ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сонные караульные нехотя встали, взяли в руки оружие и выстроились в ряд. Король поднял руку, отвечая на приветствие.

— Быстро и тихо седлайте лошадей, — велел он. — Мы поедем в Луштадт этой ночью.

— Дополнительную лошадь для герра Кастера? — спросил начальник караула.

Король отрицательно покачал головой.

— Этот человек умер от ран час назад, — ответил он. — Пока вы занимаетесь лошадьми, я распоряжусь о его похоронах. Поторопитесь!

Унтер вывел солдат из караульной комнаты к конюшне. Человек в королевском одеянии нажал кнопку звонка, вызвав слугу, и нетерпеливо ждал ответа, барабаня пальцами по эфесу шпаги на поясе. Наконец появился слуга с заспанными глазами, поседевший на многолетней службе Питеру Бленцу. Увидев короля, он поражение округлил глаза, поднял голову и не без труда согнулся в поклоне.

— Подойди ближе, — шепотом приказал король и еле слышно сказал ему что-то на ухо.

Глаза старого слуги сузились и превратились в узкие щелочки, взгляд стал холодным и расчетливым. Король порылся в карманах и достал пачку банкнот. Сумма была немалая, но король не стал пересчитывать деньги, а просто помахал банкнотами перед глазами слуги. Его пальцы, похожие на клешни, жадно потянулись к наживке. Он утвердительно кивнул.

— Можете доверять мне, сир, — прошептал он.

— Когда у меня будут доказательства того, что мои желания выполнены, ты получишь еще больше. — Король вложил деньги в руки слуги.

— Благодарю вас, сир, — заверил его тот.

— Но если подведешь меня, только Бог спасет тебя, — пригрозил король, повернулся и вышел во двор, где уже седлали лошадей.

Через несколько минут группа всадников проехала по подъемному мосту через крепостной ров и начала спускаться по дороге к деревне Бленц.

В это время из апартаментов Питера Бленца некий человек наблюдал за отъездом всадников. Когда отряд пересек дорогу, залитую лунным светом, человек пересчитал всадников и облегченно улыбнулся. Секундой позже он подошел к панели за большим камином у западной стены и исчез за ней. Оказавшись внутри, он нашел свечу и зажег ее. Подойдя к человеку, спавшему на груде одежды, он наклонился и потряс спящего за плечо.

— Проснитесь! — негромко позвал он. — Проснитесь, принц Питер, у меня есть для вас новости.

Тот открыл глаза, потянулся и наконец сел.

— В чем дело, Менк? — спросил он.

— Большие новости, мой принц. Пока вы спали, в стенах вашего замка много что произошло. Люди короля уехали, но это мелочь по сравнению с другой новостью. Я всю ночь просидел за портретом вашей прабабушки, отворив дверцу на долю дюйма, чтобы наблюдать за помещением, где лежали раненые король и самозванец. Когда я открыл дверцу, они разговаривали. Потом король сразу уснул, а американец только притворился спящим. Я продолжал ждать. Приблизительно до полуночи ничего не происходило. Потом американец встал и переоделся в одежду короля. Он подошел к Леопольду с обнаженной шпагой, но когда захотел пронзить сердце спящего, у него сдали нервы. Тогда он выкрал у него какие-то бумаги и ушел из комнаты. Сейчас он скачет в Луштадт вместе с людьми из конной королевской гвардии, которые вчера захватили замок.

Во время рассказа Менка Питер Бленц полностью проснулся. Он внимательно выслушал доклад, и в его глазах загорелся огонек живого интереса.

— Во всем этом, принц, есть зерно большой удачи для вас и для меня, — закончил Менк.

— Да, пожалуй, — кивнул Питер. Оба заговорщика погрузились в размышления.

Внезапно Менк щелкнул пальцами.

— Все, придумал! — воскликнул он, наклонился и прошептал на ухо Питеру свой план действий. Принц возбужденно схватил его за руку.

— Правильно, Менк, в самую точку! Леопольд никогда больше не будет слушать глупые сплетни о нашей неверности. Если я хорошо его знаю — а кто знает его лучше меня? — он осыплет тебя почестями, а меня простит и окажет всяческое доверие. Не будем терять времени, мой друг. Теперь мы свободны, раз солдаты короля ушли из замка.

В саду за замком какой-то старик копал яму. Она была длинная и узкая, глубиной почти в четыре фута, и походила на могилу. Закончив копать, старик проковылял к навесу у южной стены. Там были доски, инструмент и верстак — мастерская замка. Старик выбрал несколько грубо отесанных сосновых досок, измерил их, подпилил, подогнал и забил гвозди. Он работал всю ночь. К рассвету получился длинный узкий ящик немного меньше, чем яма в саду, очень напоминающий грубо сколоченный гроб.

Сделав крышку, старик вытащил ящик в сад и поставил на две доски поперек ямы. Закончив все эти приготовления, старик вернулся в замок. В небольшой кладовке он отыскал топор, провел большим пальцем по лезвию и остался доволен. Усмехнувшись и покачав головой, словно услышал остроумный анекдот, старик бесшумно прошел по коридорам замка, потом поднялся по винтовой лестнице в северную башню. В руке он нес свой острый топор.

Когда лейтенант Бутцов добрался до Луштадта, он сразу прошел к принцу фон дер Танну и все доложил ему. Затем он попросил дочь канцлера принять его и рассказал ей о том, что произошло в Бленце.

— Я мало видел мистера Кастера. Он был очень спокоен. Думаю, все, что ему пришлось пройти, закалило его нервы. Он получил небольшое ранение в левую ногу, а короля ранили в грудь. Должен сказать, что Его Величество вел себя в высшей степени героически. Когда его ранили, он лежал на животе во дворе замка и сумел защитить мистера Кастера, который, конечно же, не был вооружен. Король застрелил трех солдат принца Питера, пытавшихся убить мистера Кастера.

Эмма фон дер Танн улыбнулась. Она была убеждена, что лейтенант Бутцов не подозревает об обмане. Никто, кроме принцессы, не знал правду. Поразительно, что даже Бутцов, лучший друг американца, не узнал Барни Кастера под одеждой короля по его героизму! Принцесса гордилась за Барни, но печалилась из-за его раны.

Еще до полудня отряд королевской гвардии прибыл в Луштадт из Бленца. Во главе его скакал человек, которого народ на всех улицах радостно приветствовал как короля. Отряд въехал во дворец, и король сразу же направился в свои апартаменты.

Через полчаса офицер из королевской свиты постучал в дверь будуара принцессы Эммы фон дер Танн, отдал ей честь и вручил записку. Она была написана на именной бумаге Леопольда Лутского. Девушка прочитала письмо дважды, но никак не могла понять содержания — таким чудовищным казалось ей предлагаемое действие. Письмо было коротким и деловым и подписано только инициалами.

«Дорогая Эмма!

Король умер от ран еще до полуночи. Я оставляю себе трон, у меня нет другого выбора. Никто не знает и не должен знать правду. У твоего отца могут возникнуть подозрения, но если мы сразу оке поженимся, то наш союз закрепит отношения. Передай с тем, кто доставит тебе письмо, свое согласие с этим мудрым планом, и мы сможем обвенчаться немедленно, то есть сегодня же днем.

Некоторые могут удивиться столь странной поспешности, но ее можно объяснить тем, что я собираюсь на фронт вместе со своей армией. Сын Кайзера и многие высшие офицеры из разных стран тоже венчались непосредственно перед уходом на войну.

С искренним уверением в моей неувядающей любви, верь мне.

Твой Б. К. «.

Офицер молча стоял, ожидая ответа. Девушка медленно подошла к письменному столу, села в кресло, достала из ящика лист бумаги. Несколько раз она макала перо в чернила, не переставая обдумывать ответ. Целые столетия незыблемых королевских принципов столкнулись сейчас с вероломным планом, предложенным тем, кого она любила. В то же время здравый смысл говорил ей, что это единственный выход из сложившейся ситуации. Лута погибнет, если люди узнают, что король мертв, ибо наследника королевской крови не было — за исключением Питера Бленца, прабабушка которого была принцессой Рубинрот.

Наконец принцесса Эмма написала следующее:

«Сир, слово короля — закон. Эмма».

Вот и все. Она положила письмо в конверт, запечатала и отдала посыльному офицеру. Тот с поклоном удалился.

53
{"b":"3365","o":1}