ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дорогая мисс Портер, у меня не было никакого основания сказать то, что я сказал. Единственное мое извинение – что, должно быть, нервы мои расшатались окончательно; впрочем, это вовсе не извинение! Пожалуйста, постарайтесь думать, что я этого не говорил совсем. Мне очень стыдно. Я никак не хотел обидеть вас, – вас менее, чем кого бы то ни было на свете! Скажите, что вы прощаете меня.

Ваш Сесиль Клейтон.

– Нет, он думал так, иначе он никогда бы этого не сказал, – рассуждала девушка; – но это не может быть правдой, и, я знаю, что это неправда!

Одно выражение в записке испугало ее: „Я никак не хотел обидеть вас, – вас менее, чем кого бы то ни было на свете!“

Еще неделю тому назад это выражение наполнило бы ее радостью, теперь – оно угнетало ее.

Она жалела, что познакомилась с Клейтоном. Она жалела, что встретилась с лесным богом, – нет, этому она была рада. А тут еще та, другая записка, которую она нашла в траве перед хижиной после своего возвращения из джунглей, любовная записка, подписанная Тарзаном из племени обезьян.

Кто бы мог быть этот новый поклонник? Что, если это еще один из диких обитателей страшного леса, который может сделать все, что угодно для обладания ею?

– Эсмеральда! Проснитесь! – крикнула она. – Как вы раздражаете меня тем, что можете спокойно спать, зная, что кругом горе!

– Габерелле! – завопила Эсмеральда, приняв сидячее положение. – Что тут опять? Гиппосорог? Где он, мисс Джэн?

– Вздор, Эсмеральда, никого тут нет. Ложитесь опять! Вы достаточно противны, когда спите, но еще несносней, когда проснетесь!

– Деточка вы моя сладкая, да что с вами, мое сокровище? Вы сегодня будто не в себе, – сказала служанка.

– Ах, Эсмеральда, я сегодня вечером совсем гадкая. Не обращайте вы на меня внимания – это будет самое лучшее с вашей стороны.

– Хорошо, сахарная моя, ложитесь-ка вы лучше всего спать. Ваши нервы издерганы. Со всеми этими рассказами массы Филандера о ринотамах каких-то людоедских гениях оно и не удивительно!

Джэн Портер засмеялась, подошла к кровати Эсмеральды и, поцеловав щеку преданной негритянки, пожелала ей спокойной ночи.

XXIII

БРАТСТВО

Когда д'Арно пришел в сознание, он оказался лежащим на постели из мягких лопухов и трав в шалаше, построенном из веток в виде маленького Л.

В отверстие шалаша открывался вид на луг, покрытый зеленым дерном, за которым довольно близко подымалась плотная стена кустарников и деревьев.

Он был весь разбит и очень слаб. Когда сознание полностью вернулось к нему, он почувствовал острую боль многих жестоких ран и тупую боль в каждой кости, в каждом мускуле тела – последствия ужасных побоев, перенесенных им.

Даже повернуть голову – и это вызывало в нем такое безумное страдание, что он долго пролежал неподвижно, закрыв глаза.

Он пытался по частям воссоздать подробности того, что с ним случилось до той минуты, когда он потерял сознание, чтобы найти объяснение своего теперешнего положения; старался понять, среди друзей ли он, или среди врагов.

Наконец, ему вспомнилась вся ужасающая сцена у столба и странная белая фигура, в объятиях которой он впал в бессознательное состояние.

Д'Арно не знал, какая участь ожидает его. Он не видел и не слышал кругом никаких признаков жизни.

Беспрестанный гул джунглей – шорох листьев, жужжание насекомых, голоса птиц и обезьянок, – казалось, смешались в баюкающее ласковое мурлыкание. Казалось, будто он лежит в стороне, далеко от мириады жизней, звуки которых долетают до него только как смутный отголосок.

Наконец, он впал в спокойный сон и проснулся уже после полудня.

Опять испытал он странное чувство полнейшей растерянности, которое отметило и его первое пробуждение; но теперь он скоро припомнил недавнее прошлое и, взглянув через отверстие шалаша, увидел фигуру человека, сидящего на корточках.

К нему была обращена широкая мускулистая спина, и хотя она была сильно загорелой, д'Арно увидел, что это спина белого человека, и он возблагодарил судьбу.

Француз тихо окликнул Тарзана. Он обернулся и, встав, направился к шалашу. Его лицо было прекрасно – самое прекрасное, – подумал д'Арно, – какое он когда либо видел в жизни.

Нагнувшись, он вполз в шалаш к раненому офицеру и дотронулся холодной рукой до его лба. Д'Арно заговорил с ним по-французски, но человек только покачал головой с некоторой грустью, как показалось французу.

Тогда д'Арно попробовал говорить по-английски, но человек снова покачал головой. Итальянский, испанский и немецкий языки привели к тому же результату. Д'Арно знал несколько слов по-норвежски, по-русски и по-гречески и имел поверхностное представление о наречии одного из негритянских племен западного побережья – человек отверг их все.

Осмотрев раны д'Арно, незнакомец вышел из шалаша и исчез. Через полчаса он вернулся с каким-то плодом, вроде тыквы, наполненным водой.

Д'Арно жадно напился, но ел немного. Его удивляло, что у него не было лихорадки. Опять попытался он говорить со своей странной сиделкой, но его попытка оказалась опять безрезультатной.

Внезапно человек вышел из шалаша и через несколько минут вернулся с куском коры и, – о, чудо из чудес, – с графитным карандашом! Усевшись на корточки рядом с д'Арно, он несколько минут писал на гладкой внутренней поверхности коры; затем передал ее французу. Д'Арно был изумлен, увидев написанную четкими печатными буквами записку по-английски:

– Я, Тарзан из племени обезьян. Кто вы? Можете вы читать на этом языке?

Д'Арно схватил карандаш и приостановился. Этот странный человек писал по-английски. Очевидно, он – англичанин!

– Да, – сказал д'Арно, – я читаю по-английски. Я и говорю на этом языке. Значит, мы можем говорить с вами! Прежде всего позвольте мне поблагодарить вас за все, что вы для меня сделали.

Человек только покачал головой и снова указал на карандаш и кору.

– Mon Dieu! – воскликнул д'Арно. – Если вы англичанин, почему же вы не можете говорить по-английски?

И у него блеснула мысль: человек вероятно немой, возможно даже – глухонемой.

Итак д'Арно написал на коре по-английски:

– Я, Поль д'Арно, лейтенант французского флота. Благодарю вас за все, что вы для меня сделали. Вы мне спасли жизнь, и все, что мне принадлежит – все ваше! Но разрешите ли спросить: как человек, который пишет по-английски, не говорит на этом языке?

Ответ Тарзана привел д'Арно в полное изумление:

– Я говорю только на языке моего племени – больших обезьян, которыми правил Керчак. Говорю немножко на языке слона Тантора и льва Нумы и понимаю также языки прочих народов джунглей. С человеческом существом я никогда не говорил, исключая одного раза с Джэн Портер и то знаками. Это первый раз, что я говорю с другим из моей породы путем переписки.

Д'Арно был поражен. Казалось невероятным, чтобы на земле существовал взрослый человек, который никогда не говорил с другим человеком, и казалось еще более нелепым, чтобы такой человек мог писать и читать! Он снова взглянул на послание Тарзана: „исключая одного раза с Джэн Портер“. Это была американская девушка, унесенная в джунгли гориллой.

Внезапный свет начал брезжить в голове д'Арно: – так вот она „горилла!“. Он схватил карандаш и написал:

– Где Джэн Портер?

И Тарзан подписал внизу:

– Она вернулась к родным, в хижину Тарзана из племени обезьян.

– Значит она жива? Где же она была? Что случилось с ней?

– Она жива. Теркоз взял ее себе в жены, но Тарзан отнял ее у Теркоза и убил его раньше, чем он успел повредить ей. Никто в джунглях не может вступить в бой с Тарзаном и остаться живым. Я, Тарзан, из племени обезьян, могучий боец!

Д'Арно написал:

– Я рад, что она в безопасности. Мне больно писать. Я отдохну немного.

И Тарзан ответил:

– Отдохните! Когда поправитесь, я отнесу вас к вашим.

Много дней пролежал д'Арно на своей постели из мягких папоротников. На второй день началась лихорадка, и д'Арно думал, что это означает заражение, и был уверен, что он умрет.

46
{"b":"3375","o":1}