ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Старику было не до того, чтобы снимать картину с головы. Кровь ручьями стекала с его щек и лба, глубоко изрезанных осколками. Придя в неистовство, он снова налетел на американца со злобным шипением. Барни отразил нападение, как если бы оборонялся от ядовитой змеи.

Когда эта короткая схватка закончилась, слуга из замка Бленц лежал без сознания на полу. Над ним склонился американец, не получивший никаких повреждений. Он разорвал простыни с кровати и связал этими обрывками запястья и щиколотки поверженного врага, потом сунул ему кляп в беззубый рот.

Подбежав к платяному шкафу, Барни обнаружил, что королевский наряд исчез. Этот факт вместе с пустой второй постелью сразу объяснил все происходящее. «Напрасно я так доверял ему, он того не стоит», — подумал Барни Кастер с усмешкой. Он вернулся к своей кровати и сунул руку под подушку. Документы исчезли. Только теперь до Барни дошло, в сколь трудном положении он оказался и какую скверную шутку сыграли с ним.

Но зачем Леопольду понадобились эти документы? Их имело смысл забрать только для того, чтобы уничтожить. Но что-то подсказало Барни Кастеру — дело не в этом. И еще он понял, куда отправился король и что он сделает по приезде.

Барни вернулся к платяному шкафу. Там висела крестьянская одежда, снятая с Его Величества. Барни усмехнулся, вспомнив, с какой брезгливостью Леопольд брал в руки эту одежду, но решил, что, пожалуй, тот был прав. Порывшись в шкафу, он нашел там и другие вещи. Барни вывалил содержимое шкафа на пол. Среди прочего там была старая охотничья куртка, трое или четверо брюк и бриджи. В нижнем ящике Барни обнаружил несколько пар башмаков, сапог и краг.

Американец выбрал бриджи, высокие сапоги и красную охотничью куртку — это была единственная одежда, годная на его высокий рост. Он поспешно оделся, взял острый топор старого слуги — другого оружия взять было неоткуда — смело вышел в коридор, спустился по винтовой лестнице и вышел в караульное помещение.

Барни приготовился к борьбе. Он мог покинуть замок Бленц тем же путем, каким попал в него — через подземный ход. Но пешее путешествие заняло бы слишком много времени, которого у Барни не было. Во что бы то ни стало он должен был раздобыть лошадь, а значит, предстояло сражение с охраной Питера Бленца.

Однако вооруженных людей в замке не осталось. В караульном помещении тоже никого не оказалось, но было много оружия и боеприпасов. Барни взял себе шпагу и револьвер, затем вышел во двор и направился в конюшню. Его путь лежал через сад, где поверх ямы, похожей на могилу, лежал на досках ящик, похожий на гроб. Барни поднял крышку гроба — внутри было пусто. «Не стоит подсчитывать трупы, пока они не в гробу, — усмехнулся американец. — Напрасно старик вложил столько труда, копая могилу и сколачивая гроб. Лучше бы он научился доводить дело до конца».

Пройдя мимо собственной могилы, он вышел к конюшне. Там был всего один работник, занятый чисткой сильного молодого коня породы гунтер. Конюх поднял на Барни испуганный и озадаченный взгляд — молодому глуповатому парню показалось, что он видел его раньше.

— Брось вспоминать, — кивнул ему американец. — Я очень спешу. Приготовь-ка мне этого скакуна. — Голос Барни был властным, не терпящим возражений. Конюх хлопнул себя по лбу, уронил скребок и рванулся к полке за седлом и уздечкой.

Уже через пять минут Барни выехал за ворота. Решетка была поднята, мост через ров опущен — и никакой охраны.

Стояло мягкое осеннее утро, солнечный свет заливал зеленую аллею. За спиной американца осталась тень мрачной старой крепости, холодной и жестокой цитадели интриг, предательства и внезапных смертей.

Барни расправил плечи и глубоко вдохнул сладкий чистый воздух свободы. Теперь он был совсем другим человеком. Рана в грудь больше не беспокоила его. Он чуть тронул скакуна шпорами, резвый гунтер мотнул головой и помчался вперед легкой рысью. В том месте, где дорога спускалась в ущелье и через деревню выходила на равнину, всадник перешел на неторопливый шаг, но когда путь стал ровнее, отпустил поводья. Он свернул на кратчайшую дорогу в Луштадт, сократив себе путь миль на десять, и таким образом мог добраться до столицы к часу дня или чуть позже. Дорога петляла по холмам к востоку от главной трассы и превращалась в тропу, идущую вдоль реки Ру.

Когда Барни спустился к реке, его надежды на скорое прибытие в Луштадт не оправдались: мост через нее оказался разрушенным. Вероятно, австрийцы взорвали его при отступлении. Ближайший мост был только на главной дороге в десяти милях на юго-запад, но и там он мог оказаться взорванным. Во всех же других местах берега реки представляли собой вертикально стоящие утесы.

Теперь Барни доберется до Луштадта только к концу дня. Он повернул лошадь обратно к узкой тропе, едва заметной и ухабистой. Американец скакал быстрее, чем позволяла дорога, но благородное животное не подвело всадника.

— Спокойно, дружище, не бойся, — шепнул Барни коню. -Ты еще покажешь, на какую скорость способен, когда мы выберемся на большую дорогу.

Так и получилось.

Менк столь неожиданно ворвался в комнату в боковом нефе и столь стремительно напал, что все было кончено раньше, чем кто-нибудь успел осознать происходящее. Король упал на пол.

В тот же момент лейтенант Бутцов выхватил револьвер и в упор выстрелил в убийцу. Менк пошатнулся, споткнувшись о тело короля. Бутцов мгновенно бросился к нему и вырвал револьвер из его руки. Принц Людвиг подбежал к королю и, опустившись на колени, склонился над его головой.

Епископ и врач тоже приникли к Леопольду. Принцесса Эмма стояла в стороне, в ее глазах метался ужас, пока она не закрыла лицо руками.

Во время этой сцены в комнату влетел человек без шляпы, в покрытой пылью красной охотничьей куртке. Он сразу опознал заговорщика, которого еще раньше увидел на крыше лимузина и преследовал по пятам. Но никто из присутствующих даже не обратил внимания на вошедшего. Все взгляды были устремлены на врача.

— Король мертв, — объявил он с глубоким вздохом.

Менк приподнялся на локтях и проговорил слабым голосом:

— Какие же вы глупые! Этот человек — не король. Я сам видел, как он украл королевскую одежду в замке Бленц. Я следовал за ним всю дорогу до Луштадта. Это американский самозванец… — Менк обвел взглядом окружающих, потом перевел глаза на человека в красной куртке. Подняв палец, он указал на охотника.

— Вот ваш король, — заявил он.

Все посмотрели на вошедшего — и ахнули от удивления. Старый канцлер тоже посмотрел сначала на человека в охотничьей куртке, потом на того, кто лежал на полу в испачканном кровью королевском одеянии. Он осторожно опустил голову короля на ковер, поднялся на ноги и взглянул на человека в красной куртке.

— Кто вы? — требовательно спросил он.

Лейтенант Бутцов опередил Барни с ответом:

— Он — король, Ваше Высочество. Я лично приехал с ним в Бленц, чтобы освободить мистера Кастера. Оба были ранены во дворе замка, где произошло сражение, и я помогал перевязывать их раны. Король был ранен в грудь, а мистер Кастер — в левую ногу.

Принц фон дер Танн с озадаченным видом снова взглянул на вошедшего.

— Это правда? — спросил он.

Барни повернулся к принцессе Эмме. В ее глазах он прочитал облегчение от того, что он жив и здоров. С тех пор как Эмма опознала в соборе короля, она считала, что Барни нет в живых. Искушение было велико — он не мог вынести даже мысли потерять ее, но боялся, что потеряет, когда отец девушки узнает об обмане.

— Я жду! — настаивал канцлер.

— Лейтенант Бутцов частично прав, но он добросовестно заблуждается, — ответил американец. — Он действительно ехал со мной из Луштадта в Бленц, чтобы спасти человека, который сейчас лежит у ваших ног. Лейтенант думал, что скачет рядом со своим королем, так же, как и Ваше Высочество думали, что сражаются во главе с королем в битве за Луштадт. Вы оба ошибались. И в том, и в другом случае это был я, Бернард Кастер из города Беатрис, штат Небраска, США. Мне нет оправдания. Но я сделал это ради Луты и ради женщины, которую люблю. Она знает, и король тоже прекрасно знал, что в мои планы входило вернуть ему его имя. Однако король разрушил мои планы, украв свое имя, пока я спал. Результат этих действий сейчас перед вами, на полу. Он умер так же, как жил, — бестолково и никчемно.

55
{"b":"3365","o":1}