ЛитМир - Электронная Библиотека

Джейсон не имел представления о том, как долго они идут, но считал, что дорога куда-нибудь да приведет. Они уже могли кое-как общаться и обменивались короткими фразами. Джейсон старался как можно скорее овладеть языком, который давался ему с трудом, особенно произношение, вызывавшее у Джаны веселый смех. Зная, что понятие времени на Пеллюсидаре не существует, Гридли ломал голову над тем, сколько времени им предстоит провести в пути – дней, недель или лет, прежде чем они доберутся до дома Джаны.

Как-то раз на очередном привале девушка неожиданно спросила:

– Почему ты все время на меня смотришь? Гридли покраснел и потупился. Он только сейчас сообразил, что неотрывно наблюдает за Джаной. Он начал было оправдываться, но тут же осекся и замолчал. Нелепо было бы объяснять ей, что он любуется ее красотой.

– Что же ты молчишь, Джейсон? – допытывалась девушка.

– Не знаю, что и сказать.

– Расскажи, что ты видишь, когда глядишь на меня, – не унималась Джана.

Гридли удивился словам девушки, однако понял, что от него ждут признания в любви. В любви? К этой полуголой дикарке, готовящей на примитивном костре еду и зубами разрывающей полусырое мясо? Не имеющей представления о цивилизации?

При одной этой мысли Гридли содрогнулся.

Ему вспомнилась Цинтия Френсис из Голливуда, дочь управляющего известной фирмой. Перед внутренним взором возникло аристократическое лицо Барбары Грин, дочери старого Джона Грина из Техаса, агента по продаже недвижимости, проживающего нынче в Лос-Анджелесе. Конечно, Цинтия – девица избалованная, как, впрочем, и Барбара, но его вдруг охватил страх, что он может оказаться отрезанным от привычной ему жизни. Отрезанным от цивилизации, в обществе девушки из каменного века.

Он силился представить себе Джану на званом обеде в кругу своих знакомых. Джана, нельзя не отдать ей должное, отличная спутница в приключениях, но современный человек, то есть Гридли, не мог вообразить как бы она вписалась в цивилизованное общество.

Если в его глазах временами и сквозило нечто большее, чем дружелюбие, то теперь он искренне раскаивался в этом. Он прекрасно сознавал, что между ними ничего не может быть. И не должно. Абсолютно ничего.

В ожидании ответа на свой вопрос Джана пристально наблюдала за Гридли. Затем ее губы тронула легкая улыбка. Маленькая дикарка из каменного века, она все же была настоящей женщиной, к тому же, далеко не глупой.

Она медленно отстранилась от Гридли и побрела прочь, не промолвив ни слова.

– Джана! Постой! – воскликнул Гридли. – Не обижайся! Куда же ты?

Девушка на миг остановилась и высокомерно вздернула подбородок.

– Иди своей дорогой, гилак, – произнесла она. – Джана уходит…

IX

ГНЕЗДО СИНДАРА

Над горами Синдара сгустились тяжелые, темные тучи.

– Быть воде, – объявил Таор. – Она обрушилась на Зорам, скоро будет и здесь.

Стало темно. Несущиеся по небу черные тучи затянули полуденное солнце.

Впервые Пеллюсидар предстал Тарзану таким мрачным. Он испытывал гнетущее чувство. Тар-гуш и Таор разделяли его впечатление. Казалось, они чего-то боятся. С гор стали спускаться звери, которые метались в поисках укрытия и не обращали на людей ни малейшего внимания.

– Почему они не нападают на нас, Таор? – спросил Тарзан.

– Они напуганы. Чувствуют приближение воды. Теперь им не до добычи, лишь бы понадежнее спрятаться.

– А нам тоже грозит опасность?

– Если поднимемся повыше, то нет. Вода заливает низины. Настоящая же опасность грозит сверху, когда черные тучи раскалываются и вниз летят огненные стрелы. Но и это не страшно, если оставаться на открытом месте, ведь стрелы ударяют в деревья. Никогда не прячься под деревом, когда летят стрелы. Дерево загорится.

Как только солнце скрылось, стало холодно. Поднялся порывистый ветер, хлестающий, словно плеткой, обнаженные тела путников.

– Собирайте хворост. Сейчас разведем огонь и согреемся.

От костра потянуло долгожданным теплом, но тут же полил дождь. С неба хлынули потоки воды.

Ослепшие от дождя животные бестолково метались в поисках укрытия, пытаясь спрятаться от непогоды.

Тарзан со спутниками набрели на небольшую пещеру, где и схоронились. Вновь развели костер.

Тарзану казалось, что дождь никогда не кончится, но он, как и его товарищи, безмолвно переносил тяготы создавшегося положения. Люди сидели возле огня, слушая, как завывает ветер.

Постепенно буря стала затихать. Тучи рассеялись, выглянули первые солнечные лучи, потеплело.

– Я проголодался, – сказал Тарзан.

Таор кивнул в сторону лежавших на земле тел мелких животных.

Сам он скрепя сердце принялся за сырое мясо, а Тарзан и Тар-гуш с удовольствием подкрепились. Проглотив последний кусок, Тарзан улыбнулся. Он вспомнил, как однажды обедал в лондонском клубе с человеком, которого едва не хватил удар, когда он увидел, что Тарзан ест полусырое мясо.

Вскоре они выбрались наружу и возобновили поиски Джейсона и Джаны. Но дождь начисто смыл все следы.

– Нужно подождать, пока не сойдет вода. А там, если повезет, увидим свежие следы.

– Надо идти вправо, к подъему, – сказал Таор. – Они наверняка ушли этим путем, другого нет. Мы непременно выйдем на их след.

Они полезли в гору, осматривая все вокруг, но никаких следов не обнаружили.

– Значит, они пошли в твою страну другой дорогой, – решил Тарзан.

– Возможно, – отозвался Таор. – В общем, ничего не остается, как идти в Зорам. Там соберем мой народ, организуем поиски.

Наткнувшись на яйца птицы синдар, они приготовили их на огне и приступили к еде. Вдруг Таор насторожился и стал прислушиваться.

Острый слух Тарзана также уловил неясные звуки хлопающих крыльев.

– Синдар, – прошептал Таор. – А мы как на ладони.

– Нас все-таки трое, – сказал Тарзан. – По части мозгов ей с нами не тягаться.

– Может, мы и прикончим ее, – сказал Таор.

– А ты уверен, что она нападет на нас? – спросил Тарзан.

– Она летит сюда и не сможет не заметить нас. Стоит ей завидеть что-либо живое, как она тотчас же нападает.

– И на тебя нападала? – спросил Тарзан.

– А как же, – ответил Таор. – Мы, люди из Зорама, не стыдимся своего страха перед синдаром.

– И тебе уже приходилось убивать этих птиц? Почему же ты не решаешься сделать это еще раз? – допытывался Тарзан.

– Попытаться-то можно. Просто я никогда не схватывался с ней один на один или втроем, если уж на то пошло. Нас всегда было много – людей из моего племени. Человек, охотящийся на синдара в одиночку, умирает от страха. Когда же нас много, то и ран мы наносим ей много, и кто-нибудь непременно смертельную.

– Вот она! – вскричал Тар-гуш, указывая вдаль.

– Летит прямо на нас, – голос Таора посуровел. – Значит, заметила.

Тарзан положил дротик на землю, взялся за лук и натянул тетиву. Тар-гуш принялся размахивать дубиной, издавая при этом звериный рык.

Громадная рептилия медленно приближалась, тяжело махая крыльями. Ее ожидали трое почти безоружных мужчин.

Завидя людей, синдар камнем спикировал вниз. Выпущенная Тарзаном стрела успела вонзиться в грудь рептилии по самое оперение.

Раздался разъяренный крик, и Тарзан поспешно выпустил еще три стрелы.

Гигантская птица пронеслась почти вровень с землей и на огромной скорости налетела на Тарзана. Вцепилась острыми когтями тому в спину, причинив острейшую боль, и взмыла высоко в небо вместе со своей добычей.

Таор и Тар-гуш замешкались, опасаясь ненароком поранить товарища, и в итоге упустили птицу. Ощущая собственное бессилие, они беспомощно наблюдали за рептилией, уносившей Тарзана далеко за горы Синдара. Стояли молча, пока могучая птица не скрылась из виду.

Тар-гуш обернулся к Таору.

– Тарзану конец.

Таор понуро кивнул головой.

Тар-гуш ничего не добавил к сказанному, отвернулся и стал спускаться в долину, откуда они пришли. Он возвращался домой, к своему племени, поскольку не стало связующего звена между ним и Таором.

15
{"b":"3377","o":1}