ЛитМир - Электронная Библиотека

Самураи взялись за копья: они все оказались теперь по одну сторону от неприятеля, и не было больше опасности попасть копьем в одного из своих. Когда белые скрылись в высокой траве джунглей, то им вслед полетел град копий.

Почему–то самураи не последовали в джунгли за беглецами. Может быть, они боялись засады, а потому ограничились метанием копий.

Они целились главным образом в Байрна. Три копья вонзились в его тело: два в грудь, а третье в живот. Байрн упал.

Антон Хардинг был в ужасе. Оба его спутника оказались ранены, а дикари все ближе наседали на них.

Мэллори сидел на земле, стараясь вырвать копье из ноги. Наконец это ему удалось.

Байрн, не потерявший сознания, подозвал Хардинга и попросил его вытащить копья из его тела.

– Что нам делать? – в отчаянии вскричал старик. – Они наверняка нас поймают!

– Пока они нас еще не поймали, – сказал Билли. – Постойте, я кое–что придумал. Можете вы ходить, Мэллори? Мэллори, шатаясь, встал на ноги.

– Попробую, – сказал он, а затем прибавил: – Да, кажется могу.

– Отлично! – воскликнул Байрн. – Теперь слушай те. Почти прямо на север за этим гребнем есть долина. По середине ее – река. Для здорового человека этот переход занял бы пятнадцать часов, но вы и Мэллори пройдете дольше. Идите вниз по реке, пока не увидите первого маленького островка. Там вы найдете мисс Хардинг, Нориса и Фостера. Идите скорей.

– А как же вы? – вскричал Мэллори. – Мы не можем оставить вас так!

– Ни за что, – горячо поддержал его Антон Хардинг.

– Однако так нужно, – ответил Билли. – Это входит в мой план. Иначе вообще ничего не выйдет.

Он поднял револьвер и, выпуская заряд по направлению к туземцам, остановившимся в нерешительности, прибавил:

– Пусть они знают, что мы еще здесь! Пока хватит силы, я буду время от времени стрелять. Это прикроет ваше бегство. – Я не уйду, – решительно сказал Мэллори.

– Нет, вы уйдете, – не менее решительно заявил Байрн. – Дело не в нас, а в мисс Хардинг. Мы должны вернуться к ней, и как можно скорее. Я идти не могу; значит, должны идти вы двое. Моя песенка спета – это ведь видно слепому. Что за польза будет оттого, что вы останетесь здесь и вас перебьют, пока вы будете ожидать моей смерти? А вред от этого может быть, и очень большой. Это может повлечь за собой гибель мисс Хардинг!

– Вы говорите, что моя дочь на острове с Норисом и Фостером? Здорова ли она? Как она себя чувствует? – взволнованно спросил Хардинг.

– Отлично, – ответил Байрн. – А теперь проваливайте. Вы теряете массу времени.

– Чтобы спасти Барбару, это, кажется, действительно единственный выход, – нерешительно сказал Антон Хардинг. – Но ведь было бы подло с нашей стороны бросить на произвол судьбы такого благородного человека, как вы.

– Да, подло, – взволнованно подтвердил Билли Мэллори. – Нужно найти другой выход. Кстати, кто вы и каким образом очутились вы здесь?

Байрн повернул лицо вверх, так что луна ярко озарила его черты.

– Другого выхода нет, Мэллори, – сказал он. – Теперь посмотрите хорошенько. Узнаете ли вы меня?

Мэллори пристально взглянул на повернутое к нему энергичное лицо и покачал головой.

– Ваше лицо кажется мне немного знакомо, – сказал он, – но я не могу признать вас. Да это и без различно. Кто бы вы ни были, вы рисковали вашей жизнью, чтобы спасти нас, – и я вас не оставлю. Пусть Хардинг идет один. Я остаюсь.

– Вы пойдете оба, – настойчиво произнес Байрн, – и вы увидите, что совсем не все равно, кто я. Я не хотел говорить вам, но видно придется. Я тот самый матрос, который чуть не убил вас на палубе «Лотоса», Мэллори. Я тот, который так грубо обошелся с мисс Хардинг, что даже скотина Симе остановил меня. Мисс Хардинг провела со мною одна несколько недель на этом острове. Теперь ступайте.

Он отвернулся, чтобы они не могли видеть выражение его лица, поднял револьвер и снова начал стрелять в туземцев.

Антон Хардинг с бледным, как смерть, лицом слушал слова Байрна, судорожно сжимая руки. Когда Билли кончил, он шагнул к лежащему и с подавленным проклятием занес над ним меч.

Билли Мэллори подскочил и схватил его поднятую Руку.

– Не надо, – прошептал он. – Подумайте, чем мы ему теперь обязаны! Идемте.

И оба они повернули к северу в джунгли, в то время как Билли Байрн ничком лежал в высокой траве, изредка стреляя в том направлении, где поблескивали копья.

Антон Хардинг и Билли Мэллори шли молча. Треск револьвера, делающийся все слабее по мере того, как они удалялись от поля битвы, показывал, что спаситель их еще жив. Через некоторое время отдаленные выстрелы стихли.

– Он умер, – прошептал Мэллори.

Антон Хардинг не ответил. Они не слышали больше стрельбы за собою.

Ночь перешла в день. Томительный день медленно прошел, и вновь наступила ночь. А они все шли, еле передвигая ноги.

Рана Мэллори доставляла ему невыносимые страдания. Были минуты, когда ему казалось, что он не в состоянии больше сделать ни шагу. Но он вспоминал тогда, что где–то впереди была мисс Хардинг, что скоро он увидит ее, и это придавало ему новые силы.

Они достигли реки и медленно поплелись вдоль берега. Великолепная полная луна обливала ландшафт серебром. – Смотрите! – воскликнул Мэллори. – Остров! – Слава богу! – горячо прошептал Хардинг. Остановившись на берегу против острова, они громко крикнули. Почти немедленно вслед за этим три фигуры выбежали из глубины острова на берег: двое мужчин и одна женщина.

– Барбара! – закричал Антон Хардинг. – О моя дочь, моя дочь!

Норис и Фостер поспешили перейти через реку и перевести на остров Хардинга и Мэллори. Барбара бросилась в объятия отца.

Минуту спустя, она схватила и крепко сжала протянутые к ней руки Мэллори, а затем оглянулась, ища глазами еще одного.

– Где же мистер Байрн? – спросила она.

– Он умер, – ответил Хардинг.

Девушка с минуту смотрела – на отца широко раскрытыми, ничего не сознающими глазами.

– Умер… – простонала она и без чувств рухнула к его ногам.

XVIII

СЛИШКОМ ПОЗДНО

В течение получаса Билли продолжал изредка стрелять. Затем он выпустил несколько зарядов один за другим и, встав на четвереньки, со страшным трудом пополз в джунгли, чтобы найти какой–нибудь укромный угол, где бы он мог спокойно умереть.

Он продвинулся таким образом на несколько сотен футов, когда внезапно почувствовал, что земля под ним уходит. Он сделал неимоверное усилие, чтобы удержаться, зацепиться за что–нибудь, но оборвался и полетел в какую–то темную бездну.

Он упал не глубоко и очутился на дне одной из тех ям–западней, которые выкапывают туземцы для ловли быстроногих оленей.

Раны его болели невыносимо. Голова кружилась, и он потерял сознание.

Когда он очнулся, было уже светло. Солнце ярко светило сквозь отверстие, пробитое им при падении в легком настиле из веток.

– Вот тебе раз! – пробормотал Билли. – Неужели я и вправду жив?

Кровь перестала сочиться из его ран, но он чувствовал смертельную слабость и ломоту во всем теле.

«Видно, меня никакая смерть не берет!» – подумал он.

Достиг ли Хардинг с Мэллори островка? Он надеялся, что да. Мэллори любил Барбару… Билли был уверен, что и Барбара тоже когда–то любила Мэллори. Он от всей души желал, чтобы она была счастлива. Ревности он не чувствовал никакой: Мэллори был ей ровня, Мэллори принадлежал к ее кругу, а он нет.

Как выглядел бы он в ее обществе? Ведь ей на каждом шагу пришлось бы краснеть за него, а он при своем самолюбии немог бы перенести этого.

Нет! Даже лучше, что дело так повернулось! Он искупил теперь зло, которое он причинил ей и Мэллори.

Они сочтут его мертвым, они сохранят о нем наилучшее воспоминание. Останься он жив, было бы гораздо хуже: он вечно связывал бы их благодарностью и мешал им быть счастливыми. Эта мысль заставила сжаться сердце Билли. – Лучше бы мне сдохнуть! – прошептал он.

Но он не «сдох». Наоборот, к вечеру он окреп, и муки голода и жажды заставили его обдумать, каким бы способом выбраться из ямы.

33
{"b":"3367","o":1}