ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— И увезти двоих, — добавила Эмма.

— Ждите здесь, — велел Барни. — Если меня поймают, бегите. Что бы ни случилось, вас не должны схватить.

Принцесса прижалась к изгороди, а Барни приблизился к строению, которое оказалось частным гаражом. Его двери были заперты, как и три окна. Барни обошел гараж, держась в тени. Вот и окно. Барни попытался поддеть защелку лезвием перочинного ножа, но она не поддавалась, и кончилось тем, что американец сломал кончик ножа. Секунду он стоял перед упрямым окном, не решаясь разбить стекло из опасения разбудить хозяев. А потом ему вспомнилась сцена, увиденная на Стейт-стрит в Чикаго несколько лет назад: целая толпа стояла перед витриной ювелирного магазина и осматривала аккуратное небольшое отверстие, которое вор проделал алмазом и, просунув через него руку, украл драгоценности на несколько сотен долларов. Но у Барни не было алмаза или бриллианта — такие вещи крайне редко водятся у тех, кто носит целлулоидные воротнички. А вот у женщин бриллианты бывают. И конечно же, они должны быть у принцессы Эммы. Он быстро вернулся к своей спутнице.

— У вас есть бриллиантовое кольцо? — шепотом спросил он.

— Боже мой! — воскликнула она, сдергивая с пальца названный предмет. — Вы делаете успехи.

— Благодарю, — сказал Барни. — Это для тренировки. Посмотрим, не окажется ли этот камешек куда более ценным, чем обещал его продавец, — и снова исчез в тени гаража.

Стоя на подоконнике, он быстро очертил окружность вокруг оконной защелки и аккуратным ударом выбил стекло, которое упало внутрь. Он постоял с минуту, прислушиваясь, не привлек ли этот шум внимание хозяев. Не услышав ничьих шагов, Барни просунул руку в отверстие и поднял раму. Через мгновение он был уже внутри гаража.

Перед ним в темноте стоял спортивный автомобиль «Родстер». Барни провел рукой по рычагам и педалям и облегченно вздохнул: знакомое управление стандартной модели. Дверцы машины открывались легко и бесшумно.

Выйдя наружу, он поторопился к девушке.

— Там стоит машина, — прошептал он. — Полезай в нее, чтобы мне не тормозить на выезде из гаража. Это безостановочный экспресс на Луштадт.

Он помог девушке забраться в машину и, стараясь производить как можно меньше шума, вывел машину на подъездную дорожку. В сотне ярдов слева, прикрытая переплетением деревьев и кустов, высилась громада жилого дома. Приглушенный свет струился сквозь опущенные шторы в нескольких окнах и был единственным признаком того, что дом обитаем — до тех пор, пока машина не выкатилась из гаража и не двинулась по дорожке. Тут дверь в доме отворилась, пустив в сад широкий поток света, в котором выделялся силуэт мужчины.

— Кто вы? Что вы здесь делаете? Вернитесь сейчас же! — разорвал тишину его голос. — Идите сюда, Фридрих, скорее! Кто-то угоняет автомобиль!

И кричавший со всех ног кинулся к подъездной дорожке. За ним бежал тот, кого назвали Фридрихом. Оба размахивали руками и так громко выкрикивали угрозы, что разбудили бы и мертвого.

Барни прибавил газу — теперь соблюдать тишину было бесполезно. Он повернул налево, на улицу в стороне от центра города. В этом направлении уехал автомобиль Менка, но после первого правого поворота Барни рассчитывал обогнать капитана. Через мгновение Фридрих и второй обитатель дома безнадежно отстали. Американец со вздохом облегчения повернул машину на первый перекресток.

Барни ехал с выключенными фарами по незнакомым местам, а рядом с ним был самый драгоценный для него груз. При иных обстоятельствах он, конечно, прибавил бы скорость, но сейчас ему не хотелось рисковать — дорога могла внезапно оборваться на краю ущелья, могла сузиться, закончиться на берегу озера или пруда. Барни стало не по себе, когда он представил себе последствия. Но ничего подобного не произошло. Улица шла прямо и выходила на проселочную дорогу, покрытую песком. На открытом месте Барни увеличил скорость, потому что в эту ночь, хоть и безлунную, видимость была достаточно хорошей.

Беглецы поздравили себя с превосходным разрешением проблемы. Теперь они мчались в Луштадт. Правда, впереди ехал Менк с партнером, но Барни и Эмма знали множество других объездных дорог и вполне могли уйти от любой погони.

Они уже чувствовали себя вне опасности, когда у них за спиной послышался топот лошадиных копыт. Барни прибавил газу. Машина рванулась вперед, но дорога была плохая, глубокая колея тормозила колеса, заметно снижая скорость. На протяжении мили они ехали не быстрее всадника, скачущего галопом, и отчетливо слышали крики преследователей. В зеркало заднего обзора принцесса Эмма сосчитала врагов — их было четверо. Наконец машина мало-помалу начала обгонять всадников.

— Думаю, мы все-таки оторвемся от них, — напряженно прошептала девушка. — Если б только вы могли ехать побыстрее, мистер Кастер, мы совсем обогнали бы их.

— В этом песке машина не способна ехать быстрее, — ответил Барни. — А впереди уклон. Нам лучше бы вырваться сейчас вперед, но они могут догнать нас прежде, чем мы доберемся до вершины холма.

Девушка внимательно вглядывалась в ночную тьму. Справа от дороги она увидела мрачные древние руины и вздохнула с облегчением.

— Теперь я знаю, где мы находимся, — воскликнула она. — Холм впереди нас — песчаный, дальше будет еще четверть мили песка, но потом мы выскочим на луштадтское шоссе. Если мы их обгоним, то их лошадям придется скакать со скоростью девяносто миль в час, чтобы поймать нас. Может эта машина ехать с такой скоростью?

— Мы будем в безопасности уже при сорока, — ответил Барни. — Но я согласен ехать и быстрее: чем дальше мы от Бленца, тем спокойнее я за вашу светлость.

Сзади прозвучал выстрел, пуля просвистела над их головами. Принцесса схватилась за карабин.

— Вы не против? — спросила она, поворачивая оружие дулом назад.

— Лучше не стоит, — отозвался Барни. — Они просто пытаются запугать нас, чтобы заставить сдаться. Пуля прошла слишком высоко — они не целились в нас, умышленно стреляли выше головы. Видимо, они рассчитывают на то, что мы начнем стрелять в ответ, и они смогут нас уничтожить как бы в порядке самообороны. Я сомневаюсь, что они всерьез намерены убить вашу светлость.

Девушка опустила карабин.

— Я стала такой кровожадной, — сказала она. — Но я в бешенстве оттого, что оказалась дичью, диким животным, на которое охотятся на моей родной земле, да еще по приказу моего короля. Подумать только, вы, посадивший его на трон и много раз рисковавший жизнью ради него, не находите защиты с его стороны — это же безумие! Ах, mem Gott, если бы я была мужчиной!

— А я благодарю Господа, что вы не мужчина, ваша светлость! — возбужденно ответил Барни.

Девушка положила руку на локоть Барни, державшего руль.

— Мне и вправду не обязательно быть мужчиной, — нежно произнесла она, — пока на свете есть такие мужчины, как вы, друг мой. Но как же я несчастна из-за того, что судьба связала меня с неблагодарным и недостойным трусом!

Они первыми вырвались на уклон. Двигатель надрывался от сверхъестественных усилий. Скрежеща и грохоча на второй передаче, машина взбиралась по липкому песку. Скорость ее была -как у садовой улитки. Всадники позади них быстро приближались. Тяжелое дыхание лошадей перекрывало рев автомобильного двигателя — так близко была погоня. Верхняя точка подъема была всего в нескольких ярдах впереди, преследователи же — в нескольких ярдах позади.

— Стой! — послышалось сзади, затем прозвучал новый выстрел.

Стук пули и взвизг рикошета предупредили беглецов, что враги за их спиной отчаялись — пуля ударила в заднее крыло машины. Уже не спрашивая разрешения, принцесса повернулась и, встав на одно колено, выстрелила в ближайшего всадника. Его лошадь споткнулась и упала на колени. Другой, скакавший сразу за ним, наскочил на нее, и получилась всеобщая свалка. Два оставшихся всадника выстрелили, принцесса ответила им. Тут машина наконец взобралась на вершину и с новой резвостью помчалась вниз, к хорошей дороге впереди. Теперь все преимущества были на стороне беглецов.

41
{"b":"3365","o":1}