ЛитМир - Электронная Библиотека

В тот же миг пантера Шита забыла о балу. Все ее мысли сосредоточились на одном желании: изорвать в клочья своими мощными когтями тело врага и погрузить длинные, желтые клыки в мягкую коричневую кожу человека-обезьяны.

Тарзану и прежде приходилось вступать в единоборство с хищными зверями джунглей. Он испытал на себе мощь клыков этих зверей. Не всегда он выходил из боя с ними вполне невредимым. Но хорошо зная, что ожидает его в случае неудачи, он даже не дрогнул, потому что не ведал страха.

Уклонившись от удара хищника, он отскочил в сторону и очутился позади пантеры. Всей своей тяжестью он навалился на полосатую спину зверя и впился зубами в его шею. Одной рукой он схватил Шиту за горло, а другой погрузил стальной клинок в ее бок.

С ревом и воем, кусаясь и царапаясь, упала Шита на траву и судорожно металась по ней. Она тщетно старалась освободиться из железных объятий врага и ухватить зубами и когтями хоть часть его кожи.

Тарзан бился в мертвой схватке с пантерой, и Тика видела это. У нее была своя забота. Пользуясь моментом, она подбежала к месту борьбы и схватила своего балу. Затем она взобралась на верхушку дерева и была теперь вне всякой опасности. Прижимая балу к своей волосатой груди и не спуская глаз с происходящей внизу борьбы, она отчаянными криками звала Тога и других самцов на помощь.

С оглушительным ревом сбегались рассвирепевшие самцы к месту боя, но Шите в пылу схватки было не до них. Ей внезапно удалось сбросить Тарзана со спины и человек-обезьяна очутился на земле. Не успел он вскочить, как зверь задней ногой раскроил ему всю ногу от бедра до колена.

Вид и запах крови еще более подзадорили самцов, но они только глядели на бой, не вмешиваясь. Но Тог не вытерпел.

Еще несколько секунд тому назад он был полон ненависти к Тарзану… Сейчас он стоял в кругу обезьян и своими отвратительными красными крохотными глазами следил за боем. Какая работа происходила в его диком мозгу? Наслаждался ли он незавидным положением своего недавнего врага? Жаждал ли он увидеть, как вонзятся мощные клыки Шиты в мягкую шею человека-обезьяны? Или он оценил, быть может, бескорыстность и самоотверженность Тарзана, кинувшегося в бой, чтобы спасти маленького балу Тики? Является ли благодарность исключительно человеческой привилегией, или ею обладают также и существа низшей породы?

Вид брызнувшей на землю крови вывел Тога из бездействия: с диким рычаньем он всем своим огромным телом навалился вдруг на Шиту. Его длинные клыки погрузились в белое горло хищника. Своими острыми когтями он рвал мягкую шерсть зверя на части, и клочья ее летали в воздухе джунглей.

Пример Тога подействовал заразительно на других самцов. Они толпою кинулись на Шиту и терзали ее тело когтями, оглашая воздух диким завыванием.

Да! То было удивительное, захватывающее зрелище – битва первобытных обезьян и белого исполина, человека-обезьяны с исконным их врагом, с пантерой Шитой.

Тика в исступлении плясала на ветке дерева, качавшейся под ее тяжестью, и громкими криками подзадоривала бойцов. Така, Мумга, Камма и другие самки племени Керчака присоединились к ней, и их дикие исступленные вопли заглушали даже бешеный шум битвы.

Кусая и нанося удары, из последних сил боролась за свою жизнь искусанная, изодранная в клочья Шита, но исход боя был ясен. Даже лев Нума и тот не рискнул бы вступить в бой с таким числом исполинских обезьян из племени Керчака. Сейчас, на расстоянии полумили от боя, царь зверей при грозных звуках битвы проснулся после своего послеобеденного сна, поднялся и благоразумно побрел дальше – в глубь джунглей.

Разодранное, окровавленное тело Шиты перестало двигаться. Пантера застыла в последней судороге, а самцы все еще рвали в клочья ее чудесную шелковистую шерсть. Но усталость взяла свое, они оставили пантеру, и тогда из клубка кровавых тел поднялся гигант, весь окровавленный, и все же прямой, как стрела.

Он поставил ногу на неподвижное тело побежденного зверя и, подняв свое окровавленное лицо к синему небу тропиков, огласил воздух диким победным кличем исполинских обезьян.

Один за другим повторяли этот крик самцы-обезьяны племени Керчака. Самки, спустившись с деревьев, подошли ближе и начали издеваться над трупом убитого зверя. Молодые обезьяны, ребячески подражая старшим, устроили шумную игру: они представляли только что окончившийся бой.

Тика подошла к Тарзану.

Она по прежнему держала у своей волосатой груди маленького балу. Тарзан опять протянул руку, чтобы взять у нее детеныша. Он ожидал встретить и на этот раз со стороны Тики такой же недружелюбный прием, как и раньше. Но, сверх ожидания, она охотно передала ему своего балу, а сама стала лизать его страшные раны.

И даже Тог, который отделался несколькими легкими царапинами, подошел к ним, встал рядом с Тарзаном и спокойно смотрел, как последний играл с балу. А потом и он наклонился и стал вместе с Тикой лизать раны человека-обезьяны.

IV

БОГ И ТАРЗАН

Среди отцовских книг, найденных Тарзаном в хижине на берегу моря, было много таких, которые сильно тревожили его начинающий развиваться ум. Работая усердно, с безграничным терпением, он, наконец, проник в тайну этих маленьких, черных букашек, которыми кишели печатные страницы. Он понял, что различные их комбинации обозначают на безмолвном языке что-то особенное, не вполне доступное пониманию мальчика-обезьяны. Они возбуждали его любопытство, давали пищу воображению и наполняли душу неудержимым стремлением к познанию.

Он обнаружил, что найденный им словарь ничто иное, как сборник удивительных сведений. Он узнал это после долгих лет неутомимой работы, и тогда же ему, наконец, удалось открыть способ пользования им.

Словарь служил ему предметом интереснейшей игры. Каждое новое слово открывало перед ним мир новых понятий, и он среди массы определений искал следы новой мысли с таким рвением, словно преследовал добычу в джунглях. Это была охота, а Тарзан, приемыш обезьяны, был неутомимым охотником.

Встречались, конечно, слова, которые возбуждали его любопытство в большей степени, чем другие, – слова, которые по той или иной причине занимали его воображение. Так, например, он столкнулся с одним понятием, которое ему трудно было сразу уяснить себе, а именно со словом «Бог». Тарзан обратил на него внимание прежде всего благодаря краткости этого слова. Помимо этого его поразило, что оно начиналось с букашки «Б», значительно большей, чем остальные крохотные букашки «б». Он решил, что большая букашка «Б» – самец, тогда как остальные – самки. Вторым обстоятельством, возбудившим его любопытство, явилось обилие «мужских» букашек в определении этого слова. Высшее существо, Творец или Создатель вселенной. Конечно, решил Тарзан, это очень важное слово, и надо постараться понять его. И это ему удалось после долгих месяцев бесплодных усилий и глубоких размышлений.

Однако Тарзан не считал потерянным то время, которое он употреблял на эти странные охотничьи экскурсии в заповедную область знаний. Каждое слово, каждое определение приводило его в таинственные дебри, раскрывало перед ним новые миры, в которых он только начинал ориентироваться; все чаще стали ему попадаться знакомые образы, и он обогащался все новыми сведениями.

Но значение слова «Бог» все еще не было выяснено. Однажды он пришел к убеждению, что постиг значение загадочного слова: Бог – это могучий вождь – царь всех Мангани! Правда, Тарзан все-таки не был вполне уверен в этом, хотя бы уже потому, что Бог в таком толковании являлся существом сильнейшим, чем Тарзан…

Тарзан, не знавший равного себе в джунглях, не хотел мириться с этим!

Во всех своих книгах Тарзан не нашел изображения Бога, хотя все говорило за то, что Бог – великое, всемогущее существо. Тарзан видел изображения тех зданий, в которых Гомангани поклонялись Богу, но не заметил в них ни малейших признаков ни самого Бога, ни следов его пребывания. Он даже стал сомневаться в том, что Бог вообще существует, и решил сам пойти искать Бога.

11
{"b":"3376","o":1}