ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Уолдо медленно побрел прочь, даже не взглянув на поверженного врага и, прихрамывая, скрылся в зарослях. На сердце у него было тяжело, он ослабел от поединка и потери крови, однако упорно шел вперед, как ему казалось, к своей скалистой пещере, пока не опустился, обессилев, на небольшое поросшее травой возвышение, где его сморил сон.

Надара же, оправившись от потрясения, подумала, что может, Тандар и не погиб и, несмотря на долгие уговоры старика, решила вернуться на то место, где они оставили светловолосого юношу в тисках Корта.

Девушка стала осторожно пробираться сквозь кустарник и ползучие растения пока не достигла края поляны, где произошел поединок.

Выглянув из-за зарослей, она увидела на траве неподвижное тело, это был Корт. В течение нескольких минут Надара смотрела на него, пока не убедилась, что человек, всю жизнь преследовавший ее, уже не причинит ей вреда.

Она оглянулась по сторонам, ища Тандара, но его нигде не было. Надара с трудом могла поверить своим глазам. Казалось невероятным, что он упал без сознания от ее непреднамеренного удара и тем не менее одолел могучего Корта, иначе как объяснить, что Корт лежит здесь мертвый, а Тандар исчез?

Она подошла к Корту совсем близко, ногой перевернула его тело и, увидев на горле следы пальцев, вскрикнула от захлестнувшего ее чувства гордости, повернулась к лесу и стала громко звать Тандара.

Но Тандар не слышал ее. Он лежал в полумиле от этого места, ослабевший от потери крови и почти без сознания.

Утро застало Надару спящей на ветке большого дерева на той самой тропе, по которой шел Уолдо, преследуя Корта. Она обнаружила отпечатки их ног накануне вечером, когда тщетно искала тропу, по которой Уолдо уходил после битвы. Надара надеялась, что след приведет ее к пещере Тандара, куда он возможно вернулся другой дорогой.

Проснувшись, девушка, безошибочно угадывая след, как угадывает его собака, продолжила путь через холмы, перевалы и джунгли, пока не дошла до реки, где ее племя несколько дней тому назад брало воду. Здесь она сделала короткую остановку.

Отдохнув, Надара зашагала вдоль реки вниз и, пройдя через джунгли, вновь оказалась у перевала. Извилистая тропа озадачивала ее, но она продолжала идти по становящемуся все более нечетким следу, пока в конце концов не потеряла его.

Теперь Надара была твердо уверена, что этот след вел от того места, где раньше останавливалось ее племя, и вопреки всякой надежде девушка надеялась, что вскоре наткнется на свежие отпечатки ног, оставленные Тандаром, когда он возвращался в свою пещеру.

Старик же, оставшись в одиночестве после того, как Надара отправилась на поиски Тандара, вернулся на следующий день в деревню, где жил его народ.

Первым ему встретился Флятфут.

— Где девушка? — прохрипел он. — И где Корт? Он заполучил ее? Говори мне правду или я переломаю тебе все кости.

— Я не знаю, где девушка, — правдиво отвечал старик, — а вот Корт лежит мертвый на небольшой поляне подле трех высоких деревьев. Могучий человек убил Корта, когда тот тащил Надару в заросли…

— И этот человек забрал девушку себе? — заорал Флятфут. — Ты, старый вор, это твоя работа. Ты всегда пытался околпачить меня, когда узнал, что я положил на нее глаз. Куда они отправились? Живо говори! А не то я убью тебя.

— Я не знаю, — ответил старик. — Много часов кряду я искал их, пока совсем не стемнело, но так и не нашел, мои старые глаза уже плохо различают следы, так что мне пришлось отказаться от поисков и вернуться утром в деревню.

— Говоришь, след начинается у трех деревьев? — вскричал Флятфут. — Этого достаточно — я найду их. И когда я вернусь с девчонкой, у меня будет достаточно времени убить тебя, а сейчас мне недосуг, — и с этими словами пещерный человек поспешил к лесу.

Ему потребовалось полдня, чтобы обнаружить тропу, по которой шла Надара, и поскольку она не старалась запутать свои следы, Флятфут быстро продвигался вперед по пятам за ничего не подозревающей девушкой, однако он был не так проворен, как она, и погоня обещала быть длительной.

Когда Уолдо проснулся, в лицо ему светило солнце, и хотя нога болела, он чувствовал себя достаточно сильным, чтобы продолжать путешествие, однако, куда ему идти, он не знал.

Теперь, когда Надара изменила к нему свое отношение, ничто больше не держало Уолдо на этом острове, и он уже было решил отправиться к своей дальней пещере, откуда смог бы часто наведываться к океану и смотреть, не появится ли корабль, но тут внезапно его неодолимо потянуло еще раз увидеть девушку и услышать из ее собственных уст, что явилось причиной ее ненависти к нему.

Уолдо и предположить не мог, что утрата ее дружбы явится для него таким ударом, здесь страдало не только его сердце, но и гордость.

Конечно, он отдавал себе отчет в том, что такое отношение Надары вызвано его постыдным бегством — поступком, от которого он сам испытывал мучительные угрызения совести. Девушка была оскорблена в своих лучших чувствах — но могло ли это служить оправданием ее мстительности?

Но потом он понял, что предательски, как он считал, швырнув в него камнем, в то время как он защищал ее, Надара отказалась от тех прав на него, которые давала ей проявленная к нему доброта, и тем не менее, как бы унизительно это не было, он хотел видеть ее!

Он, Уолдо Эмерсон Смит-Джонс, настолько утратил гордость, что добровольно готов был отправиться на поиски той, которая предала его и надругалась над его дружбой, готов был искать примирения. И хотя говорил себе, что это невероятно и невозможно, он тем не менее отправился на поиски Надары.

Уолдо нисколько не удивился этому чувству — врожденному стадному инстинкту, как он его назвал — которое влекло его к Надаре.

Ему даже в голову не пришло, что все эти долгие месяцы одиночества он совсем не скучал по обществу своих старых друзей из Бэк Бея, и что мысли ранее занятые ими теперь были поглощены пещерной девушкой.

Уолдо не отдавал себе отчета в том, что не нуждался в компании этих людей, что чувство, которое он испытывал, вовсе не было стадным инстинктом, и что лишь один единственный человек мог избавить его от непонятной тоски. Нет, Уолдо Эмерсон не знал, что с ним происходит я, похоже, не узнает, пока не будет слишком поздно.

Юноша хотел отправиться туда, где он накануне сражался с дикарем, но голова была как в тумане, и он не мог вспомнить, в каком направлении пошел после того, как покинул поляну.

В результате Уолдо побрел совсем в другом направлении и вынырнул из зарослей у самого подножья невысокой скалы, испещренной пещерами. Он увидел перед собой угрюмых несчастных дикарей, проводивших свою жизнь в постоянных переходах с одного унылого места на другое, такое же унылое и неуютное.

При виде их Уолдо не убежал в ужасе, как случилось бы несколько месяцев назад. Вместо этого он невозмутимо стал приближаться к ним.

И тогда люди побросали свои занятия и с подозрением уставились на него. Затем несколько здоровенных дикарей осторожно двинулись к нему.

Ядрах в ста они остановились.

— Что -тебе надо? — закричали они. — Если ты войдешь в нашу деревню, мы убьем тебя.

Уолдо еще не успел ответить, как из пещеры у подножья скалы выбрался старик и, увидев пришельца, поспешил к враждебно настроенным соплеменникам, которые вышли навстречу Уолдо.

Он стал тихо говорить им что-то и Уолдо признал в нем старика, сопровождавшего Надару накануне, когда произошла битва. Когда старик кончил говорить, один из пещерных жителей одобрительно кивнул, остальные тоже кивнули.

После чего старик подошел к Уолдо совсем близко.

— Я старый человек, — сказал он. — Тандар не убьет старого человека?

— Конечно нет, но откуда тебе известно, что меня зовут Тандар? — спросил Уолдо.

— Надара, моя дочь, часто говорила о тебе. А вчера мы видели, как ты сражался с сыном Наголы, и Надара сказала мне, что это ты. А что нужно Тандару среди народа Флятфута?

— Я пришел как друг друзей Надары, — сказал Уолдо. — А Флятфут не друг Надары, ее друзья это и мои друзья и ее враги это и мои враги. Где Надара, но прежде я хочу знать, где Флятфут? Я пришел, чтобы убить его.

14
{"b":"3371","o":1}