ЛитМир - Электронная Библиотека

— Льюла, — спросил я, кивая в сторону корабля, — ты когда-нибудь видел анотар?

Он покачал головой.

— Никогда.

— Хочешь посмотреть на него поближе?

Он сказал, что хочет. Я взобрался в открытую кабину, приглашая его следовать за мной. Когда он уселся рядом со мной, я закрепил на нем ремень безопасности, чтобы продемонстрировать его, поясняя его назначение.

— Ты хочешь совершить прогулку? — спросил я.

— По воздуху? Помилуй, не хочу.

— Ну тогда по земле.

— Недалеко по земле?

— Да, — пообещал я. — Недалеко по земле.

Я не лгал ему. Я проехался по кругу, пока мы не развернулись по ветру. Тогда я взял разгон.

— Не так быстро! — закричал он и попытался выпрыгнуть, но не знал, как отцепить ремень безопасности. Он был так занят, возясь с ремнем, что несколько секунд не смотрел вокруг. Когда он взглянул, мы были в сотне футов от земли и быстро поднимались. Он бросил один взгляд, заверещал и закрыл глаза.

— Ты мне солгал! — крикнул он. — Ты сказал, что мы поедем недалеко и по земле.

— Мы и проехали по земле недалеко, — сказал я. — Я же не обещал, что не стану подыматься в возхдух.

Признаюсь, это был дешевый трюк. Но ставкой в игре для меня было нечто большее, чем моя жизнь, и я знал, что этот человек находится в безопасности.

— Тебе нечего бояться, — заверил я его. — Это ничуть не опасно. Я пролетел так миллионы клукоб. Открой глаза и посмотри вокруг. Через минуту-другую ты привыкнешь, и тебе понравится.

Он последовал моему совету, и хотя поначалу вздрагивал и хватал ртом воздух, скоро заинтересовался и стал вытягивать шею во все стороны, высматривая знакомые ориентиры на местности.

— Ты здесь в большей безопасности, чем на земле, — сказал я ему. — Здесь до тебя не доверутся ни женщины, ни сарбаны.

— Это правда, — признал он.

— И ты можешь гордиться, Льюла.

— Чем? — удивился он.

— Насколько мне известно, ты — третье человеческое сушщество на Амтор, которое летало по воздуху, если не считать кланган. А их я за человеческие существа не считаю.

— Да, они не люди. Они птицы, которые умеют говорить. Куда мы летим?

— Мы уже прилетели. Я спускаюсь.

Я совершал круги над равниной, где я убил добычу перед тем, как Дуари украли. Пара зверей объедали тушу, но они испугались и убежали, когда корабль опустился рядом с ними для посадки. Я выпрыгнул, срезал несколько полос жира с туши, забросил их в кабину, забрался в нее сам и взлетел. К этому времени Льюла был заядлым аэронавтом, я бы даже сказал, фанатичным поклонником воздухоплавания, и если бы не ремень безопасности, он бы вывалился наружу в своих восторженных попытках рассмотреть все со всех сторон одновременно. Вдруг он понял, что мы летим не в направлении Хоутомай.

— Эй! — воскликнуло он. — Ты летишь не туда. Хоутомай вон там. Куда ты направляешься?

— За черными волосами, — ответил я.

Он посмотрел на меня перепуганно. Я думаю, он решил, что оказался в одной кабине с маньяком. Затем он успокоился, но продолжал краем глаза наблюдать за мной.

Я подлетел обратно к Реке Смепрти, где, как я вспомнил, мы видели большой плоский остров. Выпустив понтоны, я совершил посадку на воду и подплыл к небольшой бухте, вырезанной в острове. После некоторых маневров мне удалось выбраться на берег с веревкой и привязать корабль к небольшому деревцу. Затем я велел Льюле выйти на берег и развести костер.Я мог бы сделать это и сам, но у дикарей добывание огня выходит гораздо лучше, чем мне когда-либо удавалось. Я нарвал с кустов много больших восковых листьев. Когда костер разгорелся, я взял большую часть жира и стал класть его в костер кусок за куском, очень трудолюбиво и постепенно собирая сажу на восковую поверхность листьев. Это заняло гораздо больше времени, чем я предполагал, но в конце концов я собрал достаточно сажи для своих целей. Смешав ее с небольшим количеством оставшегося жира, я тщательно втер ее в волосы. Льюла наблюдал за мной, и ухмылка его становилась все шире. Время от времени я смотрелся в гладкую поверхность бухты, как в зеркало. Когда я закончил превращение, то смыл сажу с лица и рук, воспользовавшись золой костра для добывания щелока, необходимого, чтобы избавиться от жирной грязи. Одновременно я смыл с лица и тела засохшую кровь. Теперь я не только выглядел, но и чувствовал себя другим человеком. Я был удивлен, когда отдал себе отчет в том, что во время всех приключений этого дня почти позабыл о своих ранах.

— Теперь, Льюла, — сказал я, — взбирайся на борт и поглядим, сумеем ли мы найти Хоутомай.

Взлет с реки оказался довольно волнующим для амторианца, так как мне пришлось взять очень большой разбег, разбрасывая во все стороны фонтаны воды. Но наконец мы поднялись в воздух и взяли курс на Хоутомай. У нас быле некоторые трудности с тем, чтобы найти Узкий Каньон, поскольку с этой новой точки обзора привычная местность выглядела для Льюлы по-новому, но в конце концов он испустил вопль и ткнул пальцем вниз. Я посмотрел туда и увидел узкий каньон с крутыми стенами — но никакой деревни!

— Где деревня? — спросил я строго.

— Вот она, — ответил Льюла.

Я никак не мог ее рассмотреть.

— Но отсюда сверху пещеры плохо видны.

Тогда я понял. Хоутомай была деревней пещерных жителей. Неудивительно, что я пролетел над ней много раз и не распознал ее. Я сделал несколько кругов, внимательно изучая местность, а также из соображений времени. Я знал, что солнце сядет уже скоро, и у меня был план. Я хотел, чтобы Льюла отправился со мной в каньон и показал мне пещеру, где он живет. Один бы я ее никогда не нашел. Я боялся, что, если я опущу его на землю слишком скоро, то ему может прийти в голову тотчас отправиться домой. Тогда возникнут неприятности, и я могу утратить его помощь и сотрудничество.

Я нашел то, что мне показалось сравнительно безопасным местом, чтобы оставить корабль. Когда опускалась ночь, я совершил прекрасную посадку. Подъехав к рощице, я надежно привязал корабль. Мне очень не хотелось оставлять эту прекрасную вещь здесь, в пустынном и диком месте. Я не очень боялся, что его повредят какие-нибудь дикие звери, я был уверен, что они будут слишком напуганы, чтобы подойти. Но я понятия не имел, что могут сотворить какие-нибудь невежественные люди-дикари, если обнаружат его. К сожалению, выбора не было.

Мы с Льюлой добрались до Узкого Каньона, когда уже давно стемнело. Это была не очень приятная прогулка. Со всех сторон доносились зывывания и рык вышедших на охоту хищников, а Льюла все время пытался улизнуть от меня. Он начал жалеть о том, что сгоряча пообещал мне помочь, и, вероятно, стал подумывать о том, что ему наверняка сделают больно, если узнают, что он привел в деревню чужака. Мне приходилось непрестанно ободрять его, обещать ему защиту и клясться всем, что свято для амториан, что в случае, если женщины меня поймают и будут допрашивать, я его никогда не видел.

Мы добрались до подножия утеса, в котором вырублены пещеры Хоутомай, без каких-либо происшествий. На земле горели два костра, большой и маленький. Вокруг большого костра собрались дюжие женщины, сидя, лежа, сидя на корточках. Они выкрикивали и смеялись громкими голосами, пожирая куски мяса какого-то животного, которое готовилось на костре. Вокруг маленького костра сидело несколько низкорослых мужчин. Они вели себя очень тихо. Если и разговаривали, то вполголоса. Иногда один из них хихикал, тогда они все опасливо оборачивались в сторону костра женщин, но те обращали на них не больше внимания, чем обратили бы на морских свинок.

К этой группе мужчин Льюла и подвел меня.

— Ничего не говори, — предупредил он меня, непрошеного гостя. — И старайся не привлекать к себе внимания.

Я держался за спинами собравшихся у огня, стараясь держать лицо в тени. Мужчины приветствовали Льюлу, и по их поведению я заключил, что общие несчастья и деградация связали их узами дружбы. Я осмотрелся вокруг в поисках Дуари, но не увидел ничего, что указывало бы на ее присутствие.

4
{"b":"3369","o":1}