ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Молчание нарушил Алексис.

– Что вы думаете о причине исчезновения Аннет, Джейн?

– Я могу только повторить то, что уже сказала: это было не привидение и не животное. Сделать это мог только человек. Он должен был обладать ловкостью обезьяны.

– По крайней мере, теперь вы убедились, что я тут не при чем. Тогда вы должны поверить и в то, что я не убивал Китти.

– Какое значение имеет мое мнение, – спросила Джейн. – Пусть это определяет суд.

– Нет, Джейн, для меня важно, что думаете вы.

– Я не хочу возвращаться к этой теме, – резко оборвала Джейн.

Но Сбороу, казалось, не заметил ее тона.

– Я хочу, чтобы вы знали: никогда я не встречал женщины, подобной вам. Вы должны знать это!

– Прекратим этот разговор, – повторила Джейн еще настойчивее. – Не стоит усугублять наше и без того непростое положение.

– Но чем оно станет тяжелее, если вы будете знать, что рядом с вами находится мужчина, влюбленный в вас? – распалялся принц. – Я могу сделать вас счастливой!

Входя в раж, принц схватил Джейн за руку и попытался обнять. Она вырвалась и с силой ударила его по лицу. Сбороу аж перекосило от злости.

– Ты еще заплатишь за это! Ты…

– Интересно, что ты собрался сделать? – неожиданно раздался мужской голос.

Прямо к ним приближались Тиббс и Браун. В руке пилот держал топорик. Сбороу побледнел и попятился назад.

– Я прикончу тебя на месте! – твердо заявил Браун.

Джейн решительно преградила ему дорогу.

– Но пока этот гад жив, никто из нас не может чувствовать себя в безопасности!

– Что касается меня, я о себе сама побеспокоюсь. Думаю, раз это способна сделать женщина, то мужчина и подавно.

– Ладно, – согласился Браун. – Я пока потерплю. На ночевку расположились снова возле реки. Все изнемогали от усталости.

– Если позволите, миледи, – сказал Тиббс, – боюсь, я больше не выдержу. Не хочу быть вам обузой и задерживать вас. Завтра отправляйтесь в путь без меня.

– Бросьте, Тиббс, – возразила Джейн. – Вы держитесь молодцом. А усталость у вас от непривычки. Погодите, скоро ваши мышцы привыкнут, и вы будете чувствовать себя намного легче.

– Хорошо бы, миледи, у меня, правда, нет больше сил.

– Мы не бросим тебя Тиббс, – заверил Браун. – Если мы и можем двинуться дальше без одного спутника, то не без вас.

И пилот выразительно глянул на Сбороу.

– Я попробую найти какую-нибудь пищу, – сказала Джейн. – А вы пообещайте, что не переругаетесь за это время. У нас и так проблем достаточно!

Браун вызвался сопровождать Джейн. Когда они скрылись, Тиббс повернулся к принцу.

– Простите, сэр, не пора ли набрать дров для костра и приступить к постройке шалаша?

– Это разумно, Тиббс, – согласился принц. – И поторапливайтесь, а то скоро стемнеет.

– Разве вы не поможете мне, сэр? – удивился Тиббс.

– Разумеется, нет. Я очень устал.

– Но я тоже устал, – совсем осмелел Тиббс.

– Вам платят не за то, чтобы вы уставали, – назидательно отозвался принц, – а за то, чтобы работали. Поэтому кончайте болтать и займитесь делом.

– Я бы на вашем месте поостерегся, – загадочно заметил Тиббс. – Если вы не поможете мне, я ничего не успею сделать, и леди Грейсток с мистером Брауном будут очень недовольны. Особенно мистер Браун. А мне сдается, сэр, он не слишком вас любит и готов воспользоваться любым предлогом чтобы расправиться с вами.

Пару минут Алексис обдумывал слова Тиббса. Затем он поднялся.

– Ладно, я помогу вам, – промолвил он. На ужин Джейн и Брауну удалось подстрелить маленькую антилопу. Жареным мясом животного и подкрепились наши путешественники. Общий разговор не клеился, да и утомительный переход давал о себе знать. Так что вскоре все, за исключением Тиббса, которому выпало первым нести дежурство, заснули. Каждая смена, как и было условленно, продолжалась по два часа. В четыре утра, закончив свою вторую смену, Тиббс разбудил Алексиса.

Пытаясь прогнать дрему, поеживаясь от утреннего холода, Сбороу устроился у костра и уставился на ночные джунгли. Ему вспомнился рассказ Тиббса о духе убитой герцогини, явившемся за своей служанкой. Неподалеку раздался крик какого-то зверя, и принц вздрогнул. Он попытался переключить свои мысли на что-нибудь другое и от нечего делать принялся разглядывать своих спящих спутников. Глаза его остановились на Брауне, рядом с которым лежал и злополучный топорик.

Ах, как велико было искушение! Усилием воли Сбороу справился с ним и перевел взор на Джейн. Господи, как она пленительна! Но почему она так резко отвергла его любовь? Ведь он всегда умел покорять женщин! Объяснение могло быть только одно – во всем виноват проклятый пилот!

Сбороу почувствовал новый прилив ненависти к Брауну. Не будь этого американца, жизни принца ничего не угрожало бы, и сердечные дела его, несомненно, продвигались бы с большим успехом. А тут еще, как подсказка свыше, этот топорик рядом с Брауном!

Сбороу подошел поближе и прислушался. Сомнений не было: все крепко спали – и Тиббс, и Джейн, и Браун.

Желание избавиться от Брауна и одним махом решить массу проблем все сильнее внедрялось в сознание принца. Стараясь не произвести ни малейшего шума, он приблизился к пилоту и стал подле него на колени. Рука сама потянулась к топорику.

Тут Браун заворочался во сне, и Сбороу чуть не закричал от страху. Но пилот снова успокоился и только тихо посапывал во сне. Сбороу бросил безумный взгляд на Брауна и занес над ним руку с топориком.

ГЛАВА 20. ЗАБАВЫ НКИМЫ

Вазири вместе с Тарзаном продолжали поиски страны кавуду. Позади остались многие километры, много дней, проведенных в джунглях, а к цели они, казалось, почти не приблизились. Они не знали даже, на верном ли пути находятся. От этого чувство безысходности овладело ими. Слухи, легенды, загадочные истории – вот и все, на что они могли опереться. Некоторые воины склонялись к мнению о бесплодности похода, и в отряде их удерживало только чувство личной преданности Мувиро.

Правда, Тарзан встретил кавуду Идени и спас дочь шамана Найку, но все эти события происходили так далеко от страны вазири, что даже Мувиро не был уверен в том, действительно ли причастны кавуду к исчезновению его дочери. Для чего им пускаться в столь дальний путь, если гораздо ближе можно найти немало молодых девушек?

В подавленном состоянии пребывала этим прохладным и туманным утром также и маленькая обезьянка, мчавшаяся по следу вазири, не выпуская из руки палку, на конце которой был прикреплен лист бумаги. Она немного повеселела лишь после того, как взошло солнце, а когда ей удалось найти птичье гнездо и полакомиться вкусными яйцами, настроение обезьянки совсем исправилось.

Наконец Нкима заметил впереди цепочку людей, возглавляемую его любимым хозяином, и с оглушительным криком радости бросился к ним. Он ощущал себя совершенно счастливым, снова оказавшись на могучем и сильном плече Тарзана.

– Где ты пропадал, Нкима? – спросил человек-обезьяна.

– Маленький Нкима храбро сражался со всеми Ману в джунглях, – ответила обезьянка. – Они хотели помешать Нкиме, но он избил их палкой и прогнал прочь.

– Маленький Нкима очень отважный, – улыбнулся Тарзан.

Он удивился, заметив, что Нкима до сих пор не выбросил палку. Не в натуре обезьянки было подолгу увлекаться одной игрой. Присмотревшись и увидев, что на конце палки закреплена уже другая бумага, Тарзан заинтересовался.

– Это не та бумага, которую я тебе дал. Откуда у тебя это? – удивился он. – Дай-ка мне поглядеть, что там написано.

Когда Тарзан потянулся за конвертом, Нкима моментально вспомнил, что собирался важно, как это сделал воин-гонец, передать послание хозяину. В жесте человека-обезьяны он увидел приглашение к игре.

Нкима быстро спрыгнул с плеча Тарзана и побежал, размахивая палкой. Тарзан окликнул его, но обезьянка совсем разыгралась и стала карабкаться на самую вершину дерева, как бы предлагая последовать за ней.

28
{"b":"3373","o":1}