ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я бы хотел, чтобы вы простили мне мои глупые слова, забыли об этом и позволили сопровождать вас до конца путешествия.

— Куда же вы направлялись, когда я стала причиной аварии вашего механического экипажа?

— В Старый лес, — ответил Барни.

Теперь девушка уже не сомневалась, что имеет дело с безумным королем Луты, но не испытывала ни малейшего страха, поскольку ее отец всегда отвергал мысль, что Леопольд сумасшедший. По какой иной причине Леопольд мог стремиться в Старый лес, кроме как для того, чтобы найти прибежище в замке ее отца на берегу реки Танн, на краю леса?

— Я держу путь как раз туда, — ответила Эмма. — Если вы хотите добраться туда быстро и без нежелательных встреч, я проведу вас кратчайшей дорогой через горы. Отец показал мне ее много лет назад. Раз или два эта тропа выходит на основную дорогу, но в основном проходит через чащу леса, в которой могла бы спрятаться целая армия.

— А не лучше ли выйти к ближайшему городу, где я мог бы нанять транспорт и отвезти вас домой? — предложил Барни

— Нет, это опасно, — возразила девушка. — Питер Бленц разослал войска по всей стране для поимки короля.

Барни в отчаянии покачал головой.

— Пожалуйста, поверьте, что я — простой американец, — попросил он.

Со ствола ближайшего дерева на них смотрело объявление. Эмма фон дер Танн указала на фотографию:

— «Серые глаза, темно-русые волосы, густая каштановая борода», — прочитала она. — Все сходится. Неважно, кем вы себя называете, но в любом случае, пока вы не найдете надежного брадобрея, вам стоит держаться подальше от больших дорог Луты.

— Но я не могу сбрить бороду до пятого ноября, — возразил Барни.

Девушка снова быстро глянула в глаза молодому человеку, и у нее опять возникло прежнее подозрение: все ли у него в порядке с головой?

— В таком случае давайте пойдем в замок моего отца по самой безопасной дороге, — попросила она. — Он решит, что будет для вас наилучшим вариантом.

— Но он не заставит меня сбрить бороду, — уперся Барни.

— Почему вы так печетесь о своей бороде? — удивилась девушка.

— Это вопрос моей чести, — ответил он. — У меня был выбор: либо шесть месяцев носить на голове зеленую корзинку для бумаг с отделкой из красных роз, либо ходить с бородой в течение года. Если же я сбрею бороду до пятого ноября, то лишусь своей чести перед всеми — или же мне придется носить зеленую шляпку. Конечно, борода — неважное украшение, но шляпка — это вообще немыслимо!

Теперь Эмма фон дер Танн убедилась, что бедняга действительно тронулся умом. Правда, никаких признаков агрессивности Барни она не замечала, но кто знает, когда и как такая агрессия может проявиться? Тем не менее он был для нее Леопольдом, королем Луты, и замок ее отца оставался верным ему и его предкам вот уже триста лет. Если понадобится, Эмма была готова пожертвовать жизнью ради спасения короля, и сейчас решила сделать все от неб зависящее, чтобы предотвратить повторное пленение Леопольда и довести его до замка отца.

— Пойдемте, не будем терять время, — предложила она. — Путь неблизкий. Едва ли мы выйдем к замку засветло.

— Я готов сделать все, что вы пожелаете, — ответил Барни. — Но я никогда не прощу себе, если вы проделаете пешком весь тот долгий и утомительный путь, который нам предстоит. Я предпочел бы добраться до ближайшей деревни и нанять повозку.

Эмме доводилось слышать, что с умалишенными помогает справляться юмор, поэтому она решила прибегнуть к этому средству и сейчас.

— Причина, по которой я против посещения деревни, в том, что там вас непременно схватят и сбреют бороду.

Барни начал смеяться, но, заметив серьезный взгляд девушки, сразу осекся. Потом вспомнил, с каким упорством она называла его королем, и ему неожиданно пришла в голову простая мысль. Как только он раньше не догадался!

— И верно, — согласился он. — Лучше сделать так, как вы говорите, — Барни решил, что лучше всего вести себя с ней в шутливой манере: он слышал, что именно так общаются с душевнобольными. — А где расположен э-э-э санаторий?

— Что-что? — переспросила Эмма. — Здесь нет никакого санатория, Ваше Величество. Может быть, вы имеете в виду замок Бленц?

— А психиатрической лечебницы здесь нет поблизости?

— Насколько я знаю, нет, Ваше Величество.

Некоторое время они шли молча, и каждый думал, какой шаг предпримет спутник. В конце концов Барни выстроил план: попытаться определить, где находится лечебница, из которой сбежала девушка, и по возможности мягко и ласково вернуть ее в больницу. Никуда не годится, чтобы она, такая молодая и красивая, бродила по лесам и горам без сопровождающих. Как больничное начальство могло допустить, чтобы она в одиночку отправилась на верховую прогулку!

— Откуда вы сегодня выехали? — неожиданно выпалил Барни.

— Из Танна.

— И сейчас мы туда и направляемся?

— Да, Ваше Величество.

Барни облегченно вздохнул. Тем временем дорога стала трудной, и молодой человек подал девушке руку, чтобы помочь двигаться дальше. По дну ущелья протекал небольшой ручеек.

— Здесь было поваленное дерево поперек ручья… — растерянно сказала Эмма. — А теперь его нет. Как же мне перебраться на ту сторону, хотела бы я знать?

— Если вы не перестанете обращаться ко мне «Ваше Величество», я и в самом деле поверю, что я король, — пошутил Барни. — А коли я король, то мне не пристало переносить девушку на руках через ручей. Наверное, это будет нарушением этикета, хотя откуда мне знать придворные церемонии?

— Я полагаю, что это вполне допустимо, — ответила Эмма. Ей непросто было постоянно помнить, что этот красивый, улыбающийся молодой человек — опасный маньяк, и совсем легко верить, что он был королем. Он выглядел именно таким, каким она представляла его себе. Эмма знавала его еще мальчиком. К тому же в отцовском замке было множество картин и фотографий предков Леопольда. Эмма находила много общего между старинными портретами и чертами этого молодого человека.

Ручей был довольно узким, и девушке показалось, что молодой человек несет ее на руках дольше, чем требовалось. Хотя она была вынуждена признаться, что чувствует себя гораздо уютнее в крепких руках Барни.

— Эй, что вы делаете? — возмущенно воскликнула Эмма. — Вы идете не поперек ручья, а вдоль него!

Молодой человек покраснел, потом весело взглянул на нее.

— Я ищу удобное место для приземления, — сказал он.

Эмма фон дер Танн не знала — то ли бояться его, то ли радоваться. Когда ее взгляд встретился с его чистыми серыми глазами, она не поверила, что в них может таиться безумие. Она все чаще забывала, что перед ней умалишенный. Вот он ступил на низкий травяной берег и опустил девушку на землю.

— Вы очень сильный человек, Ваше Величество, — выдохнула девушка. — Я не предполагала, что вы сохраните физические силы после стольких лет заточения.

— Да, — сказал он, понимая, что должен продолжать говорить с ней несерьезно. Ему было трудно поверить, что эта очаровательная девушка психически больна. — Минутку, так за что я попал в тюрьму? Никак не могу припомнить. В Небраске за кражу лошадей сразу вешают, так что полагаю, ничего подобного я не совершал. А вы случайно не знаете?

— Когда умер наш король, ваш отец, вам было тринадцать лет, — объяснила девушка, надеясь пробудить его спящий разум. — Потом ваш дядя, принц Питер Бленц, всенародно объявил, что смерть вашего отца настолько потрясла вас, что лишила разума. Он запер вас в башне замка Бленц, где и продержал десять лет, а сам в это время был регентом. А теперь мой отец говорит, что это был заговор с целью лишить вас жизни и захватить королевский престол. Но я полагала, что вы узнали об этом, потому и сбежали!

— Этот человек, Питер, такая важная фигура в Луте?

— Ему подчиняется армия.

— Так вы действительно уверены, что я и есть безумный король Леопольд?

— Вы — король, — убежденно ответила Эмма.

— Вы очень смелая юная леди, — серьезно сказал Барни. — Если бы все подданные короля были столь же преданными ему и столь же смелыми, ему не пришлось бы десять лет томиться в заточении.

3
{"b":"3365","o":1}