ЛитМир - Электронная Библиотека

Мюда Саффир кивнул. Такие люди ему нравились, — лицемеры и интриганы. Очевидно, в его лице он получил хорошего союзника в расправе над белым гигантом, спутавшим все планы. Ну, а если фон Хорн станет причинять неудобства, на этот случай всегда найдется острый крис.

В общинном доме туземцев, где останавливались Барунда и Нинака, Мюда Саффир выведал о последних событиях у двух даяков, которые завели Булана и его ватагу в джунгли. Полученными сведениями он поделился с фон Хорном, и они оба возрадовались тому, что удалось избавиться от наиболее грозного врага. Теперь гибель монстров была лишь вопросом времени — им уже ни за что не выбраться из непроходимой чаши, а охотники за черепами истребят их по одному, пока они спят.

Отряд снова двинулся в путь. К нему прибавилось двое даяков, которые были только рады доказать свою преданность Мюда Саффиру, на чьей стороне находились белые с огнестрельным оружием. По пути следования от жителей туземных сеелений они получали информацию о прохождении двух лодок с Барундой, Нинакой и белой девушкой.

Профессору Максону, с нетерпением ждавшему всякой вести о дочери, фон Хорн говорил, что Вирджиния все еще в руках у Номера Тринадцать, а также постоянно расхваливал отвагу Мюда Саффира и его людей, проявленную ими в благородной попытке спасти его дочь. Присутствующий при этом Синг Ли оставался безучастным ко всему. Он сидел с полузакрытыми глазами, и никто не знал, какие мысли проносились в его азиатском мозгу.

Булан и его пятеро монстров продирались сквозь чащу, пытаясь выйти к реке, не зная того, что движутся параллельно ей на расстоянии всего нескольких миль.

В пути они питались фруктами, знакомыми им со времени жизни в лагере. Томимые сильной жаждой они наконец наткнулись на небольшую речку и, припав к ней, наполнили иссохшие желудки. Тогда Булан решил идти вперед, держась речки. Не все ли равно куда она приведет, раз уж они окончательно заблудились, а так хоть всегда можно будет вдоволь напиться.

Постепенно речка становилась все шире, пока не превратилась в самую настоящую реку. У Булана зародилась надежда, что это та самая река, по которой они шли в лодке, и что скоро он увидит боевые пироги туземцев, а, возможно, и саму Вирджинию Максон. За это время легкие парусиновые куртки и брюки на всех шестерых изодрались до нитки, и теперь они были практически обнажены, а их тела исцарапаны до крови острыми шипами и колючками, сквозь которые они продирались.

Булан по-прежнему не расставался с тяжелым кнутом, а его пятеро спутников имели при себе паранги, захваченные у даяков, которых они разгромили на острове.

Так они шли, являя собой диковинное зрелище, и не знали, что уже некоторое время за ними сквозь листву наблюдают зоркие глаза двух десятков речных даяков. Охотники за черепами были заняты сбором камфары, как вдруг услышали вдалеке шум и, держа паранги наготове, крадучись двинулись на звуки.

При виде жутких созданий дикари едва не пустились наутек, но когда увидели, что их всего полдюжины и что они плохо вооружены, а паранги держат крайне неумело, то собрались с мужеством и решили устроить засаду.

Какие замечательные получатся трофеи из этих устрашающих голов, если их хорошенько высушить и разукрасить! Дикари с дрожью сердца предвкушали тот переполох, который они произведут, вернувшись домой с такими потрясающими приобретениями.

Монстры приблизились к тому месту, где в засаде залегли двадцать лоснящихся коричневых воинов. Впереди шел Булан, а за ним, цепочкой ковыляли остальные. Внезапно совсем рядом раздался хор диких криков, и в тот же миг он оказался в окружении занесенных парангов.

Молниеносно взлетел кнут, и потрясенным воинам показалось, что на них напали несколько десятков воинов в лице этого могучего белого гиганта. Следуя примеру своего вожака, монстры набросились на ближайших даяков и, хотя парангами они обращались неумело, со сверхчеловеческой силой стали рубить неприятеля, поражая его насмерть.

После неудавшейся внезапной атаки даяки были бы рады обратиться в бегство, но Булан бросил вслед за ними своих монстров, и дикари были вынуждены сражаться, чтобы сохранить свои жизни. Наконец пятерым из них удалось скрыться в джунглях, а на земле осталось лежать пятнадцать неподвижных тел — жертв собственной самоуверенности. Рядом с ними лежали двое из пятерки Булана, так что в маленьком отряде осталось теперь только четверо, и тем самым проблема, которая тревожила профессора Максона, значительно приблизилась к собственному разрешению.

С тел мертвых даяков Булан и три его спутника, Номер Три, Номер Десять и Номер Двенадцать, сняли столько набедренных повязок, головных уборов, боевых накидок, щитов и оружия, сколько им потребовалось для полной экипировки. После этого, имея еще более устрашающий вид, чем прежде, быстро тающий отряд бездушных монстров продолжил свое бесцельное странствие вдоль берега реки.

Пятеро уцелевших даяков принесли своим весть о жутких существах, напавших на них в джунглях, и о потрясающей отваге белого гиганта, их вожака: Они рассказали о том, как будучи вооруженным одной лишь плеткой, тот легко одолел лучших воинов племени. Эта новость быстро облетела прибрежные селения, достигла большой реки и распространилась вверх и вниз по течению тем удивительным образом, каким новости разносятся в диких частях света.

В результате Булан на своем пути видел лишь брошенные жилища, а, выйдя к большой реке и двинувшись вверх к истоку, не встретил никакого сопротивления и даже мельком не увидел коричневых людей, наблюдающих за ним из своего укрытия в кустах.

Той ночью они спали в общинном туземном жилище на берегу большой реки, тогда как его законные обитатели попрятались в джунгли. Следующее утро застало четверку снова в дороге, ибо Булан был убежден в том, что оказался на верном пути и что новая река была той самой, по которой он плыл в лодке вместе с Барундой.

Около полудня до ушей молодого гиганта долетел звук некоего движения в джунглях неподалеку. Опыт общения с людьми научил его осторожности, поскольку было ясно, что все они против него, поэтому он решил тотчас выяснить, что там такое, — враг в образе человека, подкрадывающийся к нему с парангом в руке, либо просто животное.

Он осторожно стал пробираться сквозь заросли туда, откуда донесся звук. И хотя у него на боку висел паранг погибшего даяка, он покрепче сжал правой рукой кнут, предпочитая его менее привычному оружию охотника за черепами. Пройдя дюжину ярдов, он увидел схоронившуюся за деревом волосатую фигуру с близко посаженными злобными глазами.

В тот же миг его внимание привлекло легкое движение в стороне. Глянув туда, он увидел такое же существо, притаившееся в кустах, а затем и третье, и четвертое, и пятое. Булан с удивлением уставился на странных человекоподобных существ, которые угрожающе глядели на него со всех сторон. Ростом те были с даяков, но совершенно голые, если не считать рыжеватой шерсти по всему телу, переходящей на лице и. руках в черную.

Ближнее к Булану существо злобно зарычало, обнажив грозные клыки, но в общем животные как будто не стремились начинать боевые действия, и, так как они были безоружны и заняты чем-то своим, Булан решил уходить, чтобы не раздражать их. Повернувшись назад, он обнаружил перед собой троих своих спутников, изумленно вытаращивших глаза на незнакомые им существа.

Номер Десять широко ухмыльнулся, а Номер Три осторожно двинулся к одному из них, издавая низкий гортанный звук, исключительно дружелюбный, напоминающий кошачье мурлыканье.

— Что ты делаешь? — воскликнул Булан. — Оставь их в покое. Они ничем нам не угрожают.

— Они похожи на нас, — ответил Номер Три. — Мы. с ними, наверное, одной породы. Я ухожу к ним.

— Я тоже, — подхватил Номер Десять.

— И я, — оживился Номер Двенадцать. — Наконец-то мы нашли своих. Давайте пойдем с ними, станем жить вместе, вдали от людей, которые избивают нас большими плетками и режут острыми мечами.

— Они не люди! — воскликнул Булан. — Мы не можем жить вместе с ним.

24
{"b":"3370","o":1}