ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— В чем дело? — мягко повторил король.

— Я только что получила сообщение, что принц Питер проигнорировал ваш приказ, сир, — ответила наконец девушка, — и мистер Кастер завтра будет расстрелян.

Глаза Барни округлились. «Как все скверно получается!» -подумал он.

Принцесса подошла и нервно вцепилась в его руку.

— Вы обещали, сир, что он не пострадает, дали мне свое королевское слово. Вы можете его спасти, ведь вам подчиняется вся армия Луты. Не забудьте, что однажды он спас вас!

Мольба в голосе принцессы и печаль в ее глазах заставили сжаться сердце Барни. Необходимость по-прежнему скрывать свою личность ради спасения короля в общем-то уже отпала, однако американец намеревался довести обман до конца. Он тщательно обдумал ситуацию, но не смог найти достаточных аргументов в пользу того, что Эмма фон дер Танн будет счастливее, узнав, что ее будущий муж не имел никакого отношения к победе лутской армии. Уж если она обречена всю жизнь быть рядом с Леопольдом, почему бы ей не утешаться тем, что ее муж однажды победил в битве за Луштадт? Зачем лишать ее этой иллюзии?

Но теперь, оставшись наедине с принцессой Эммой и видя, как она страдает, Барни изменил свое решение. Как большинство волевых и мужественных людей, он был очень снисходителен к женской слабости. Слезы на глазах принцессы стали для него последней соломинкой.

— Ваша светлость, — проговорил он, — не страдайте так из-за американца. Он не стоит ваших слез, поскольку обманул вас -он не в Бленце.

Девушка отдернула руку и поднялась.

— Что вы имеете в виду, сир? — воскликнула она. — Мистер Кастер никогда не обманул бы меня без крайней необходимости. И если он не в Бленце, то где же он?

Барни наклонил голову и уставился в пол.

— Он здесь и просит у вас прощения, — выговорил он.

На лице принцессы появилось озадаченное выражение. Она внимательно посмотрела на собеседника. Нет, она решительно ничего не понимала!

Тогда Барни снял с мизинца кольцо с бриллиантом и положил в ладонь девушки.

— Вы дали мне этот алмаз, чтобы прорезать отверстие в окне гаража, откуда мы угнали автомобиль, — сказал Барни. — А я забыл возвратить кольцо. Теперь вы поняли, кто я?

Эмма фон дер Танн не верила своим глазам, но потом стала вспоминать все, что говорил и делал этот человек с тех пор, как они сбежали из Бленца. Все это было столь непохоже на того короля, которого она знала…

— С какого момента вы прикидываетесь королем? — спросила принцесса.

Барни рассказал, что обменялся одеждой с королем в апартаментах Бленца аккурат перед тем, как ее привели туда.

— А Леопольд сейчас там? — спросила она.

— Там, — ответил Барни. — Это его должны расстрелять сегодня утром.

— Mein Gott! — воскликнула девушка. — Что же нам делать?!

— Только одно, — решил американец. — Бутцову и мне надо срочно скакать в Бленц и спасать короля.

— А что потом?

— А потом Барни Кастер снова удалится за границу, — ответил он с грустной улыбкой.

Эмма фон дер Танн прильнула к Барни и положила руки ему на плечи.

— Я не могу расстаться с тобой, — тихо сказала она. — Я пыталась быть верной Леопольду и выполнить обещание, которое мой отец дал старому королю в мои детские годы. Но с тех пор, как мне сообщили о твоем предстоящем расстреле, я тысячу раз пожалела, что не поехала с тобой в Америку два года назад. Возьми меня с собой, Барни. Для спасения короля хватит и одного Бутцова с его солдатами. А до его возвращения мы можем вполне безопасно пересечь сербскую границу.

Американец покачал головой.

— Я заварил эту кашу с королем, я и должен спасать его. Возможно, он заслуживает расстрела. Но именно я должен предотвратить это, если смогу. И еще нужно считаться с мнением твоего отца. Если Бутцов один приедет в Бленц спасать короля, то возможны сложности с его возвращением в Луштадт, когда станет известно, кто есть кто на самом деле. А в моем присутствии превращение произойдет незаметно. Даже Бутцову незачем знать, что произошло на самом деле. Пойми, «если народ узнает, что сражение за Луштадт выиграл не Леопольд, начнется такой скандал, что твой отец лишится доверия, а королевский трон полетит к чертям. Нет, я должен оставаться в Луте, пока Леопольд не вернется в столицу. Но у нас есть надежда. Возможно, мне удастся выбить из Леопольда согласие на наш брак. Я без колебаний применю угрозы, чтобы заставить его, но, надеюсь, происходящее и без моей помощи так его перепугает, что он согласится на любые условия, лишь бы спастись из замка Бленц. Если он даст мне такой документ, Эмма, будешь ли ты моей женой?

Наверное, такого странного предложения, как это, никогда не бывало на свете. Но ни ей, ни ему оно не показалось странным. Они любили друг друга уже два года и знали это. Помолвка девушки с королем помешала их признанию в любви. Теперь же они лишь констатировали то, что было фактом на протяжении двух лет.

— Конечно же, я обвенчаюсь с тобой, — ответила принцесса. — Иначе зачем бы я просила тебя забрать меня в Америку?

Когда Барни Кастер обнял девушку, он был самым счастливым человеком на свете. Принцесса Эмма фон дер Танн тоже была чрезвычайно счастлива.

12

ЛЕОПОЛЬД ОЖИДАЕТ РАССВЕТА

После того как американец втолкнул Леопольда в тюремную камеру, король подождал несколько минут, ожидая следующей команды от Барни. Не услышав других приказаний, Леопольд отважился спросить американца, что он намерен делать с ним дальше. Ответа не последовало. Король подождал еще некоторое время, потом сорвал с глаз повязку и огляделся. Кроме него, в комнате никого не было. Леопольд мгновенно узнал это место: именно здесь он провел десять лет заключения. По его спине пробежал холодок.

Что случилось с американцем? Леопольд подошел к двери и прислушался. Услышав разговор двух солдат охраны, он окликнул их.

— Чего надо? — грубо спросил часовой через запертую дверь.

— Мне нужен принц Питер! — крикнул в ответ король. -Немедленно пошлите за ним!

Солдаты рассмеялись.

— Ему нужен принц Питер! — веселились они. — А король тебе не нужен?

— Я и есть король! — взвизгнул Леопольд. — Я — король! Откройте дверь, свиньи, или вам очень плохо придется! Вас обоих расстреляют утром, если вы не откроете дверь и не позовете принца Питера!

— Ха-ха! — отозвался часовой. — Если я ее открою, тогда уж точно расстреляют всех троих!

Леопольд побледнел. До сих пор он не видел связи между приговором американца и своими злоключениями, но теперь ему стало совершенно ясно, что его ждет, если до наступления рассвета он не сумеет никого убедить, что он — не американец. Питер так рано не просыпается, и если ему, Леопольду, повезет не больше, чем с этими караульными, то вполне возможно, что его выведут на расстрел до того, как его личность будет установлена. Как бы это ни противоречило здравому смыслу, его судьба была предопределена. Колени Леопольда вдруг стали ватными. Ему пришлось опереться о стену, чтобы не упасть.

Он снова обратился к караульным. На этот раз он уже не требовал, а просил, умолял их передать принцу Питеру сообщение, что произошла ужасная ошибка и в заключении сидит король, а не американец. Но солдаты только посмеялись над ним и пригрозили, что войдут к нему и хорошенько побьют, если он не прекратит свои дурацкие россказни.

Когда на рассвете в его камеру вошел офицер, он увидел, что заключенный очень бледен и трясется, как осиновый лист. На его лице были слезы от предстоящего ужаса. Он упал на колени перед офицером и начал умолять его передать Питеру Бленцу, что он на самом деле король. Офицер брезгливо отшатнулся от него.

— По вашему поведению я вполне готов поверить, что вы — Леопольд, — ответил офицер. — Ваше поведение перед лицом опасности совсем не похоже на американца — он имеет репутацию храброго человека. Я бы не хотел, чтобы те, кто уважает вас, увидели ваше столь неподобающее состояние.

— Но я же не американец! — умолял король. — Говорю вам, что он явился ко мне в апартаменты вчера вечером, заставил обменяться с ним одеждой, а потом привел сюда.

49
{"b":"3365","o":1}