ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Шум позади заставил Барни обернуться. Он увидел еще одного солдата с карабином в руках. Увидев беглянку с каким-то мужчиной, он поднял оружие и прицелился, но когда американец повернулся к нему, у солдата широко раскрылись глаза и отвисла челюсть. Барни сразу понял, что этот парень тоже принял его за короля. Внезапно между ними возник еще один человек и крикнул Менку:

— С ней король!

— Ерунда, — ответил тот. — Если с ней мужчина и он не сдается — стреляй в него!

После этих слов Барни и девушка бросились бежать. За их спинами раздался окрик:

— Стойте! Стойте, или я стреляю!

Впереди Барни увидел реку. Он был уверен, что их схватят, если они не успеют перебраться через нее. На том берегу стоял густой лес. Преследователь ломился за ними сквозь кусты. Он увидел их в тот момент, когда они подошли к берегу, и снова прицелился. Барни отбросил девушку за куст, повернулся и выстрелил столь быстро, что человек с карабином не успел пригнуться. С громким криком он выронил оружие, сделал неверный шаг вперед и рухнул во весь рост лицом вниз. Барни поднял принцессу на руки и бросился в воду. Девушка держала его карабин, пока Барни с трудом пробирался по каменистому дну. Река быстро углублялась, казалось, что до другого берега бесконечно далеко, а погоня уже совсем рядом.

При иных обстоятельствах Барни желал бы этой речке быть широкой, как Миссисипи, ибо только в таких условиях ему было позволено держать на руках принцессу Эмму. Два года назад она сказала ему, что любит его, но в то же время дала понять, что их роман обречен. Да, она могла отказаться выходить замуж за короля, но соединиться с другим, пока жив Леопольд, она тоже не могла — если только Леопольд не откажется от старинной помолвки и не даст ей разрешения на брак с кем-то еще. Однако для любого, кто знал Леопольда, это было совершенно непредставимо даже в далеком будущем — он любил Эмму фон дер Танн и ненавидел Барни Кастера ревнивой, почти фанатичной ненавистью.

Даже то, что принцесса Эмма фон дер Танн вышла бы за него замуж, будь она свободна выбирать, было не совсем понятно для Барни Кастера. Он знал кое-что о традициях этой благородной дворянской семьи. Кастовая гордость и обожествление крови жестко регламентировали их образ жизни и вообще весь порядок вещей. Эта девушка только что сказала, что честь их семьи более драгоценна, чем жизнь одного из фон дер Таннов. В таком случае она уж наверняка драгоценнее, чем ее личное маленькое счастье.

Барни Кастер вздохнул и зашагал дальше по глубокой воде. А что, если он прижмет ее к себе чуть сильнее, чем необходимо? Разве можно винить его за это в таких обстоятельствах?

Лицо девушки, которую он переносил, отнюдь не выражало недовольства, когда она смотрела на крепкие мышцы Барни. Но вот она перевела взгляд на лесистый берег позади. Там появился какой-то человек, окликнувший их громко и с угрозой.

Барни удвоил свои и без того немалые усилия, чтобы поскорее добраться до берега. Сейчас он был как раз на середине реки, вода поднялась ему до пояса. Девушка увидела Менка и еще одного солдата, укрывшегося под кустом на берегу. Взбешенный Менк погрозил кулаком и еще раз потребовал остановиться, потом отдал приказ своему солдату. Тот поднял карабин и выстрелил в убегающую пару.

Пуля чиркнула по воде совсем рядом с Барни. Тогда девушка подняла оружие, прицелилась в группу на берегу и нажала на курок. Один из преследователей упал. Принцесса выстрелила еще раз, и еще, и еще. Она испытала удовлетворение, когда увидела, что Менк и последний из преследователей отскочили в безопасное место в чаще леса.

— Трусы! — проговорил Барни. — А ведь в вас могли попасть, ваша светлость.

Девушка ответила, только перестав стрелять.

— Капитан Менк — известный трус, — сказала она. — Сейчас он вместе с одним солдатом прячется за стволами, а второго я подстрелила.

— Подстрелили? — с энтузиазмом переспросил Барни.

— Да. Вот так взяла и застрелила человека. Меня часто интересовало, какое ощущение бывает при этом. Я должна бы чувствовать себя ужасно, но ничего ужасного не испытываю — ведь они пытались вас убить, мало того, стреляли в спину беззащитному. Нет, если я о чем и сожалею, то лишь о том, что это был не капитан Менк.

Вскоре Барни добрался до берега и помог девушке опуститься на землю. Когда они выходили из воды, с того берега донеслись еще два выстрела, но они не причинили вреда. Барни взял карабин и дал ответный выстрел. Потом они удалились в лесную чащу.

Остальную часть дня они шли в направлении Луштадта. Они не стали выходить на дорогу, потому что находились еще слишком близко от замка Бленц. Единственной надеждой для них была защита людей принца фон дер Танна — если только их не перехватят приспешники короля. На закате они вышли на окраину какого-то городка и спрятались до наступления темноты. Барни решил пойти в город и нанять лошадей.

Американец был в восторге от смелости и выносливости девушки. Он всегда думал, что всякую принцессу бережно охраняют от всех превратностей судьбы, от излишней усталости и лишений, а потому малейшие трудности окажутся губительными для нее. Но едва ли простая крестьянка с такой храбростью и достоинством смогла бы выдержать все смертельно опасные ситуации, через которые прошла принцесса Эмма за этот тяжелый день.

Наконец спустилась тьма, и они вошли в город. Стараясь держаться в тени, они приблизились к местному жителю и спросили, далеко ли до ближайшей харчевни, где они могли бы освежиться и привести себя в порядок. Человек подозрительно оглядел их.

— Есть одна харчевня тут неподалеку, — показал он на главную улицу. — Там вы сможете поесть. Только почему приличные на вид люди предпочитают харчевню и не идут в солидную гостиницу? Если вы опасаетесь идти туда, значит, у вас есть причина. Боитесь, что вас опознают? — Он замолчал, будто ему в голову пришла неожиданная идея, а потом возбужденно воскликнул: — Знаете что, пойду-ка я присмотрю место для вас. Подождите меня здесь, — и со всех ног бросился к харчевне.

— Не нравится мне, как он на нас смотрел, — заметил Барни, когда человек ушел. — Уверен, что он побежал доносить на нас. Лучше поскорее убраться отсюда, пока он не вернулся.

Барни и Эмма быстро свернули на боковую улочку и оказались далеко от харчевни. Не успели они пройти и квартала, как услышали за спиной голоса и топот копыт. Барни взял принцессу за руку и отвел к живой изгороди, отделявшей улицу от частного владения. В ее тени они укрывались, пока люди с лошадьми не прошли мимо них. Возможно, они вовсе не гнались за этой парой, но Барни и Эмма по-прежнему были недалеко от замка Бленц, а потому не пренебрегали мерами предосторожности. Прежде чем люди приблизились к месту, где пряталась наша пара, с ними поравнялся автомобиль. Барни удалось услышать обрывок их разговора.

— Вернитесь назад и обыщите улицу за харчевней — они могли обойти ее сзади, — сказал человек в автомобиле. — Мы пойдем по этой дороге, а потом свернем на большое шоссе на Луштадт. Если вы их не найдете, возвращайтесь на дорогу к замку Танн.

Принцесса была так возбуждена услышанным, что не заметила, что Барни Кастер по-прежнему держит ее за руку. Сейчас он сжал ее ладонь.

— Голос Менка, — прошептал он. — Черт, теперь они заблокируют все дороги…

Барни помолчал, обдумывая дальнейшие действия. Поисковая группа прошла мимо, но шум машины Менка все еще слышался.

— Подъездная дорожка, — пробормотал Барни. — А у людей, которые имеют подъездные дорожки к своим участкам, обычно есть на чем подъезжать. Так что на другом ее конце с высокой вероятностью есть транспортное средство. Пойдем посмотрим; уместятся ли в нем двое.

Держась в тени изгороди, они осторожно дошли до дальнего конца помянутой дорожки и увидели какое-то строение.

— Гараж? — прошептал Барни.

— Или сарай, — предположила принцесса.

— В обоих случаях там должно стоять то, что способно двигаться, — заключил американец. — Будем надеяться, что оно может передвигаться быстро, как… как ветер.

40
{"b":"3365","o":1}