ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Давайте все-таки позовем его обратно, – предложил Тарзан. – Он уже кое-что понял и много натерпелся, пока был в джунглях один. Думаю, он не будет больше делать вам гадости. И не потому, что исправился – просто побоится снова остаться один.

– Ладно, – подумав немного, недовольно буркнул пилот. – Черт с ним, пускай возвращается.

Тарзан громко позвал принца несколько раз, но ответа так и не последовало.

– Значит, теперь мы еще должны ждать его? – снова разгорячился Браун.

– Не стоит, – ответил Тарзан. – Он придет сам, когда джунгли покажутся ему страшней, чем вы, Браун. Скорее всего, Сбороу сейчас наблюдает за нами и движется следом. Где-то к востоку отсюда должны находиться мои люди. Я отведу вас к ним. А сам я намерен искать деревню кавуду. Судя по всему, именно туда тянутся следы Аннет и леди Грейсток.

ГЛАВА 27. БЕЗУМЦЫ И ЛЕОПАРДЫ

Оказавшись на самом дне черной ямы, Джейн сначала ничего не могла рассмотреть. Ей только почудилось поблизости чье-то дыхание.

Неожиданно совсем рядом знакомый голос воскликнул по-английски:

– Это вы, мадам! Значит, они и вас схватили!

– Господа, Аннет! – отозвалась Джейн, глаза которой постепенно начали привыкать к темноте. – А мы-то думали, принц убил тебя!

– Меня выкрал ужасный белокожий дикарь. Он загипнотизировал меня, так что я даже не в силах была позвать на помощь или сопротивляться. Он втащил меня на дерево, а потом привел сюда, в эту деревню.

– Знакомая история, – сказала Джейн. – Со мной все произошло точь-в-точь, как с тобой. Интересно, с какой целью они похитили нас?

– Ума не приложу, – ответила Аннет. – Мне они ни слова об этом не говорили.

– Я, в сущности, знаю тоже совсем немного. Имя моего похитителя Огдли. Он проговорился, что доставит меня к какому-то Кавандаванде, а зачем, не сказал, и очень рассердился, когда я попыталась его расспрашивать.

В этот момент они услышали чьи-то шаги на крыше, и мужской голос грубо приказал:

– Поднимайтесь наверх! Обе! Взобравшись на крышу, Джейн увидела воина, который похитил ее.

– Какие новости, Огдли? – обратилась она к нему. – Ты никак пришел освободить нас?

– За вами послал Кавандаванда, – рявкнул в ответ дикарь. – Не вздумай с ним разговаривать так же нагло, как со мной.

Давая Джейн понять, чтобы она шла первой. Огдли взял ее за руку. Внезапно лицо его изменилось и он остановился, словно остолбенев.

– Какая ты… – произнес он шепотом.

– А как тебе мои зубы? Нравятся? – во весь рот улыбнулась Джейн. – Скоро ты украсишь ими свою грудь.

– Зачем мне твои зубы? – огрызнулся Огдли. – Ты околдовала меня своими чарами, женщина. Скажи мне кто раньше, что такое может произойти, я бы рассмеялся. Я, который привык сам повелевать женщинами и не ставить их ни во что!

У Джейн не оставалось больше никаких сомнений о причинах внезапной перемены в поведении воина. Поразмыслив, она сочла, что проснувшееся в дикаре влечение можно, пожалуй, использовать на пользу себе и Аннет.

– Послушай, – ласково зашептала она. – Спрячь нас где-нибудь, а когда наступит ночь, потихоньку выпусти из деревни. Кавандаванде можешь сказать, что мы сбежали. А завтра приходи в лес сам, я буду ждать тебя.

Последнее предложение прозвучало весьма соблазнительно, и, видно, в Огдли происходила какая-то внутренняя борьба.

– Нет! – наконец, отогнав сомнения, решительно воскликнул он. – Я отведу тебя к Кавандаванде и скоро ты лишишься своих колдовских чар. Мы здесь все монахи, и я тоже монах. Мы не имеем женщин. Тот, кто нарушит это табу, будет терпеть жуткие мучения в аду, а если Кавандаванда узнает об этом раньше, он накажет отступника ужасной смертью. Женщины могут принести нам только зло и погибель. А ты – тоже женщина!

– О чем это вы беседуете с ним, мадам? – полюбопытствовала Аннет.

– Представляешь, этот Огдли влюбился в меня. Попробую сыграть на его страсти. Может, удастся уговорить его организовать нам побег. А за это я пообещаю ему встречу наедине завтра в лесу.

– Неужели вы пойдете на это?! О, мадам!

– Бог с тобой, разумеется, нет. Но в нашем положении все средства хороши. Попробовать, во всяком случае, стоит. А пока что он ведет нас к Кавандаванде.

– Значит, с побегом ничего не выйдет?

– Погоди. Если я хоть чуть-чуть разбираюсь в мужчинах, – заверила Джейн, – то Огдли не удастся так быстро и легко справиться со своими чувствами.

Приведя женщин к окраине деревни, Огдли открыл вделанные в скалу ворота. Пройдя вовнутрь, они увидели ущелье, через которое протекал небольшой ручей с прозрачной водой.

Повсюду под неусыпным надзором воинов кавуду трудились какие-то люди.

Неожиданно один из них, отшвырнув в сторону деревянную мотыгу, стал головой в грязь.

– Я дерево! – крикнул он. – Переверните меня, а то меня посадили кверху ногами.

Находившийся неподалеку охранник подошел и ударил человека по спине древком копья.

– Эти люди околдованы, – пояснил Огдли. – В них вселились демоны. Но иметь их полезно, потому что они отпугивают других опасных духов. А убивать их нельзя, так как тогда демоны переселятся в нас. Только если они умирают естественной смертью, демоны погибают вместе с ними.

– Значит, все они сумасшедшие? – уточнила Джейн.

– Да. Но Кавандаванда очень мудр, и ему известно, как использовать каждого.

Они подошли еще к одним воротам, миновав которые, оказались около здания, построенного частично из необожженного кирпича, частично из бамбука и листьев.

Неожиданно из зарослей прямо у них под носом выскочил леопард. Оскалившись, он оглядел пришельцев и удалился. Леопардов оказалось несколько, и, обеспокоенные появлением людей, они выходили из своих укрытий, разглядывали гостей и снова прятались.

Аннет в ужасе жалась к Джейн.

– Насколько мне известно, – обратилась Джейн к Огдли, – это очень кровожадные животные. Отчего же им позволено свободно разгуливать тут?

– Днем они не опасны, потому что, во-первых, сыты, а во-вторых, по двору ходят только вооруженные люди. Леопарды, хоть и кровожадны, но трусливы и предпочитают нападать по ночам. Именно ночью они и выполняют волю Кавандаванды.

– Какую волю? – поинтересовалась Джейн. – Для чего их здесь держат?

– Я не вправе ответить тебе на этот вопрос, – отозвался Огдли. – Скоро ты сама все узнаешь. Между тем они уже входили в храм.

– Кстати, – спросила Джейн, – где ты живешь, Огдли, в храме или в деревне?

– Где прикажет Кавандаванда. Сейчас в деревне, а иногда и в храме.

– И ты провел здесь всю свою жизнь?

– Нет. Но все равно очень много времени. Мне кажется, миновало уже около ста дождей, а может, и в два раза больше – я сбился со счета. Для меня это неважно, потому что я буду жить вечно, если только меня не убьют. Я могу умереть лишь насильственной смертью.

Джейн смотрела на него с нескрываемым изумлением.

– Послушай, – опомнившись, начала она. – Раз у тебя хорошие отношения с Кавандавандой, попроси его об одной любезности. Пусть он позволит тебе пожить в храме.

– Для чего? – подозрительно спросил Огдли.

– Видишь ли, у меня, кроме тебя, нет здесь больше друзей, и, если ты уйдешь, мне будет очень страшно и одиноко. – Помолчав, она добавила, – признаюсь, ты меня тоже околдовал, Огдли. Выходит, ни ты, ни я ничего не можем с собой поделать.

Джейн смотрела на него своими прекрасными глазами, вкладывая в этот взгляд всю силу обольщения, на которую была способна.

Он отшатнулся.

– Не смей так смотреть на меня!

– А ты выполнишь мою просьбу?! – скорее утвердительно, чем вопросительно произнесла она.

Огдли молчал, но внутреннее чувство подсказывало Джейн, что этот тайм она выиграла.

ГЛАВА 28. КАВАНДАВАНДА

Из листвы деревьев за мчавшимся сквозь джунгли помешанным внимательно следили чьи-то глаза. Незнакомец преследовал его.

Выскочив на полянку, сумасшедший издал душераздирающий вопль. В нескольких шагах от него лежало три молодых льва. Один из них, первым заметивший пришельца, поднялся и стал пристально разглядывать его. Делал он это, скорее, из любопытства, вовсе не намереваясь нападать. Но жуткие крики человека, приближавшегося к ним, так подействовали на нервных и впечатлительных львов, что они тут же, как по команде, поднялись и исчезли в зарослях.

33
{"b":"3373","o":1}