ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Старик покачал головой, но прошел в другую комнату и вынес оттуда прочную веревку футов пятьдесят длиной и две шпаги. Когда он пристегивал шпагу Барни, то случайно заметил на среднем пальце левой руки американца кольцо с печаткой.

— Королевский перстень Луты! — воскликнул Иосиф. — Где он, Ваше Величество? Что сталось с перстнем королей Луты?

— Откуда мне знать, Иосиф? — отозвался молодой человек. — Я вообще не знал, что должен носить королевский перстень.

— Мерзавцы! Негодяи! — воскликнул Иосиф. — Как они посмели украсть у вас большой перстень, который передавался от короля к королю вот уже триста лет! Когда они отняли его у вас?

— Да я вообще в глаза его не видел, Иосиф! — Барни усмехнулся. — Возможно, этот факт все-таки убедит тебя в том, что я вовсе не король Луты.

— О нет, Ваше Величество, — ответил старый слуга, — наоборот, это лишь подтверждает, кто вы такой на самом деле. То, что у вас нет кольца, доказывает, что они пытались скрыть этот факт, удалив отличительный знак вашего святого права на трон Луты.

Барни не мог не улыбнуться потрясающей логике старика. Он видел, что ничто на свете не переубедит Иосифа, что он, Барни — истинный король; для него огромное значение имели исторические реликвии давно умерших монархов Луты.

— Помните ли вы, сир, огромный рубин кроваво-красного цвета в оправе из четырех золотых крылышек? — спросил Иосиф. — История повествует, что рубин явился из пролитой крови Карла Великого, а оправа — крылья ангелов, оберегающих власть королей Луты со всех четырех сторон света. Надеюсь, теперь-то вы вспомнили королевский перстень?

Барни лишь покачал головой — к великой печали Иосифа.

— Ладно, Иосиф, Бог с ним, с кольцом. Давай сюда веревку и помоги мне подняться на верхний этаж.

— На верхний? Но, Ваше Величество, мы не сможем добраться до подвала и туннеля, передвигаясь наверх!

— Ты забыл, что в первую очередь мы должны освободить принцессу Эмму.

— Она же не на верхнем этаже, сир, а на том же, что и мы, — настаивал старик, но уже неуверенно.

— Иосиф, кто я, по-твоему?

— Вы король, милорд, — твердо ответил старик.

— Тогда выполняй то, что приказал король, — резко велел Барни.

Иосиф повернулся, ворча под нос, и подошел к панели слева от камина. Повозившись минуту, он нашел потайную защелку, державшую дверцу. Панель мягко отошла внутрь, старик низко наклонился и пропустил Барни в кромешную тьму потайного хода, но сразу же остановил его, предупредив об опасности провалиться вниз, в шахту. Потом Иосиф закрыл панель, нашарил фонарь и зажег его. Фонарь осветил грубую кирпичную кладку узкой, прочно сделанной шахты. Крепкая лестница опиралась на узкий выступ рядом с Барни, шла наверх и терялась где-то на верхних этажах. Под нижней ступенькой начиналась другая лестница, уходившая вниз, на первый этаж.

Как только Иосиф осветил путь, Барни кинулся по лестнице на второй этаж. На лестничной площадке он остановился и подождал старика.

Иосиф потушил фонарь и поставил туда, где его без труда можно было найти при возвращении. Затем он осторожно отодвинул защелку панели и медленно приоткрыл дверцу. Теперь можно было видеть внутренность комнаты.

Минуту они стояли молча, прислушиваясь к малейшим шорохам. Ничто не указывало на то, что внутри кто-то есть. Тогда Иосиф распахнул дверцу пошире и протиснулся в комнату. Барни последовал за ним. Они оказались в просторном помещении, схожим по размеру и форме с комнатой этажом ниже, из которой они вышли.

Они прошли по коридору дальше, в комнаты в дальнем крыле, и оказались как раз над апартаментами принцессы Эммы.

Барни подошел к окну, смотрящему на крепостной ров. Вытянув как можно дальше, он заметил свет в комнате принцессы и подосадовал, что освещенное окно могут заметить стражники, стоявшие на посту возле надвратной башни.

Вдруг он услышал голоса, доносящиеся из комнаты принцессы. Секунду он послушал, уловил обрывки разговора и торопливо обернулся к своему спутнику:

— Иосиф, веревку! И ради Бога, поскорее!

5

ПОБЕГ

С полчаса принцесса фон дер Танн пыталась сосредоточиться на журнальной статье, чтобы отвлечься от тревожных мыслей и от угнетающего действия портрета принцессы Бленцкой, висевшего на стене у нее за спиной. Эмма вздрагивала при малейшем шорохе с нижнего этажа. Один раз до нее донесся звук шагов в коридоре за ее дверью, но человек прошел мимо, и принцессе послышалось, будто кто-то открывает замок. Она снова постаралась ухватить смысл статьи, но безуспешно. От скребущего звука она резко обернулась и взглянула на портрет. Принцесса была уверена, что звук идет не снаружи, а изнутри комнаты, и содрогнулась при мысли, что этот скрежет исходит от дамы на портрете.

Да что же это со мной такое? Потеряла контроль над собой? Боюсь привидений?

Чтение не помогало: Эмма не могла оторвать глаз от молчащей женщины на портрете, которая смотрела на нее, как на врага, поселившегося в ее доме.

Вдруг глаза девушки широко раскрылись от ужаса, она почувствовала, как ее волосы встают дыбом. Взгляд ее остановился на огромной зловещей фигуре, склонившейся над ней. Фигура двигалась! Эмма видела это собственными глазами. Нет, это не ошибка, не галлюцинация — на нее надвигалась сама принцесса Бленцкая! Девушка как завороженная поднялась с кресла, не спуская ошеломленного взгляда с ужасной фигуры, наступающей на нее, затем медленно попятилась к противоположной стороне комнаты. Портрет стал надвигаться быстрее, и тут ее осенило: картина висит на двери!

Дверь приоткрылась шире, и девушка увидела глаза. Она с трудом сдержала испуганный крик. Портрет отошел в сторону, и в комнату вошел мужчина в военной форме.

Это был Менк.

— Что означает это вторжение? — воскликнула Эмма фон дер Танн, с нескрываемым отвращением глядя на хитрое лицо коменданта Бленца. — Что вам здесь нужно?

— Вас, — бесцеремонно ответил Менк, насмешливо разглядывая ее. Девушка вспыхнула.

— Вы трус! — крикнула она. — Немедленно убирайтесь из моих комнат! Даже Питер Бленц не позволил бы себе такого наглого отношения к пленнику!

— Вы совсем не знаете Питера, моя дорогая, — с нехорошей усмешкой возразил Менк. — Но вы не должны ничего бояться. Вы будете моей женой. Питер обещал мне титул барона за поимку Леопольда. А потом я стану и принцем, могу заверить вас, поэтому я не такая уж плохая партия, — и шагнул к девушке, намереваясь положить руку на ее плечо.

Эмма отскочила от него и бросилась к другому концу журнального столика, за которым прежде сидела. Менк кинулся за ней. Тогда девушка схватила со стола тяжелую медную вазу и швырнула в лицо негодяю. Удар получился скользящим, но край вазы рассек ему скулу чуть ли не до кости. С криком боли и ярости капитан Эрнст Менк бросился на девушку, схватил ее за горло и начал трясти, как терьер пойманную крысу. Девушка тщетно отбивалась, нанося удары по ненавистному лицу Менка.

— Прекратите! — крикнула она. — Вы убьете меня!

Насильник немного ослабил хватку.

— Ни в коем случае, — пробормотал он и поволок принцессу через комнату.

Но не успел он сделать и нескольких шагов, как со стороны окна раздался звон бьющегося стекла. Они оба обернулись на звук и увидели, как в комнату влетел мужчина с обнаженной шпагой в руке.

— Король! — радостно воскликнула Эмма фон дер Танн.

— Дьявол! — огрызнулся Менк, отпустил девушку и рванулся к портрету, скрывавшему дверь в покои принцессы. Как и все подобные люди, он был трусом, а в глазах человека со шпагой ясно читалась смерть. Одним прыжком капитан подскочил к раскрытой двери.

Барни бросился следом за ним, но страх придал коменданту Бленца сверхъестественную скорость, поэтому он нырнул в проход за портретом, захлопнул за собой дверцу и был таков. Американец вцепился в тяжелую раму портрета, но было уже поздно. Тогда он поднял шпагу и рубанул по холсту, рассчитывая добраться до противника, но дубовые панели надежно укрывали потайную дверцу. Пробормотав проклятие, Барни обернулся к девушке.

9
{"b":"3365","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Элиты Эдема
То, что делает меня
Иномирье. Otherworld
Илон Маск: изобретатель будущего
Время-судья
Бесконечность + 1
Жаба на пуантах
Дочь лучшего друга
В объятиях лунного света