ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Знаменитый Каталог «Уокер&Даун»
Кишечник и мозг: как кишечные бактерии исцеляют и защищают ваш мозг
Иди на мой голос
Копия
Честь русского солдата. Восстание узников Бадабера
Преломление
Я слежу за тобой
Есть, молиться, любить
Вдали от дома

— Подумать только, — воскликнула она, — что все эти страшные дни мы находились почти рядом с вами. Что за странная прихоть судьбы прислала вас к нам сегодня?

— Мы уже стали отчаиваться, — ответил отец, — но тут Синг предложил мне пересечь горы, разделяющие эту долину и ту, что лежит на северо-востоке, где мы встретим другие племена и узнаем у них о вашем местонахождении в случае, если твои похитители отвели тебя назад к морю другой дорогой. Это казалось вероятным, поскольку враги Мюда Саффира заверили нас в том, что тебя с ним нет и что река, которую мы разыскивали, быстро выведет твоих похитителей из владений этого мошенника малайца. Можешь представить, каково было мое удивление, Вирджиния, когда, не пройдя и мили, мы обнаружили тебя.

Как только они поднялись на веранду туземного жилища, профессор Максон стал расспрашивать о фон Хорне. Оказалось, что тот отправился вверх по течению с кое-кем из воинов, которых нанял сопровождать его «на охоте», предварительно сказав, что девушка нашлась и что скоро будет у них.

Вождь также сказал, что сделал все возможное, чтобы отговорить белого от столь опрометчивого поступка, поскольку тот направился прямо на территорию племени тех двоих, которых он убил, а потому практически не имел шансов вернуться назад живым.

Пока они обсуждали поведение фон Хорна и пытались разгадать его намерения, на веранде раздался удивленный крик туземца, указывающего вниз по течению. Посмотрев туда, они увидели элегантную белую парусную яхту, вывернувшую из-за поворота. На веслах сидели американские матросы в белом, а на корме стояли два офицера в форме Военно-морского флота Соединенных Штатов.

XVII

ПРИСЦИЛЛА, 999

Когда яхта коснулась берега, навстречу ей высыпали все обитатели жилища на сваях, белые и туземцы. Сперва офицеры держались настороженно, опасаясь враждебных выступлений, но когда разглядели в толпе белых, дали команду причаливать, и через миг один из офицеров ступил на берег.

— Лейтенант Мей, — представился он, — «Нью-Мексико», Соединенные Штаты, Тихоокеанский флот. Я имею честь говорить с профессором Максоном? — спросил он, откинув руку от козырька.

Ученый кивнул.

— Я польщен.

Лейтенант вытянулся в струнку.

— Мы побывали на вашем острове, профессор, — продолжал офицер, — и, судя по следам поспешного бегства и трупам туземцев, я испугался, что с вами случилась беда. Поэтому мы прошлись вдоль берега Борнео, расспрашивая туземцев, пока не встретили одного, который слышал о белых, разыскивающих в глубине острова белую девушку, похищенную пиратами. Чем выше по реке, тем сильнее мы убеждались в том, что находимся на верном пути, ибо все туземцы, которых мы расспрашивали, либо видели, либо слышали о вашем отряде. Помимо сведений о вас, нам довелось услышать странные истории о жутких монстрах, возглавляемых белым человеком.

— Все это фантазии ребяческих умов, — сказал профессор. — Однако, мой дорогой лейтенант, чем обязан чести вашего визита на мой остров?

Офицер на мгновение замешкался, обегая глазами собравшихся, словно кого-то искал.

— Что ж, профессор Максон, если быть совершенно откровенным, — сказал он наконец, — то в Сингапуре нам стал известен состав вашей экспедиции, куда вошел бывший морской офицер, которого мы разыскиваем уже много лет. Мы прибыли на ваш остров, чтобы арестовать этого человека, я имею в виду доктора Карла фон Хорна.

Когда лейтенант узнал о недавнем исчезновении разыскиваемого им человека, он выразил решимость тут же отправиться за ним в погоню, а так как профессор Максон побоялся остаться без зашиты в сердце дикого Борнео, то весь отряд был взят на борт шхуны.

Через несколько миль вверх по течению они натолкнулись на одного из даяков, который сопровождал фон Хорна несколькими часами ранее. Воин сидел, покуривая, возле боевой лодки на берегу. Когда ему стали задавать вопросы, он объяснил, что фон Хорн и остальные члены экипажа отправились вглубь, оставив его охранять лодку. Он вызвался проводить их к тому месту, куда направился белый.

Профессор Максон и Синг последовали с одним из офицеров и дюжиной даяков за проводником-туземцем. Вирджиния и Булан остались на яхте, поскольку последний был слишком слаб для утомительного похода в джунгли. В течение часа преследователи шли по следам фон Хорна и его диких спутников. Они едва не достигли означенного места, как вдруг до них донеслись жуткие крики туземных воинов, от которых в жилах стыла кровь, а в следующую секунду увидели проводников фон Хорна, спасающихся бегством.

При виде белых они остановились с чувством явного облегчения и стали показывать в обратную сторону, что-то взволнованно лопоча на своем языке. Отряд белых осторожно двинулся следом за добровольными проводниками, но, когда они вышли к искомому месту, источник паники даяков улетучился, будучи предупрежден натренированным слухом о приближении неприятеля.

Представшее взорам искателей зрелище поведало им обо всем, что требовалось знать. В земле зияла выкопанная яма, в которой виднелся тяжелый сундук, а на нем лежало обезглавленное тело доктора Карла фон Хорна.

Лейтенант Мей повернулся к профессору Максону с вопрошающим взглядом.

— Это он, — сказал ученый.

— А сундук? — поинтересовался офицер.

— Сокровища Максона, — выпалил Синг Ли. — Хорн долго-долго пытаться украсть его.

— Сокровища! — воскликнул профессор. — За него отдал жизнь Будудрин! За него сражался, строил козни и убивал раджа Мюда Саффир! Бедный фон Хорн, введенный в заблуждение, погиб из-за него, а голова его станет красоваться над жилищем даяков! Невероятно!

— Но, профессор Максон, — сказал лейтенант Мей, — люди и не на такое идут ради золота.

— Золота?! — вскричал профессор. — Но там же не золото, а книги по биологии и евгенике!

— Боже мой! — воскликнул Мей. — А ведь фон Хорн считался одним из самых отъявленных мошенников и авантюристов Америки! Однако нам пора на яхту, мои люди принесут сундук.

— Нет! — выкрикнул профессор Максон с горячностью, озадачившей собеседника. — Пусть его закопают. Он и его содержимое причинили достаточно горя, страданий и смертей. Пусть он останется в дебрях дикого Борнео, и молитесь Богу, чтобы никто его не нашел и чтобы я навсегда забыл о том, что в нем лежит.

Наутро третьего дня после смерти фон Хорна «Нью-Мексико» отчалила от берега Борнео. На борту, глядя на удаляющиеся зеленые холмы, стояли Вирджиния и Булан.

— Слава Богу, — с пылом воскликнула девушка, — что мы никогда сюда не вернемся!

— Аминь, — отозвался Булан, — и все же, если бы не Борнео, я никогда не встретил бы тебя.

— Тогда мы встретились бы в ином месте, Булан, — тихо проговорила девушка, — ведь мы созданы друг для друга. Ничто на свете не смогло бы помешать нашей встрече. Ты нашел бы меня и в своем истинном обличьи, я в этом уверена.

— Как это мучительно, Вирджиния, — сказал он, — постоянно напрягать свою память в тщетной попытке ухватиться за какую-либо зацепку, проясняющую мое прошлое. Милая, ты пойми, а вдруг я окажусь уклоняющимся от правосудия, как фон Хорн, либо же злостным преступником. Это ужасно, Вирджиния, размышлять о страшных последствиях моего потерянного прошлого.

— Нет, Булан, ты не мог быть преступником, — искренне ответила девушка, — но одно постоянно мучает меня. Страшно даже подумать, а вдруг, — девушка понизила голос, словно боясь произнести то, чего она больше всего опасалась, — а вдруг ты любил другую и… и… и даже был женат.

Булан готов был посмеяться над подобными страхами, но вдруг осознал всю серьезность и важность такой вероятности, как и Вирджиния. Он понял, что нельзя исключать того, что он уже женат, как и то, что только что признала девушка — они не смогут пожениться прежде, чем рассеется тайна, окутывающая его прошлое.

— Мои опасения имеют некоторое основание, — продолжала Вирджиния, — о чем я почти забыла в суете и волнении событий последних двух дней. Когда ты находился в бреду, то говорил бессвязные фразы, но постоянно повторял одно имя — имя женщины, а также какой-то номер. Ты говорил «Присцилла», «999». Может, она и…

34
{"b":"3370","o":1}