ЛитМир - Электронная Библиотека

Несколько мартышек расположились на краю поляны на нижних сучьях дерева. Беззаботно тараторили они и переругивались между собой, как вдруг громкое фырканье свирепого зверя спугнуло их. В страхе спрятались они на самой верхушке. Один только Тарзан, видимо, сохранил спокойствие и самообладание.

Он стоял как раз напротив врага. Было уже поздно искать спасения в бегстве, да Тарзан и не собирался изменять своего маршрута ради какого-то там Буто. Он и прежде встречался с ним и проникся презрением к этому глупому зверю.

С опущенной вниз головой мчался Буто вперед, уже настигая Тарзана. Своим длинным тяжелым рогом он готов был вонзиться в тело мальчика, но бешеный натиск его пропал даром – Тарзан легким кошачьим прыжком отскочил в сторону и очутился теперь позади зверя. Как серна, несся Тарзан по направлению к деревьям.

Разъяренный и одураченный носорог повернулся кругом и бешено бросился вперед, но на этот раз ошибся в направлении. Человек-обезьяна благополучно достиг ближайшего дерева и продолжал свое прерванное путешествие.

Тантор тем временем брел по звериной тропе. Немного поодаль сидел, притаившись в листве дерева, черный воин и внимательно всматривался вдаль. Наконец он услышал желанный звук – хрустение и шум сломанных веток, которые ясно указывали на близость слона. Много других черных воинов сидели кругом на деревьях и ждали появления слона. Первый воин сделал им знак предупреждения, что слон близок. Тотчас же кинулись они к тропинке и расположились по обе ее стороны на ближайших деревьях так, чтобы Тантор не мог их миновать. В скором времени они были вознаграждены за свое ожидание видом огромного животного, клыки которого представляли такую ценность, что у них захватило дух от радости. Как только они увидали слона, они выскочили из засады. Теперь им больше не нужно было сидеть спокойно. С шумом и гамом прыгнули они наземь. В тот же миг Тантор навострил уши и с поднятым хоботом и хвостом застыл на месте. Затем бросился стремглав в бегство по направлению к замаскированной яме с торчащими в ней острыми кольями.

За ним с криком неслись черные воины. Они прилагали все старания, чтобы привести огромное животное в состояние паники и заставить его кинуться вперед, не разбирая дороги.

Слон Тантор, который мог одним взмахом хобота опрокинуть и уничтожить всех мчавшихся за ним воинов, бежал как испуганная серна, бежал навстречу верной, мучительной смерти.

Позади всех находился Тарзан. С быстротой и проворством белки, мчался он по лесу. Он слышал крики чернокожих и правильно понял их. Он испустил дикий, предостерегающий крик, застывший в воздухе джунглей; но Тантор, в своем паническом бегстве, не услышал этого крика, а если слышал, то не рискнул остановиться.

Слон-гигант быстро приближался к пропасти, зиявшей под его ногами, и торжествующие чернокожие кидали в воздух свои копья. Они мысленно уже делили между собой всю ту чудесную слоновую кость, которая им достанется в добычу, и вкусное мясо слона, уже предназначенное к предстоящему ночному пиршеству. Они поздравляли друг друга с успехом и не заметили странной фигуры человека-обезьяны. Бесшумно мчался тот над их головами по деревьям. И даже Тантор не видал и не слышал Тарзана, хотя последний много раз окликал слона.

Всего несколько шагов отделяли Тантора от верной гибели. Тарзан мчался по деревьям все быстрее и быстрее, пока не перегнал слона. На самом краю бездны Тарзан соскочил на землю и стал посреди дороги. Тантор чуть не насел на него своей тушей. Вдруг он увидел своего верного друга.

– Стой! – крикнул Тарзан и поднял руку. Слон остановился. Тарзан наклонился и раздвинул кусты, служившие прикрытием ямы. Тантор взглянул вниз и все понял.

– Готовься к бою! – приказал Тарзан. – Они сейчас тебя настигнут!

Но слон Тантор, огромный комок нервов, не чувствовал себя в состоянии принять бой.

Прямо перед ним зияла бездна. Справа и слева от него раскинулись девственные джунгли. Со звериным визгом слон вдруг повернулся направо и одним движением раздвинул сплошную стену густых зарослей, которая остановила бы каждого, кроме него.

Тарзан стал на краю пропасти и повернулся к ней спиной. Он улыбнулся при виде трусливо бегущего Тантора. Скоро придут чернокожие. Надо уйти прочь! Приготовившись к прыжку, он откинулся назад и занес свою правую ногу над бездной. Земля поднялась под тяжестью его тела. Тарзан судорожно метнулся вперед, но слишком поздно. Он полетел прямо на острые колья, расставленные на дне ямы.

Уже издали, по размеру отверстия, черным воинам было видно, что слон не попался в расставленную ими ловушку. Они сперва решили, что слон ступил одной ногой в яму, а затем, почуяв опасность, попятился назад. Но когда они подошли к самому краю ямы и взглянули вниз, то широко раскрыли глаза от удивления. Внизу, на самом дне пропасти, лежало тихо и неподвижно нагое тело белого гиганта.

Те из них, которые раньше уже видели лесного бога, попятились в ужасе назад: они боялись этого демона, обладающего чудодейственной силой. Но все-таки, нашлись смельчаки, которые спустились на дно ямы и подняли Тарзана наверх.

У Тарзана на теле не было ни одной царапины. Острые колья не задели его – огромная шишка, вскочившая на затылке, указывала на род его ранения. Во время падения он стукнулся головой о перекладину и лишился сознания. Чернокожие быстро поняли это и так же быстро связали пленника по рукам и ногам, пока он еще не очнулся. Они питали глубокое уважение, смешанное со страхом, к странному человеку-обезьяне, который мало чем отличался от волосатых лесных своих собратьев.

Они несли его на плечах в деревню. Тарзан очнулся и раскрыл глаза. С удивлением глядел он вокруг; потом окончательно пришел в себя. Он сразу понял серьезность своего положения. Он с детства приучился рассчитывать только на самого себя, а не на постороннюю помощь, и направил теперь все силы своего ума на изыскание способов к бегству.

Он не пытался вырваться из связывавших его оков, боясь навлечь на себя внимание чернокожих и тем побудить их связать его еще крепче. Чернокожие заметили, что он пришел в себя, и, не имея желания при палящем солнце таскать на голодный желудок тяжелое тело пленника, спустили его на землю и заставили идти рядом с собой. Они понуждали Тарзана двигаться быстрее, время от времени покалывая его своими острыми пиками, несмотря на суеверный страх, который сумел им внушить человек-обезьяна.

Когда же они убедились, что их пленник словно не чувствует уколов, то их обуял панический ужас. Они прониклись уверенностью, что человек-обезьяна – сверхъестественное существо, не знающее ощущения боли, и уже не прикасались больше к нему.

Дикари оглашали воздух торжествующими криками, и когда они, танцуя и подбрасывая вверх свои копья, подошли к частоколу, их встретила огромная толпа мужчин, женщин и детей, с нетерпением ждавшая возвращения воинов с охоты.

Но когда толпа увидела пленника, то она ошалела от удивления, ужаса и радости. Много месяцев прожили они под гнетом постоянного страха перед изобретательным белым демоном, которого стоило только встретить, чтобы тотчас же умереть.

Почти на виду у жителей деревни таинственно исчезали воины так неожиданно, точно проваливались сквозь землю. Чья-то невидимая рука бросала их трупы ночью на улицу спящего поселка.

Чудовище проникало к ним глубокой ночью в хижины, убивало и загадочно исчезало, оставляя за собой кровавый след бесчеловечного грубого издевательства.

Но теперь он в их власти! Его насилиям пришел конец. Эта мысль медленно овладевала их сознанием. С криком и визгом подбежала какая-то женщина к Тарзану и ударила его по лицу. Другая последовала ее примеру, и Тарзан вскоре оказался окруженным плотным кольцом кричащих и беснующихся дикарей.

Тогда выступил вперед их вождь Мбонга и, размахивая копьем, проложил себе дорогу к пленнику сквозь возбужденную толпу своих подданных.

– До наступления ночи мы его не тронем! – сказал он.

В самую глубь джунглей устремился слон Тантор. Он постепенно приходил в себя и остановился с поднятыми кверху ушами и с согнутым хоботом. Какая мысль шевелилась в его диком мозгу? Искал ли он Тарзана? Отдавал ли он себе отчет в важности только что оказанной ему Тарзаном услуги? Конечно, он ясно сознавал это. Но чувствовал ли он к Тарзану благодарность? Стал бы он рисковать жизнью для спасения друга? Многие не поверят этому. Все те усомнятся, кто близко не соприкасался с жизнью слонов. Те англичане, которые охотятся в Индии верхом на слонах, не могут, конечно, припомнить ни одного случая, в котором слон в минуту опасности пришел бы на помощь человеку, даже дружески к нему расположенному. Следовательно, остается открытым и вопрос, сумел бы Тантор победить свой инстинктивный страх перед чернокожими, чтобы прийти Тарзану на помощь.

7
{"b":"3376","o":1}