ЛитМир - Электронная Библиотека

Вход в главные каюты был доступен только в промежутках между перекатами волн; к переднему люку уже нельзя было пробраться, и его с большим трудом закрыли после того, как туда спаслись еще трое матросов.

Билли Байрн стоял рядом с Терье. Это была его первая буря. Никогда не приходилось ему видеть смерть в образе разнузданной стихии.

На глазах у него грубые хвастливые буяны превратились в бледных трусов, обезумевших от страха, которые дрались, чтобы перелезть друг через друга и пробраться в нижние каюты. Он видел, что один штурман остался на своем посту, отгоняя матросов от люков и пропуская их, когда он находил это нужным.

Билли стоял как бы в стороне и не принимал участия в испуганной суетне своих товарищей. Когда Терье случайно взглянул в его направлении, он приписал неподвижность Байрна его испугу.

«Кажется, парень совсем обалдел от страха», – подумал он. – «Такой же, как и все ему подобные: крикун, а в душе трус».

В это время на бригантину обрушилась огромная волна, за которой неожиданно последовала другая, меньших размеров. Она захватила Терье врасплох, сшибла его с ног и с силой отбросила к Шпигелю. Здесь он застрял, окровавленный и оглушенный.

Следующая волна должна была смыть его через борт.

Оставшись без присмотра, остаток команды опрометью бросился к люкам, давя друг друга, и скрылся внизу. На палубе остался один Билли, который попеременно глядел то на распростертую фигуру штурмана, то на открытый люк.

Если бы кто–нибудь увидел его в эту минуту, то вероятно подумал бы, что он весь охвачен ужасом надвигающегося конца; но это было далеко не так. Билли с беззаботным любопытством дикаря любовался на развертывающуюся перед ним трагедию. Очнется ли штурман настолько, что сможет добраться до люка раньше, чем следующая волна перекатится через палубу? Это было в высшей степени интересно.

Волна налетит уже в следующую минуту… Билли посмотрел на открытый люк, ведущий в каюты. Нет, так нельзя: каюта будет затоплена водой, если оставить люк открытым. Билли бережно его закрыл.

Затем он снова взглянул на Терье. Штурман как раз начинал приходить в себя, а волна уже поднималась. что–то шевельнулось внутри Билли Байрна и заставило его действовать быстро и почти инстинктивно. Он сделал то, на что никто не мог считать его способным, сам Билли – еще менее других.

Терье через силу пополз по палубе. Было совершенно очевидно, что до люка ему не добраться. Волна уже поднялась. Через минуту она перекатится через Билли и смоет Терье в кипящую пучину океана.

Билли вдруг бросился к человеку принадлежавшему к классу, который он так ненавидел. Огромная волна обрушилась на них и придавила их к палубе. Минуту они были скрыты бурлящим потоком, а затем, когда «Полумесяц» вынырнул и стряхнул с себя воду, они опять показались: Терье был наполовину перекинут за борт корабля, но Байрн крепко держал его одной рукой, в то время как другой он судорожно цеплялся за огромные планки шкафута.

Ему удалось оттащить штурмана на палубу, а затем медленно, с бесконечными трудностями, подползти с ним к люку. Он протолкнул Терье в отверстие, сам прыгнул за ним и захлопнул люк как раз в ту минуту, когда новая волна хлынула на палубу бригантины. Терье был сильно разбит, но в сознании. Когда они оказались лицом к лицу в каюте, штурман посмотрел на Байрна.

– Не понимаю, почему вы это сделали? – проговорил Терье в изумлении. – Я и сам не понимаю, – просто ответил Билли. – Я не забуду вам этого, Байрн.

– Чтоб тебе ни дна, ни покрышки! – не выдержал тут спаситель.

Билли был совершенно сражен своим поступком. Он смотрел на него совсем не как на геройство, а как на глупый, непроходимо глупый поступок, которого ему придется стыдиться.

Подумать только! Спасти жизнь человеку, который принадлежал к проклятым буржуям! Билли был страшно недоволен собою.

Терье со своей стороны был изумлен неожиданным геройством матроса, которого он всегда почитал трусом и негодяем. Теперь он оказывался в огромном долгу перед этим человеком и решил отплатить ему, насколько это было в его силах.

Все мысли об отмщении за прежнее нападение Билли отошли теперь на задний план; он смотрел на него, как на истинного друга и союзника.

* * *

Три дня беспомощно носился «Полумесяц» по бушующим волнам разъяренного океана. Никто на борту не питал ни малейшей надежды на то, что корабль переживет бурю. Но на третью ночь ветер стих, а к утру море успокоилось настолько, что матросы отважились выйти наверх.

Здесь они увидели, что с палубы все было начисто смыто. К северу от них, на расстоянии одной или двух лиг[2], голубела земля. Продолжайся буря еще несколько часов, корабль разбился бы о берег.

Как только смерть перестала угрожать матросам, к ним сразу вернулась их прежняя самоуверенность.

Шкипер Симе уже хвастался, что морское искусство спасло «Полумесяц» от гибели. Под «морским искусством» он подразумевал, конечно, свой собственный талант мореплавателя. Уард проклинал судьбу, которая в такой важный момент привела корабль в негодность, и обдумывал в своем злобном уме различные планы, как бы извлечь выгоду для себя из этого несчастья.

Билли Байрн, сидя за кухонным столом, шептался с поваром Бланке Эти достойные представители судовой команды составляли план набега на запасы водки, хранящейся у шкипера. Они надеялись воспользоваться предстоящей высадкой.

«Полумесяц» шел к земле, тяжело раскачиваясь в обе стороны. Несмотря на это, даже Барбара Хардинг, которой наскучило заключение в душной каюте, рискнула выйти на палубу, чтобы подышать чистым воздухом.

Едва она показалась наверху, как Терье поспешил к ней.

– Как приятно, – воскликнул он, – видеть вас опять на палубе, мисс Хардинг! Я не могу найти слов, чтобы выразить вам свои чувства. Мне было так жаль вас, когда я думал, что вы были совершенно одна в эти страшные дни! Нам пришлось пережить настоящий кошмар. Никто из нас не думал, что корабль выдержит такую сильную и продолжительную бурю. Нам очень посчаст ливилось, что мы так легко отделались.

– Легко? – переспросила Барбара Хардинг, с печальной улыбкой оглядывая пустую палубу «Полумесяца». – Я не вижу, чтобы мы легко отделались, и даже что вообще отделались. У нас ни мачт, ни парусов, ни шлюпок, и, хотя я не много смыслю в морском деле, но все–таки понимаю, что нам вряд ли удастся высадиться на этот скалистый берег. Теперь ветер стих, но, если он снова поднимется, то очень возможно, что нас снова унесет в открытое море или наоборот прибьет к берегу, и корабль разобьется вдребезги об эти страшные скалы.

–. Вижу, что вы слишком хороший моряк для того, чтобы вас можно было обмануть сомнительными надеждами, – засмеялся Терье. – Но вы должны принять во внимание мою добрую волю: я просто хотел несколько осветить ваше мрачное настроение. Однако, по совести говоря, я все же думаю, что мы сможем найти какойнибудь способ высадиться, конечно при условии, если море будет спокойно. Мы теперь на расстоянии какойнибудь лиги от берега. С помощью запасной мачты и запасных парусов, которые матросы устанавливают под руководством мистера Уарда, мы сможем высадиться при легком вечернем ветре. Берег кажется отсюда неприступным, но я уверен, что найдется место, где нам удастся пристать.

– Будем надеяться, что вы правы, мистер Терье, – ответила девушка, – но меня это ничуть не успокаивает. Ведь на суше мое положение будет еще хуже, чем на «Полумесяце». Матросы страшно распустятся, дисцип лина наверное падет; негодяи будут способны на все. Откровенно говоря, мистер Терье, высадка на берег меня больше пугает, чем все ужасы урагана, которые мы только что пережили.

– Вам нечего опасаться на этот раз, мисс Хардинг, – сказал француз. – Я предполагаю, как только мы поки нем «Полумесяц», ясно дать понять всем, что беру вас под свою защиту. Я могу рассчитывать на помощь неко торых матросов. Даже мистер Дивайн не осмелится про тестовать против этого. Мы сможем разбить собствен ный лагерь отдельно от шкипера Симса и его партии, и вы будете постоянно под моей охраной до тех пор, пока не придет помощь.

вернуться

2

Лига – расстояние в три географических мили.

13
{"b":"3367","o":1}