ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Есть еще одна идея, — сказал он, — я выкуплю его у тебя и потом продам. Возможно, заработаю на нем.

— Послушай, — сказал я Юрону, — все это очень глупо. Если со мной и моим другом будут хорошо обращаться, я больше не никого не убью.

— И ты будешь работать на меня и подчиняться приказам? — спросил Юрон.

— До тех пор, пока с нами будут хорошо обращаться, — ответил я.

— Как тебя зовут?

— Карсон.

— А тебя?

— Кандар.

Юрон был смешным маленьким человеком, у которого рот находился под подбородком, как у акулы. Он напоминал мажордома.

— Карсон и Кандар, — сказал Юрон, — пойдут на корабль, когда мы выйдем в море следующий раз. Сейчас же пусть находятся возле бассейна и охраняют детей. А что касается тебя, — крикнул он на агента, — если этот Карсон причинит какой-то вред, на корабль пойдешь ты сам.

Затем он подошел ко мне и стал пристально меня разгляывать.

— Откуда ты? — спросил Юрон. — Я никогда раньше не видел людей, похожих на тебя. С такими светлыми волосами и серыми глазами.

Так как было бессмыслено объяснять ему то, чего он не мог понять, я сказал, что я из страны, расположенной далеко на юге.

— На юге нет больше никаких стран, — сказал он, — только расплавленная лава и огонь.

На этом все закончилось. Юрон, большой вельможа, снова проследовал в свой дом.

К нам подошел мажордом. Он как будто извивался. Мне почудилось, что сейчас он перевернется на спину и укусит кого-нибудь — так был похож на акулу. Он вручил каждому из нас деревянный трезубец.

— Стойте рядом с бассейном, — сказал он, — пока вас не сменят. Охраняйте детей. Не позволяйте никому заходить в бассейн, кроме Юрона и его женщин. Особенно следите за гайпалами. Не забывайте, что вам выпала честь служить такому великому человеку как благородный Юрон.

После этого он «уплыл».

Кандар и я подошли к бассейну, где уже дежурили три раба. Один из них тут же узнал Кандара и приветствовал с большим почтением.

— Ты, конечно, не узнаешь меня, — сказал он. Я был воином из охраны Джантора, короля Джапала, твоего отца. Меня зовут Артол. Мне жаль видеть принца Джапала здесь. Так как я служил твоему отцу, я буду служить тебе, чем смогу.

— Здесь нет наследных принцев и простых воинов, — сказал Кандар. — Давай служить друг другу.

— Как пожелаешь, — ответил Артол, — но ты по-прежнему мой принц.

Кандар улыбнулся и пожал плечами.

— Как ты сюда попал? — спросил он.

И Артол рассказал нам свою историю.

9

— Нас было двадцать, — начал рассказ Артол, — двадцать воинов из личной охраны короля. Огромный корабль с двумя рядами весел, сотней рабов и огромным парусом на случай попутного ветра был снаряжен для перевозки большой партии товаров в Торлак, лежащий в пятистах клукобах на запад от берегов Ноелатгерлу.

— Мы понимали, что груз был ценным, так как нас было двадцать — отборных телохранителей, лучших воинов Джапала.

Путешествие обещало быть длинным — двести клукобов по Великому озеру Джапала, пятьсот клукобов вдоль побережья Ноелат-герлу до Торлака и потом обратно. Всего тысяча четыреста клукобов (3500 миль).

(Заметьте: Ноелат-герлу, имя океана, означает могучая вода. Елат означает могущество, а префикс но идентичен суффиксу ий. Поэтому ноелат означает могучий. Герлу означает вода.)

— Но это путешествие оказалось намного короче, — сказал Кандар, — вы дошли лишь до Мипоса.

— Наоборот, мой принц, мы закончили наше путешествие в Торлак, но не без приключений. Пока мы стояли на рейде Мипоса в ожидании прилива, который бы помог нам пройти через канал в Ноелат-герлу, нас атаковал мипосанский корабль на пятидесяти веслах с сотней воинов.

— Под покровом ночи они подкрались к кораблю и высыпали на палубу. Это был жестокий бой, принц, двадцать против ста. Так как рабы на нашем судне были враждебны к нам, а матросы оказались не намного лучше.

Наш офицер был убит в первой же схватке и я, Артол, взял командование на себя. Капитан корабля, охваченный ужасом, спрятался, поэтому командование кораблем также было возложено на меня. Мы сражались так, как может сражаться лишь стража короля, но один против пяти — слишком неравные силы. Потом они вооружили своих галерных рабов и заставили их драться против нас.

И все же мы держались. Палуба была красной от крови. Мы рубили их, но на нас бросали новые силы. Их потери были в два раза больше. И вдруг я заметил, что начался отлив — вода из озера уходила в океан.

Мы пока что удерживали люк, ведущий на палубу, где сидели рабы на веслах. Я послал туда командовать надежного человека и своими руками отвязал якорь. Я приказал грести и прыгнул к рулю. Корабль развернулся и направился в океан, таща за собой вражеский корабль. Было очевидно, что один из кораблей попадет на рифы, а может быть оба. Мипосанцы начали бежать на свой корабль, тогда как другие рубили канаты, чтобы отвязаться от нас. Мы попали в бурлящий поток, несущий воды озера в океан.

Были слышны удары кнутов о спины рабов, тогда как начальники отдавали распоряжения грести сильнее, так как только это могло сохранить управляемость корабля в этом бурном потоке.

Я солдат, а не моряк, но мне удалось провести судно через канал, в темноте ночи, пока оно на наконец не вышло на морской простор. Тогда капитан вышел из укрытия и принял командование. Вместо благодарности за спасение корабля он отругал меня за отвязанный якорь.

У нас состоялся крупный разговор и я сказал ему, что расскажу о его дезертирстве королю, когда мы вернемся в Джапал. Поэтому я здесь.

— Но я не понимаю.

— Погодите. Я не закончил. Сейчас вы все узнаете. Когда я посчитал наши силы после боя, то оказалось, что нас осталось десять человек, причем пятеро были ранены. Кроме того, у нас было одиннадцать пленных мипосанцев, которые не смогли достичь своего корабля после схватки. Их мы послали помогать грести рабам.

Через некоторое время мы приплыли в Торлак, разгрузились и приняли груз для Джапала. Обратное путешествие было спокойным до того момента, пока не вошли в озеро Джапала. Как всегда, мы дожидались темноты, чтобы проплыть мимо Мипоса. С наступлением ночи мы стали тихо грести, направляясь вверх по озеру, убрав все огни на корабле.

Было очень темно. Нельзя было разлглядеть лиц на палубе. На палубе было много народу, снующего туда и обратно. Мы были на траверсе Мипоса. Можно было ясно различить огни города.

Кто-то сказал:

— Что это там, по правому борту?

Услышав это, я и мои воины подошли к правому борту. В следующий момент кто-то схватил меня вокруг пояса, перегнулся через перила, и мы оказались в воде.

Это был мипосанец! Вы знаете, как эти ребята плавают, мой Принц. Длительное время он держал меня под водой, и я чуть не утонул. Когда он вытащил меня на берег Мипоса, я был полумертв.

Когда я пришел в себя, увидел, что нахожусь в премнике для рабов со всеми своими воинами. Позже я узнал правду о случившемся.

Капитан, боясь разоблачения, освободил мипосанцев при условии, что они возьмут нас в плен. На самом деле, он договорился с ними утопить нас, но соблазн взять нас в плен и потом продать в рабство взял верх. Это спасло нам жизнь.

Вот как я стал рабом Мипоса. Я живу лишь надеждой вернуться в Джапал и отомстить трусу и предателю, который отправил десятерых телохранителей короля в рабство.

— Как зовут этого капитана? — спросил Кандар.

— Его имя Гангор.

Кандар кивнул.

— Я многое слышал о нем, — сказал он, — но ничего хорошего. Ходили слухи, что он состоял в руководстве партии, стремившейся свергнуть короля, моего отца.

Тогда это имя ничего не значило для меня. Оно стало важным для меня позже.

10

Пока мы втроем разговаривали, к нам извилистой походкой подошел мажордом, больше чем обычно похожий на акулу.

— Вы стоите здесь и разговариваете, рабы, — обвинял он, — тогда как обязаны следить за гайпалами. За это вас следует побить. Расходитесь! Охраняйте бассейн. Если пострадает ребенок, вы все умрете ужасной смертью.

8
{"b":"3364","o":1}