ЛитМир - Электронная Библиотека

– Овен всегда был хорошим мальчиком. Он честен и умен. Если он утверждает, что пришелец – друг и не собирается причинять зла, значит, у него есть на то основания. Сначала выслушаем его, а уж потом решим судьбу чужака.

– Что ж! – воскликнул вождь. – Может, ты и прав, Уман. Говори, малыш. Объясни, почему мы не должны убивать его.

– Потому что он, рискуя собой, спас мне жизнь. Мы охотились вместе, и он не сделал мне ничего плохого. Он не только храбр, но еще и прекрасный охотник. Думаю, для клови пригодится такой отважный воин. Он пришел к нам как друг.

Аван задумался.

– Ладно. Когда вернется Карб, соберем совет и решим, что делать. А пока пришелец останется у нас как пленник.

– Я не согласен, – возразил Тарзан. – Я пришел как друг и останусь только при этом условии. Или вообще не останусь.

– Пусть остается как друг, – предложил Уман. – Он пришел с Овеном и не причинил ему никакого зла. Почему же мы думаем, что он обидит наш народ? И потом, нас много, а он один, что он сможет сделать?

– А вдруг он попытается украсть наших женщин? – предположил Аван.

– Нет, – возразил Овен, – этого не случится. Оставьте его. Жизнью клянусь, что он не сделает нам ничего дурного.

– Давайте оставим, – сказал один из воинов. Овен был любимцем племени, и любая его просьба, естественно, разумная, а не основанная на мимолетном капризе, исполнялась без возражений.

– Ладно, – согласился Аван. – Пускай остается. Но Уман и Овен будут отвечать за все его поступки.

Не все в Клови отнеслись к Тарзану с полным доверием, в том числе Марал – мать Овена и Рела – его сестра, но они обе безоговорочно верили Овену и со временем признали Тарзана. Зато Уман сразу подружился с новичком. Уман был сильным храбрым воином, и его голос много значил на совете старейшин.

Тарзан быстро освоился и естественным образом втянулся в жизнь племени, не обращая внимания на тех, кто сторонился его. Он с интересом изучал обычаи и традиции Клови, стараясь досконально выяснить их историю. Ему нравилось беседовать с Марал – это была умная женщина, и постепенно они подружились. Марал рассказала, что сама она из Зорама, и была похищена Аваном, когда тот был еще молод.

Однако большинство воинов относились к Тарзану с опаской, поскольку не могли припомнить случая, чтобы пришелец оказался другом. Они ждали возвращения Карба и его людей, надеясь, что дело все же закончится смертным приговором.

Но узнав Тарзана поближе, и они прониклись к нему уважением. Особенно восхищали их сила и ловкость, которую Тарзан проявлял во время охоты. Вскоре недоверие сменилось дружелюбием.

А Тарзан вынашивал свой план. Он хотел с помощью племени клови разыскать Джейсона Гридли и найти дорогу к кораблю.

Когда он пришел к племени клови, был полдень. И прошел день, а, может быть, месяц, но солнце все так же стояло в зените.

Разговаривая с Марал, Тарзан помогал ей разжечь костер. В это время с низины раздался сигнал, возвещающий о возвращении Карба. Послышались крики:

– Карб! Карб идет! Победитель Карб возвращается с прекрасной пленницей из Зорама! Великий Карб!

Спешно бросились разводить костры, и вскоре показался небольшой отряд. Среди воинов шла юная девушка со связанными за спиной руками.

Тарзан обратил внимание на Карба. Это был человек, обладающий огромной физической силой. Правильные черты лица добавляли привлекательности всему его облику, но губы атлета были узкими и жесткими, а во взгляде сквозили холод и неприязнь.

Тарзан посмотрел на девушку. Действительно, она была, пожалуй, самой красивой девушкой Зорама. Аван, вождь племени, стоял в центре, дожидаясь отряда. Он спокойно выслушал Карба, подробно рассказавшего о походе, затем сказал:

– Сейчас соберем воинов и решим, что делать с пленницей. А кроме того, решим еще один вопрос, обсуждение которого мы отложили до возвращения Карба.

– Какой же? – спросил Карб. Аван указал на Тарзана.

– Вот пришелец, явившийся к нам, чтобы стать одним из нас.

Карб перевел свой неприязненный взгляд на Тарзана, и по лицу его пробежала тень.

– Почему вы сразу не прикончили его? Немедленно убейте его!

– Ты можешь высказать свое мнение, – проговорил Аван. – На общем собрании воины должны решить, как с ним поступить.

Карб дернул плечом.

– Если даже собрание постановит сохранить ему жизнь, я убью его собственными руками. Карб не намерен жить вместе с врагом!

– Тогда немедленно трубите сбор, – воскликнул Уман. – Посмотрим, окажется ли Карб сильнее всех остальных воинов!

– Мы проделали долгий путь и очень устали, – произнес Карб. – Давайте сперва поедим, отдохнем, а затем уж обсудим наши вопросы.

Воины, пришедшие вместе с ним, поддержали своего предводителя, и Аван согласился отложить сбор.

Девушка не произнесла ни слова с тех пор, как ее привели в селение. Ей развязали руки и подвели к костру, где Марал готовила пищу для нее.

Тарзану была известна жестокость африканских племен по отношению к женщинам, и он крайне удивился, увидев, с какой трогательной заботой относится жена вождя к пленнице.

Марал спокойно объяснила Тарзану причину своего поведения.

– Любую девушку нашего племени тоже могут похитить и увести к чужим. А если они узнают, что мы грубо обращаемся с их женщинами, то могут выместить свою злобу на наших. А потом, почему мы должны плохо относиться к этим девушкам? Нас мало, и мы живем бок о бок. Наша жизнь и без того трудна, а если мы будем еще и ругаться, она станет вообще невыносимой. Женщина, которая все время ссорится с другими, не может быть хорошей матерью. А в таком случае может распасться все племя. Поэтому-то ты и не видел никогда, чтобы женщины клови ссорились. Она обернулась к пленнице.

– Присядь. В горшочке мясо. Поешь, а потом пойдешь отдыхать. Не бойся, кругом друзья. Я ведь тоже из Зорама.

Девушка посмотрела на Марал.

– Из Зорама? Тогда ты, наверное, понимаешь, что я сейчас переживаю. Я хочу вернуться. Лучше умереть, чем жить где-нибудь в другом месте.

– Привыкнешь. Я испытала то же самое. Но я привыкла и поняла, что народ клови очень похож на народ Зорама. Они были добры ко мне. Они будут добры и к тебе. Пройдет время, и ты станешь такой же, как я. Когда тебя возьмет в жены один из вождей, ты будешь смотреть на мир другими глазами.

– Никогда! – вскричала пленница, топнув ногой. – Никогда я не буду женой человека вашего племени! Я – Джана, Красный Цветок Зорама, и я сама выберу себе мужа.

Марал грустно покачала головой.

– Поначалу я тоже так говорила, да только все прошло. И тебя ждет та же участь.

– Нет! – воскликнула девушка. – Я уже сделала свой выбор и не выйду замуж ни за кого другого!

– Ты Джана? – спросил Тарзан. – Сестра Таора? Девушка удивленно взглянула на Тарзана, поскольку только сейчас обратила на него внимание.

– А ты тот самый пришелец, которого Карб собирается убить?

Тарзан кивнул.

– Что тебе известно о моем брате Таоре? – спросила Джана.

– Мы шли в Зорам по вашим следам. Охотились вместе. Но одно обстоятельство нас разлучило. Из-за ливня мы потеряли ваши следы. Мужчина, который сопровождал тебя, как раз тот человек, которого я разыскиваю.

– Что ты знаешь о нем?

– Он мой друг. С ним что-то случилось?

– Он сорвался в каньон во время бури. Вероятно, разбился, – грустно ответила девушка. – Он из твоей страны?

– Да.

– А как ты узнал, что он шел со мной?

– Я узнал его следы, а Таор твои.

– Он был отважным воином, – воскликнула Джана. – И очень храбрым!

– Ты уверена, что он погиб?

– Да.

Они помолчали, думая о Джейсоне Гридли.

– Ты был его другом, – зашептала Джана, пододвинувшись к Тарзану. – Они хотят убить тебя. Я знаю этот народ. Я знаю Карба. Он добьется своего. Если мы сможем убежать, я отведу тебя в Зорам, и если ты мой друг и друг моего брата, люди Зорама примут тебя.

– О чем это вы шепчетесь? – раздался вдруг рассерженный голос.

19
{"b":"3377","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Натуральный сыр, творог, йогурт, сметана, сливки. Готовим дома
Письма на чердак
Смертный приговор
Темнотропье
Мама для наследника
Без ярлыков. Женский взгляд на лидерство и успех
В открытом море
Идеальная няня
Обязанности владельца компании