ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Эмма ударила его плетью по голове и лицу. Всадник прижался к шее лошади, схватил девушку за руку и свалил на землю. Однако почти в тот же миг из-за дерева выскочил какой-то неухоженный лохматый человек и одним ударом сбил всадника с ног, да так, что тот лишился сознания.

7

БАРНИ ПРИХОДИТ НА ПОМОЩЬ

Когда Барни Кастер мчался по австрийской дороге к линии фронта и границе с Лутой, его охватила воодушевление, которого он не испытывал уже несколько последних дней. Он впервые почувствовал реальную надежду на то, что сумеет выйти сухим из воды, в какую бы мерзкую ситуацию ни попал. Переезжая через небольшой мостик, попавшийся на дороге, он даже начал насвистывать песенку.

Пока ему не попадалось никаких вооруженных людей, которые могли бы его встревожить. Барни был сильно голоден и особенно отчетливо понял это, когда вдруг ощутил запах еды. Он подъехал к одинокой гостинице, помылся, привел себя в порядок и впервые за два дня спустился поесть. Ел он с таким упоением, что почти забыл об опасностях, через которые прошел, а также о тех, которые поджидали его впереди. От хозяина гостиницы он узнал, что линия фронта в трех милях к югу от ручья.

Всего три мили до Луты! А вдруг… а вдруг там за его голову назначена награда? Но это был его дом, место, где родилась его мать, и Барни любил эту страну. Он обязан был проникнуть туда, сообщить то, что узнал, старому принцу фон дер Танну — и тем еще раз спасти короля, который в прошлый раз проявил такую черную неблагодарность.

Ради Леопольда Барни Кастер и пальцем бы не пошевелил. Но король страны олицетворял жизнь и чувства всех лутанцев, и особенно рода фон дер Таннов. Он много значил для стройной молодой женщины и для старого честного вояки с львиной гривой на голове — а Барни очень любил их обоих. А может быть, он делал все это еще и потому, что унаследовал от матери королевскую кровь этой земли…

Барни съел все до последнего кусочка, заплатил за обед, сел в угнанный автомобиль и продолжил путь в сторону Луты. Оставаться здесь дольше было невозможно, и он знал это, а необходимость передать принцу Людвигу важные новости давала возможность снова увидеть принцессу Эмму. Ради этого стоило рисковать жизнью! А потом он отправится в Сербию с новой аккредитацией, которую принц фон дер Танн несомненно выпишет ему взамен документов, конфискованных австрийцами.

На границе Барни притормозил офицер-таможенник, но, увидев военную машину и австрийскую форму, только махнул рукой: мол, проезжай дальше! Барни ожидал, что по ту сторону границы его ждут осложнения с лутскими таможенниками, — но, на удивление, его вообще никто не остановил.

Наконец-то Барни оказался в Луте. Уже к полудню следующего дня он должен быть в доме фон дер Таннов. Для того чтобы добраться до Старого леса по самой удобной дороге, ему полагалось немного взять на юго-восток, проехать через Тафельберг и выйти на трассу между этим городком и Луштадтом.

Желание остановиться на несколько минут в Тафельберге было очень сильно — он хотел навестить своего старого друга, герра Крамера. Но страх, что его могут опознать и другие люди, вынудил Барни проехать мимо городка. Он миновал знакомую улицу, не задерживаясь, только сбавив скорость до пятидесяти миль в час, и помчался на юг по извилистой горной дороге. По пути ему попадались местные жители, спешащие покинуть район боевых действий, которые с удивлением глядели на несущийся автомобиль.

На полпути между Тафельбергом и развилкой, где Барни должен был повернуть на запад, к поместью Танн, имелся S-образный поворот, где соединялись подножия двух небольших холмов. Там дорога сужалась, и даже пятнадцать миль в час были рискованной скоростью. Далее по обе стороны дороги шли открытые поля.

Барни сделал аккуратный поворот и вышел на нижнюю петлю буквы S, когда увидел на дороге полдюжины австрийских пехотинцев. Рядом с солдатами стоял офицер и о чем-то разговаривал с сержантом. Повернуть назад на узкой дороге Барни не мог. Он мог только ехать дальше и довериться своей форме и военному автомобилю. Еще до того, как он подъехал к группе солдат, ему открылся вид на поля справа и слева. Там имелись все признаки военных позиций: палатки, фургоны, военные грузовики и артиллерия. Что бы это значило? Что австрийская армия делает в Луте?

Офицер уже заметил Барни. Конечно, это был аванпост — хоть и неудачно расположенный, он вполне служил стратегическим целям. У Барни была надежда на то, что он проскочит это препятствие — он уже проходил через подразделения австрийской армии, может быть, ему и теперь повезет? Барни медленно подъехал ближе, хотя безумно хотел прорываться на полной скорости.

Офицер вышел вперед, словно желал остановить машину. Барни сделал вид, что возится с каким-то рычагом внизу и не видит офицера, который сейчас находился как раз перед машиной. Он что-то крикнул водителю. Барни быстро выпрямился и отдал честь, но не остановился.

— Halt! [2] — крикнул офицер.

Барни указал на дорогу, по которой ехал.

— Halt! — повторил офицер, подбегая к машине.

Американец взглянул вперед. В двухстах ярдах впереди был еще один блокпост, но солдат там он не увидел. Тогда Барни повернулся и выдал залп ругательств, продолжая показывать на дорогу. Он надеялся сбить с толку офицера и тем выиграть несколько секунд, нужных, чтобы доехать до последнего поста. Если солдаты увидят, что его не остановил первый пост, то, несомненно, пропустят его и дальше. Барни видел, что за ним наблюдают, но уже миновал офицера, и играть дальше не было необходимости. Он прибавил газу, машина дернулась вперед. За спиной Барни услышал окрик офицера и команду. Ему не пришлось размышлять, что это была за команда, ибо почти сразу же прогремел выстрел. Над его головой просвистела пуля, потом еще и еще одна.

Барни вдавил педаль газа в пол. Машина ответила как надо -двигатель не чихал и не захлебывался, а круто прибавил обороты, и машина полетела вперед как на крыльях. Пули свистели вокруг Барни.

Следующий блокпост стоял как раз на середине дороги. Там было трое солдат, и они целились в Барни спокойно, как на учебных стрельбах. Решив, что они вряд ли промахнутся, американец резко и неожиданно бросил машину с одной стороны дороги на другую. На той скорости, с которой он шел, это был весьма рискованный маневр.

Три винтовки выстрелили одновременно. Ветровое стекло разлетелось вдребезги, осколки осыпали Барни, один из них оцарапал ему ухо. В переднем левом крыле машины появилось рваное отверстие.

— Паршиво стреляете, ребята, — прокомментировал Барни Кастер из Беатрис.

Солдаты все еще стояли на середине дороги и стреляли в машину, метавшуюся из стороны в сторону. Теперь она мчалась прямо на них. Барни нажал на гудок, но солдаты, будто не слыша сигнала, продолжали поливать машину свинцом. Лишь в последний момент они попытались отскочить — но было уже поздно. На скорости более шестидесяти миль в час огромный стальной зверь сбил солдат. Один из них попал под колеса, двоих других подкинуло в воздух ударом бампера. Из-за тела под колесами машину развернуло на дороге, и только крепкие нервы и сильные руки водителя удержали грузовик от падения в кювет.

Барни Кастер никогда не был так близок к смерти — даже когда стоял у стенки в Бургове перед расстрельной командой. Его не била дрожь, когда он видел нацеленные на него винтовки, он даже улыбался в этот момент. Но сейчас, когда его машина завертелась на самой середине дороги, Барни почувствовал себя слетевшим с дерева листом. Тошнота подступила к его горлу, когда мощная, но бесчувственная машина, словно пьяная лошадь, рванулась к кювету навстречу разрушению и гибели.

Несколько минут он шел на одной и той же скорости, но, бросив взгляд в боковое зеркальце, увидел, что от блокпоста отъехали два автомобиля и бросились в погоню за ним.

— Веселая гонка вам предстоит, — усмехнулся Барни и прибавил газу, снова взяв под контроль свои нервы.

вернуться

2

Стоять! (Нем.)

38
{"b":"3365","o":1}