросил он.

— Охранник у стены сказал, что я бездельничал, — ответил я.

— Это правда? — спросил он.

— Ты же знаешь, что я не бездельничаю, — ответил я.

— Да, это правда, — ответил он. — Я пойду с тобой, когда ты понесешь следующий камень.

Я поднял еще два строительных камня, что было больше, чем носили другие рабы, и направился к стене в сопровождении охранника.

Когда я положил камни рядом с Дуари, я наклонился к ней и провел рукой по ее телу.

— Выше голову, — прошептал я. — Я найду выход.

Когда я разогнулся, то увидел как ко мне, размахивая кнутом, подходил охранник.

— Опять здесь болтаешься, а? — сказал он, занося надо мной кнут.

— Он не бездельничал, — сказал мой охранник. — Оставь его в покое. Он принадлежит мне.

— Я могу отхлестать любого ленивого раба, — отвечал тот. — И тебя тоже, если понадобится.

И он начал хлестать моего охранника. Я подскочил к нему и схватил его кнут. Это было глупо с моей стороны, но я пришел в бешенство. Без труда, как у ребенка я забрал у него кнут. Когда он вытащил r-лучевой пистолет, я отнял и его.

К нам как туча подошел Сталар.

— Что здесь происходит? — спросил он.

— Этот раб пытался убить меня, — сказал охранник, — его надо забить до смерти.

Дуари смотрела на нас глазами, полными ужаса — ужаса за то, что может произойти со мной. Надо сказать, что я сам нервничал. Мой небольшой опыт общения с этими жестокими охранниками-садистами подсказывал, что Сталар мог приказать выполнить просьбу охранника. В этот момент вмешался мой охранник.

— На твоем месте, Сталар, — сказал он, — я не делал бы этого. Этот охранник напал на меня. Тогда раб пришел мне на помощь. Он всего лишь разоружил его, не причинив ему зла.

Я видел, что Сталар негодовал, но он лишь сказал:

— Продлолжайте работать. Все вы. И чтобы ничего подобного больше не произошло. — Его взляд упал на Дуари. — Работай, рабыня, — огрызнулся он и поднял над ней свой кнут. Я стал между ними.

— Не смей! — сказал я. Сталар замешкался. Он не представлял себе насколько близко была его смерть. Но он как всегда струсил, так как боялся меня.

— Работать, — повторил он, повернулся и ушел.

Я с моим охранником вернулся к своей куче камней.

— Это было благородно с твоей стороны, — сказал я, — и я благодарю тебя. Но не попадешь ли ты в беду?

— Нет, — сказал я. — Джефт — мой дядя.

Я с удивлением посмотрел на него.

— Должен сказать, — неосторожно выпалил я, — ты не похож на своего дядю.

К моему облегчению охранник улыбнулся.

— Моя мать — рабыня панганка, — сказал он. — Думаю, что я пошел в нее. Панганы не жестокие люди.

Этот охранник по имени Омат, оказался на удивление добродушным малым. Я мог смело рассчитывать на его поддержку и уже хотел направить разговор в нужное русло, когда он вдруг сам заговорил об этом.

— Почему ты рисковал жизнью, чтобы защитить эту рабыню от Сталара? — спросил он. — Мне кажется, что ты и без этого поднял много шума вокруг себя.

— Это моя жена, — сказал я. — Фалзаны захватили нас в плен и разъединили. Я не имел понятия где она находится, пока не увидел как она кладет раствор у той стены. Я так хотел бы поговорить с ней.

Он подумал над этим с минуту, а потом сказал:

— Возможно, я устрою это для тебя. Ты хорошо работаешь и думаю не причинишь никому неприятностей, если тебя оставят в покое. Ты выполнил работы вдвое больше, чем любой из рабов. И без всяких нареканий.

51

В этот вечер, когда рабыни принесли нам ужин, я заметил, что ими командовал Омат. Он назвал мое имя и когда я ответил и подошел к ним, то увидел, что с ним была Дуари. Я сначала не заметил ее среди других рабынь.

— Вот твоя жена, — сказал Омат. — Я разрешаю ей остаться здесь, пока ты ешь. Тебе не надо спешить, — добавил он.

Я взял руку Дуари и сжал ее. Мы отошли в сторону, недаааалеко от других рабов и вместе сели на землю. Сначала никто из нас не мог говорить. Мы просто сидели, взявшись за руки.

Вскоре Дуари сказала:

— Я не надеялась увидеть тебя снова. Какими судьбами ты попал в Хангор?

— Провидению было угодно, чтобы мы страдали, — сказал я, — может оно пытается теперь облегчить наше положение. Но расскажи мне, что случилось с тобой и как ты сюда попала.

— Это не очень приятная история, — начала она.

— Я знаю, дорогая, — опередил я ее, — расскажи, что ты делала, после того как убила Вантора — ведь это ты убила его.

Она кивнула.

— Да, это было посреди ночи. Все спали на корабле, в том числе и часовой у двери, которая оставалась открытой. Я просто вышла. Это было легко. Но я не знала куда идти. Моей единственной мыслью было убежать и где-нибудь спрятаться, так как я понимала, что меня убьют, если схватят. Утром яя лежала в высокой траве и спала. Когда я проснулась, я увидела как флот Фалзанов двигался на восток. Я знала, что ты был там. И хотя не надеялась когда-либо увидеть тебя, пошла в том же направлении, чтобы быть поближе к тебе.

— Через некоторое время я нашла маленький ручей, из которого я напилась и искупалась. Затем, взбодрившись я продолжала идти, но флот уже исчез из вида. Около полудня я увидела корабль-разведчик, который приближался ко мне, и спряталась. Но очевидно они увидели меня, так как подъехали прямо к моему убежищу.

— Полдюжины этих ужасных хангоров вылезли из корабля и схватили меня. Это было так бездушно. Тщетно было пытаться убежать.

Вскоре я поняла, что попала в руки ужасных людей, от которых нечего было ожидать участия и доброты. Точно как бандиты, они искали любой поживы или добычи. Они постоянно посылали эти корабли, иногда в огромных количествах. В особенности после сражения между фалзанами и панганами, когда они охотились за поврежденными кораблями, захватывая их и добывая пленников.

Корабль, на который я попала, действительно вел разведку перед боем, который был по их мнению неизбежен. Попутно они подбирали что попадалось под руку. Они продолжали двигаться на запад и вскоре обнаружили наш поврежденный анотар. Они не могли понять, что это было и когда я сказала им, они не поверили. Один из них пришел в ярость, думая, что я обманываю его. Иногда многие из них кажутся мне сумашедшими.

— Я уверен в этом, — сказал я. — Нормальный человек не может проявлять бессмысленную жестокость, как некоторые из этих хангоров. Но продолжай свой рассказ.

— Это почти все, — ответила она. Они украли все что могли с анотара, поломали двигатель и инструменты и потом вернулись в Хангор. И вот я здесь с тобой.

— По крайней мере мы снова вместе, — сказал я, — а это уже кое-что. Теперь мы можем думать о побеге.

— Ты неисправимый оптимист, — сказала Дуари.

— Я же убегал раньше, — напомнил я ей.

— Я знаю, — сказала она, — но почему-то это кажется мне безнадежной затеей. Даже если мы убежим из Хангора, у нас нет возможности покинуть эту страну. Наш любимый анотар разрушен, а из тех разговоров, которые я слышала следует, что горы на юге совершенно непроходимы. На равнине же полно врагов.

— Я все равно надеюсь, — сказал я.

— Что случилось с бедным Эро Шаном? — спросила она после минутной паузы.

— Он здесь, — сказал я. — У меня здесь есть еще один друг — панганский офицер по имени Банат. Нам четверым может и удасться состряпать план побега. Между прочим, где ты живешь?

— С другой стороны этой стены, — сказала она. Мужское и женское отделение находятся рядом. Говорят, что раньше мужчин и женщин содержали вместе. Было так много драк, в которых погибло столько рабов, что они решили разделить нас.

48
{"b":"3364","o":1}