ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Барни Кастер раздумывал об этом, пока его машина взбиралась по живописной дороге. Теперь перед ним был железнодорожный переезд. Барни преодолел его, открыв воздухозаборник, и шум двигателя заглушил цокот копыт, быстро приближающийся сзади. Только перейдя на четвертую передачу, он услышал необычный звук. В то же мгновение мимо промчалась молодая всадница. Стремительный бег ее лошади яснее ясного свидетельствовал о том, что она неуправляема — не говоря уже об оборванной упряжи, болтавшейся под конской мордой.

Участок дороги впереди был ровным и гладким. Единственное, что могло бы помешать молодому человеку спасти девушку от неминуемой гибели, — то, что рано или поздно эта хорошая дорога повернет, как и положено всякой горной дороге. Ему оставалось только догнать девушку, ибо Барни был не тем человеком, который станет безразлично наблюдать, как напуганная лошадь уносит всадницу в вечность.

Он до конца вдавил педаль акселератора, и серый автомобиль бросился в погоню, как быстроногий олень. Дорога была узкой, две машины не смогли бы разминуться на ней. Поэтому Барни принял в сторону, чтобы, догнав лошадь, перекрыть дорогу впереди.

Услышав шум автомобиля, лошадь повернула голову и помчалась еще быстрее. Девушка тоже бросила взгляд через плечо. Она была очень бледной, но в глазах ее светились отвага и спокойствие.

Барни Кастер обнадеживающе улыбнулся ей, девушка улыбнулась в ответ. «А она симпатичная», — подумал Барни.

Тут она окликнула его. Сначала Барни не смог разобрать слов за топотом копыт и шумом двигателя, но потом понял.

— Стойте! — крикнула она. — Стойте, иначе погибнете! Там впереди поворот налево, вы свалитесь в ущелье на такой скорости.

Переднее колесо машины поравнялось с правым боком лошади. Барни надавил на акселератор еще сильнее. Между лошадью и краем дороги почти не оставалось промежутка для автомобиля, и нужно было проявить максимум осторожности, чтобы не задеть животное. Одна мысль о том, чем такой толчок может закончиться для девушки, заставила Барни содрогнуться.

Он как можно теснее прижался к обочине, машина стала съезжать с насыпи, он совсем не видел дороги впереди — только кроны деревьев внизу. Край дороги мгновенно проскочил под бампер с правой стороны, колеса чуть касались края ущелья.

Теперь Барни совсем поравнялся с всадницей. Но впереди дорога исчезала за поворотом, о котором его предупреждала девушка. Он наклонился над бортом машины. Резкие движения лошади и болтанка автомобиля качнули Барни сначала в сторону девушки, затем назад от нее. Правой рукой он удерживал машину между испуганной лошадью и краем ущелья, а левую вытянул, едва не касаясь талии всадницы. Навстречу им летел поворот.

— Прыгай! — крикнул Барни.

Девушка откинулась назад, повернулась, чтобы ухватиться за руку Кастера. В то же мгновение Барни резко сбросил газ и навалился на педаль тормоза. Машину развернуло, задние колеса забуксовали на скользком гравии. Она оказалась как раз на повороте. Лошадь ударилась грудью о бампер. Оставался один шанс из тысячи, что животное даст им возможность повернуть. Если же не удастся повернуть машину… Барни не хотел даже представлять, к чему это приведет.

Через секунду все было кончено. Лошадь рванулась прямо вперед. Барни развернул машину для поворота и ударил лошадь в бок. Он почувствовал неприятный крен, когда задние колеса потеряли опору, и отбросил девушку на дорогу. В ту же минуту и лошадь, и машину, и водителя стало сносить в ущелье.

За секунду до этого некий высокий молодой человек с каштановой бородой, стоя у поворота, внимательно прислушивался к приближающемуся топоту и шуму мотора. В его глазах таился испуг затравленного зверя. Мгновение он стоял в нерешительности, но как раз перед тем, как на дороге появились взбесившаяся лошадь и машина преследователя, свернул в сторону и спрятался под раскидистым кустом на склоне ущелья.

Когда Барни столкнул девушку с подножки машины, та упала на дорогу, несколько раз перевернулась, но сразу же поднялась на ноги, нисколько не пострадав, если не считать нескольких царапин. Когда она взглянула на своего спасителя, в ее карих глазах светилось огромное облегчение.

— Вы живы? — спросила она по-немецки. — Это просто чудо!

— Даже ни единого синяка, — заверил ее Барни. — А вы? Должно быть, вы сильно ударились.

— Ни чуточки, — ответила она. — Без вас я вообще лежала бы мертвой или страшно искалеченной на дне этого кошмарного ущелья. Ужас! — Она пожала плечами и содрогнулась. — Но вы-то как легко отделались? Даже сейчас не могу поверить, что такое возможно.

— Да я и сам не знаю, — вздохнул Барни, карабкаясь через насыпь на обочине. — Никакой моей заслуги в этом нет, просто повезло. Я упал вот на этот куст.

Они стояли рядом и смотрели вниз, на дно ущелья, где, привалившись к дереву, кверху колесами лежала машина. Из-под ее искореженных останков виднелась голова лошади.

— Надо бы спуститься туда и добить лошадь из милосердия, — сказал Барни. — Если она еще жива.

— Я полагаю, что она погибла, — возразила девушка. — Она не шевелится.

Тут от машины поднялось небольшое облачко дыма, потом взвился язык желтого пламени. Но Барни уже начал спускаться к лошади.

— Пожалуйста, не ходите туда, — попросила девушка. — Я уверена, что лошадь мертва, а вот вам спускаться опасно — в любую минуту может взорваться бензобак.

Барни остановился.

— Да, лошадь мертва, — произнес он. — Но в машине остались все мои личные вещи, а кроме того, ружья, шестизарядные пистолеты и боеприпасы. А я слышал, что здесь, в горах, бродят разбойники, — с досадой добавил он.

— Преувеличение, — рассмеялась девушка. — Я родилась в Луте и живу здесь все время, кроме нескольких месяцев в году. Но, хотя я много разъезжаю, мне ни разу не доводилось встретить ни одного разбойника. Так что опасаться нечего.

Барни быстро взглянул на нее, потом усмехнулся. Он опасался совсем иного — того, что не встретит разбойников, ибо мистер Бернард Кастер-младший был молод и душу его переполняла романтика и жажда приключений.

— А почему вы улыбаетесь? — спросила девушка.

— Думаю над нашей дилеммой, — ушел от ответа Барни, — Вы молчите, обдумывая ситуацию?

Теперь улыбнулась девушка.

— Чрезвычайно неловкое положение, — сказала она. — Мы лишены средств передвижения, одни в горах, далеко от дома, и при этом даже не знаем имен друг друга.

— Прошу прощения! — воскликнул Барни и поклонился. — Позвольте представиться. Я… — И в этот миг к духу романтики и приключений добавился третий элемент — дух авантюризма или иная чертовщина. — Я — безумный король Луты.

2

НАД ПРОПАСТЬЮ

Реакция девушки на его слова была совершенно неожиданной для Барни. Американка в этой ситуации рассмеялась бы, понимая, что он шутит. Но эта девушка не рассмеялась, а вдруг побледнела и прижала руки к груди. Ее карие глаза впились в лицо юноши.

— Леопольд! — сдавленно воскликнула она. — О, Ваше Величество, я благодарю Бога за то, что вы свободны и в добром здравии! — Не успел Барни и слова сказать, как девушка схватила его руку и прижала ее к губам.

Ну и дела! Барни мысленно обругал себя. Что за идиотизм, кто толкнул его на это дурачество, как он мог произнести такое! Что ему сделать, чтобы взять свои слова обратно и не обидеть эту прекрасную девушку, которая только что поцеловала ему руку? Теперь она никогда его не простит — Барни не сомневался в этом.

Оставалось одно: чистосердечно во всем признаться. Барни удалось, путаясь в словах, объяснить, почему он так поступил, но когда он закончил, то заметил, что девушка улыбается ему всепрощающей улыбкой.

— Пусть будет мистер Бернард Кастер, если вам так угодно, — проговорила она. — Однако Ваше Величество не должны опасаться Эммы фон дер Танн. Я никогда не выдам вашу тайну, и залог этого — мое имя.

Она ожидала увидеть на лице Барни выражение облегчения и удовольствия, ибо имя ее отца должно было произвести именно такое впечатление на Леопольда Лутского. Но, поскольку Барни вел себя так, будто никогда прежде не слышал этого имени, она вздохнула и опечалилась. «Возможно, он сомневается во мне, — подумала она. — Или… или его разум по-прежнему затуманен болезнью?»

2
{"b":"3365","o":1}