ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Медленно Тандар стал приходить в себя, однако не так скоро осознал катастрофу, которая здесь произошла. Его первая мысль была о Надаре. Он подполз к тому месту, где когда-то был вход в пещеру и не понял причины темноты, подумал, что сейчас ночь. Ведь когда он лег спать, была ночь. Откуда мог он знать, что с тех пор прошло уже три ночи, и что пока он спал, судьба уготовила ему тяжелые потрясения.

У входа в пещеру его ждал первый удар — вход был заблокирован. Что это могло означать? Изо всех своих слабых сил он толкал и тянул массу, перекрывшую ему путь. Кто заточил его здесь? Он отчетливо вспомнил сон о похищении Тургом Надары. Это воспоминание заставило его еще отчаяннее пытаться освободить проход.

Но Тандар был слишком слаб, чтобы преодолеть это препятствие. Уж не ранен ли он? Вероятно тот, кто заточил его здесь, сначала избил его. Голова раскалывалась от боли. Тандар нащупал глубокую рану, однако она не была свежей. Как долго он здесь находится? Пока он сидел и раздумывал над этим, в нем вдруг проснулось мучительное чувство голода и жажды, и он понял, что уже длительное время был без еды и питья.

Тандар снова попытался сдвинуть глыбу с места и тут внезапно вспомнил случившееся. Вспомнил рычанье Грозного Наголы, так испугавшее Надару, и понял, что тут произошло страшное землетрясение. Тандар содрогнулся при мысли о Надаре. Стала ли она тоже пленницей в своей пещере или с ней случилось самое страшное? Тандар принялся яростно отдирать куски породы, однако вскоре пришел в выводу, что поспешность ни к чему не приведет. Он должен освобождать эти завалы медленно и осторожно, камень за камнем, пока не образуется проход, который позволит ему выбраться из пещеры.

Разум подсказывал Тандару, что он погребен не так уж глубоко, он мог дышать, и это свидетельствовало о том, что в пещеру поступает свежий воздух.

Из-за сильной слабости юноша работал медленно, прошло несколько часов, прежде чем он увидел полоску света. После этого работа пошла быстрее, вскоре он выбрался через узкое отверстие и увидел разрушенную скалу.

Выходя, Тандар вспугнул стаю стервятников и они поднялись, не закончив свое жуткое пиршество. Юноша содрогнулся, увидев разбросанные повсюду останки людей. Забыв про голод и жажду, он стал карабкаться наверх, к тому месту, где была пещера Надары. Вход в ее пещеру был тоже завален. В конце концов Тандару удалось освободить проход, но он долгое время не решался заглянуть внутрь. Затем, собравшись с духом, все-таки пробрался в пещеру. В темноте он стал ощупывать пол, страшась обнаружить бездыханное тело той, которую любил, но в пещере никого не оказалось. Тогда Тандар поспешно выбрался наружу и стал искать девушку среди изуродованных тел мужчин и женщин, засыпанных обломками горной породы. Но и здесь его поиски оказались безрезультатными, отвратительные птицы до такой степени обезобразили свои жертвы, что узнать кого-либо было невозможно.

Вконец ослабевший, измученный и отчаявшийся, Тандар побрел к ручью. Там он утолил жажду и помылся. После чего немного подкрепился, лег на траву и крепко заснул.

Проснувшись, он почувствовал, что силы возвращаются к нему, а вместе с ними возвращается и надежда. Надара не могла погибнуть! Она спаслась и бродит где-то на острове. Он будет искать ее до тех пор, пока не найдет. Но дни шли, а он не встретил ни Надары, ни другого живого существа, и постепенно пришел к мучительному выводу, что из всех жителей острова уцелел в этой катастрофе лишь он один.

Мысль о том, что ему придется доживать свою жизнь без Надары повергла его в глубокое отчаяние. Он проклинал небеса за то, что остался в живых, потому что жизнь без Надары теряла для него всякий смысл. Со временем его тоска только увеличивалась. И вместе с ней возрастал страх одиночества. Остров стал ему ненавистен. Шансы на то, что к этим берегам при его жизни пристанут какое-нибудь судно, казались ничтожными, разве что только отец пошлет сюда спасательную экспедицию, но надежды на это было мало.

Он не станет сам лишать себя жизни, хотя порой ему хотелось это сделать, но с радостью встретит смерть на этом диком острове, какой бы страшной она ни была. Ночью он спал на земле и искал встречи с Наголой, вооруженный лишь легким копьем.

Тандар охотился на кабанов, не менее устрашающих чем сама Нагола, и убил не одну пантеру, чьи шкуры лежали у него в пещере на скале неподалеку от берега — той самой скале, где Надара нашла убежище, и откуда она вместе с поисковой партией отправилась на «Присциллу».

Как-то раз, возвращаясь с берега, куда часто наведывался взглянуть, не появится ли на горизонте парус, Тандар заметил у подножья скалы какое-то движение. Он спрятался за куст и стал наблюдать. Убедившись через минуту, что это человек. Тандар помчался вперед. Дни, проведенные в одиночестве, казались ему долгими месяцами. И теперь он бы с радостью обнял даже дьявола в обличье человека.

Тандар бежал бесшумно, и вот он уже поравнялся с огромным косматым человеком прежде, чем тот заметил его. Человек собрался было бежать, но увидев, что Тандар один, передумал.

— Я Руф, — крикнул он, — и я тебя убью!

Знакомое примитивное приветствие уже не пугало Тандара и не вызывало желания вступить в поединок. Теперь ему хотелось иметь друга, а не врага.

— Я Тандар, — ответил он.

Дикарь узнал его и отступил назад. Ему расхотелось меряться силами, он видел, как сражается Тандар, и видел, как Тург погиб от руки этого гладкокожего чужестранца.

— Давай не будем сражаться, — продолжал Тандар. — Мы одни на этом острове. Я не встречал здесь никого с тех пор, как Грозный Нагола уничтожил наш народ. Будем друзьями и станем вместе охотиться. Ведь если кто-то из нас погибнет, другой останется в одиночестве ждать, пока его не приберет смерть.

Руф взглянул через плечо Тандара на лес.

— А ты один? — спросил он.

— Да, разве я -не сказал, что кроме нас с тобой все погибли.

— Не все, — ответил Руф. — Но я буду Тандару другом. Мы будем вместе охотиться и вместе жить. Руф и Тандар — братья.

Он нагнулся, сорвал пучок травы и подошел к американцу. Тандар сделал то же самое, после чего они потерли травой друг другу лбы — так здесь скрепляли дружбу, это была простая и примитивная церемония, но каждый знал, что скорее умрет, чем нарушит этот уговор.

— Ты сказал, что погибли не все. Что ты имеешь в виду?

— Грозный Нагола убил не всех, остались Тург и твоя девушка, которую Тург хотел украсть.

— Что? — вскричал Тандар. — Надара жива?

— Посмотри, — сказал Руф, направляясь к подножью скалы. — Видишь?

— Да, — ответил Тандар. — Я заметил там тело.

— Это Тург, — пояснил Руф. — Он хотел добраться до Надары, которая укрылась в пещере высоко над нами. А потом пришли какие-то диковинные люди, подняли палки, раздался треск и Тург упал — этот треск убил его с большого расстояния. А та, которую ты зовешь Надарой, ушла вместе с этими людьми.

— В каком направлении? Куда они увели ее?

— Они отвели ее к странному строению, в котором жили сами и в котором прибыли сюда. Я такого никогда раньше не видел. Оно плыло по воде и на нем было множество маленьких отверстий, но люди выходили не из них, а спускались сверху, а после плыли к берегу в каких-то деревянных штуковинах. На верхушке этого строения торчало два дерева без листьев, с короткими прямыми ветками. Когда они поплыли обратно, из короткой палки между этими двумя деревьями повалил черный дым. Это было удивительно, но самым удивительным были палки, которые убили Турга.

Тандар не слышал и половины из того, что рассказывал ему Руф. В голосе его вертелась лишь одна мысль: Надара жива! Надара жива! Теперь жизнь снова наполнилась для него смыслом. Теперь он не смеет умереть. Он схватил в охапку изумленного Руфа и, смеясь от счастья, закружил его в вихре вальса. Надара жива!

И снова для Тандара светило солнце, пели птицы и все в природе было наполнено ликованием. Надара была жива и находилась среди цивилизованных людей. Но затем возникло сомнение.

34
{"b":"3371","o":1}