ЛитМир - Электронная Библиотека

– Это япошки, – объявил Билли, который продол жал называть так гордых самураев.

– Да, и с ними двое белых мужчин, – прошептала Барбара Хардинг.

В голосе ее слышалось плохо скрываемое возбуждение.

– Пленные! – добавил Байрн. – Верно, кто–нибудь из почтенной команды «Полумесяца».

Самураи двигались прямо по берегу реки. Они должны были пройти на расстоянии двухсот футов от острова. Билли и девушка тихо лежали в кустах.

– Я не узнаю их, – сказал изумленно Билли.

– Что это? О, мистер Байрн, это просто невозможно! – прошептала вдруг девушка в страшном волнении. – Ведь это капитан Норис и мистер Фостер, штурман с «Лотоса»!

Байрн приподнялся. Отряд находился как раз против их убежища.

– Сидите здесь, – прошептал он сурово. – Я пойду освобождать их.

И прибавил:

– Ради вас, потому что люблю вас. Ну что же, смейтесь опять!

И он ушел.

Он быстро побежал по берегу, прячась от самураев, которые уже миновали остров. В руке у него было длинное боевое копье туземца, которого он убил, за поясом висел длинный меч Оды Иоримото, а в кобуре находился револьвер Терье.

Барбара Хардинг тревожно следила за ним глазами, пока он переходил реку в брод и карабкался на противоположный берег. Она видела, как он побежал за уходившим отрядом. Вот он высоко поднял копье, и из его груди вырвался такой воинственный крик, которому позавидовали бы дикие индейцы.

Воины обернулись как раз в ту минуту, когда копье уже летело на направлению к ним. Метнув копье, Билли выхватил свой револьвер и открыл стрельбу. Оба пленника воспользовались замешательством своей охраны, чтобы схватиться с туземцами и овладеть оружием.

В отряде было всего шесть самураев. Двое оказались убитыми в самом начале нападения Байрна, но остальные четверо, оправившись от первого испуга, яростно бросились на своих врагов.

Снова в самую критическую минуту револьвер Терье дал осечку… Обозлившись, Байрн отказался от этого оружия и взялся за длинный меч. Норис подхватил с земли копье Байрна и проткнул им одного из японцев, набросившегося на Билли.

Теперь силы оказались равны – трое боролись против троих.

Норис на славу работал копьем. Оно оказалось самым действенным оружием против мечей самураев. Он убил им своего противника и бросился теперь на помощь к Фостеру. Зато дела Билли оказались не столь блестящи.

Барбара Хардинг видели издали, как искусный противник теснил его. Она видела, что Билли тщетно старался проскочить мимо японца и схватить его сзади руками.

Если только к Билли не подойдет помощь – и очень быстро, – он погиб! Девушка схватила короткий меч, который она постоянно носила, и бросилась в реку.

Ей еще ни разу не приходилось переходить через нее, потому что Байрн всегда переносил ее на руках. Течение было быстрое и сильное. Оно почти свалило ее с ног, когда она была на полпути, но ей ни на минуту не пришло в голову отказаться от своего намерения.

Ей показалось, что прошла целая вечность, пока она добралась наконец до берега и, вскарабкавшись наверх, с радостью увидела, что Байрн еще держится. Фостер и Норис теснили своего противника, им опасность не грозила.

Девушка подбежала к Байрну. Она увидела злобную усмешку на коричневом лице его врага, увидела, как блестящий меч сделал неожиданный финт. Байрн ответил неловким выпадом, но меч самурая отклонился в сторону и ударил его по голове.

Она опоздала на одну секунду! Он погиб, но во всяком случае она сможет отомстить за него. Едва меч самурая коснулся Билли, как острие короткого меча Оды Иоримото вонзилось в темную грудь дикаря. Громко вскрикнув, он упал рядом с телом своей жертвы.

Барбара Хардинг бросилась к Байрну. Жизнь по-видимому покинула его. С криком ужаса приложила она ухо у губам Байрна. Дыхания не было слышно.

– Вернись! Вернись! – сквозь рыдания повторяла она. Господи! зачем я смеялась? Билли, Билли, я люблю тебя!

И дочь миллиардера Антона Хардинга, обняв голову хулигана с Большой авеню, осыпала поцелуями бледное окровавленное лицо. В эту минуту Билли Байрн внезапно открыл глаза.

Она была поймана на месте! Спасения не было… Барбара страшно покраснела, а Билли Байрн обвил ее шею руками, привлек к себе и поцеловал.

На этот раз она не положила своих рук к нему на плечо и не оттолкнула его. – Я люблю тебя, Билли, – сказала она просто.

– Вспомни, кто я и какой я, – напомнил он ей сурово. Она повторила:

– Я люблю тебя, Билли, таким, какой ты есть.

– Навсегда?

– Пока смерть не разъединит нас.

В этот момент Норис и Фостер, справившись со своим противником, побежали к ним.

– Он тяжело ранен, сударыня? – издали закричал капитан.

– Не знаю, капитан Норис, – ответила Барбара. – Я как раз пыталась помочь ему встать, – прибавила она, стараясь объяснить ему странное положение своих рук вокруг шеи Билли. Услышав свое имя, Норис вздрогнул от удивления.

– Кто вы? – вскричал он. – Каким образом вы меня знаете?

И когда девушка повернулась к нему лицом, он отступил назад и воскликнул:

– Господи! Да это мисс Хардинг. Вот счастье! Мисс Хардинг, вы живы?

– Но скажите на милость, откуда вы взялись? – спросила девушка.

– Это длинная история, мисс, – ответил капитан, – и конец ее очень тяжелый для вас, но вы должны по стараться молодцом перенести удар.

– Неужели вы хотите сказать, что отец мой умер? – спросила она, вся похолодев, и в глазах ее отразился ужас.

– Мы надеемся, что нет, – печально ответил Норис – Он был захвачен в плен островитянами, но я надеюсь, что они все–таки не убили его. Он и мистер Мэллори были захвачены три дня тому назад.

– Мэллори? – взревел Билли Байрн, который, ка залось, сразу оправился от полученного им удара. – Мэллори жив?

– Он был жив вчера, сэр, – ответил Норис. – Так по крайней мере уверяли нас эти желтые черти, от которых вы нас так мужественно спасли.

– Слава богу! – прошептал Билли Байрн.

– Почему же вы думали, что он умер? – спросил капитан, пристально вглядываясь в Байрна и стараясь припомнить, где он видел это лицо.

Другой человек постарался бы увильнуть от прямого ответа, но новый Билли Байрн не был трусом ни в каком отношении – ни в физическом, ни в моральном – и просто ответил:

– Потому что я думал, что я убил его в тот день, когда мы напали на «Лотос».

Капитан Норис взглянул на говорящего с нескрываемым ужасом.

– Вы! – вскричал он. – Вы принадлежите к тем проклятым разбойникам! Вы тот человек, который почти убил бедного мистера Мэллори?

– Не судите его опрометчиво, капитан Норис, – сказала девушка. – Если бы не он, меня давно постигла бы смерть, или участь хуже смерти. Когда–нибудь я расскажу вам о его геройстве. И не забудьте, капитан, что он только что спас вас и мистера Фостера от плена и, возможно, от смерти.

– Правильно, – воскликнул капитан, – и я хочу поблагодарить его. Но я не понимаю, как же это с Меллори…

– Это теперь не важно, – перебил Билли Байрн. – Главное, что он жив и мои руки не замараны его кровью. Рассказывайте вашу историю.

– Хорошо. Так вот, после того, как пираты покинули нас, – начал свой рассказ капитан, – мы установили радио–аппарат, который они у нас не нашли, а в скором времени были замечены военным кораблем «Аляска». Его командир дал нам часть своего экипажа, чтобы при вести яхту в исправность, снабдил углем и провизией и стал на якорь около нас, пока мы чинились. Это за няло не так много времени, как мы сперва думали. Затем мы отправились в сопровождении военного крейсера на поиски «Клоринды», так капитан Симе назвал свое судно, – и напали на ее след благодаря одной китайской джонке; мы были тогда к северу от Люсона Китайцы сказали, что они слышали от туземцев маленького острова вблизи Формозы, что там во время последнего тайфуна потерпела крушение какая–то бригантина. Описание корабля заставило нас подумать, что это была «Клоринда» или, вернее, «Полумесяц». Мы направились к острову и после долгих поисков нашли матросов, переживших крушение. Каждый из них старался взва лить вину на другого, но наконец мы добились от них, что какой–то человек, по имени Терье, и матрос Байрн увели вас вглубь страны и что они долго считали вас погибшей. Несколько дней тому назад от одного захва ченного ими в плен туземца они узнали, что вы бежали и скрылись где–то в глубине острова.

31
{"b":"3367","o":1}