ЛитМир - Электронная Библиотека

Тарзан повернулся и увидел такое жуткое зрелище, которое ему никогда не доводилось видеть на Земле.

На шее огромного животного повис тигр таких чудовищных размеров, что Тарзан замотал головой, отказываясь верить своим глазам. Гигантский саблезубый тигр вонзил клыки в шею копытного страшилища, которое вместо того, чтобы сбросить его, словно приросло к земле и только мотало огромной головой, пытаясь достать клыками живую смерть, впившуюся в шею. Зверь, содрогаясь, жутко ревел от боли и ярости.

Тигр изловчился и мощными саблями-клыками раздробил череп противника. Смерть наступила мгновенно.

В пылу схватки тигр-гигант не заметил Тарзана – были дела поважнее. И лишь приступив к трапезе, он обратил свой взор на висящее тело. Тигр мгновенно позабыл про еду. Пригнув голову, он пристально глядел на Тарзана, скаля убийственные клыки. Зверь наблюдал за новой жертвой. Из пещерообразной глотки раздался низкий, грозный рык. Бросив недоеденную добычу, он свирепо захлестал длинным хвостом по земле и крадучись стал приближаться к Тарзану.

III

ГИГАНТСКИЕ КОШКИ

Роберт Джонс потянулся и, зевая, уселся на узенькой корабельной койке с выражением удивления на лице. Затем поднялся на ноги и выглянул в открытый люк. Несколько минут он неотрывно глядел на полуденное солнце, стоявшее над головой, после чего поспешно оделся и заторопился в камбуз.

– Ну и дела, – проговорил он про себя. – Будто и не спали совсем. Солнце на том же месте. – Настенные часы показывали шесть часов. Джонс приложил ухо к часам.

– Вроде не стоят, – пробормотал он. Он снова вышел из камбуза, посмотрел на солнце и покачал головой.

– Черт, кто бы сказал, что сейчас готовить? Завтрак, обед или ужин?

Из своей каюты вышел Джейсон Гридли, который спустился в узкий коридор и направился в камбуз.

– Доброе утро, Боб! – сказал он, останавливаясь на пороге. – Не откажусь от легкого завтрака.

– Как вы сказали – «завтрак», сэр? – переспросил Джонс.

– Ну да. Два-три тоста, кофе, парочка яиц – все, что найдется под рукой.

– Я так и знал! – воскликнул негр. – Так и знал, что часы в порядке. Это солнце, его проделки! Гридли понимающе улыбнулся.

– Пойду похожу немного снаружи. Вернусь минут через пятнадцать. Кстати, ты случаем не видел лорда Грейстока?

– Нет, сэр. В последний раз массу Тарзана я видел вчера вечером.

– Непонятно, в каюте его нет.

Гридли быстро обошел вокруг корабля. Вернувшись в кают-компанию, он обнаружил там Запнера и Дорфа, сидевших за столом в ожидании завтрака.

– Доброе утро, – поприветствовал их Гридли.

– Доброе утро. Хотя кто знает, может и добрый вечер, – отозвался Запнер.

– Мы здесь находимся около двенадцати часов, – подхватил Дорф, – а время то же самое, что и вчера, когда мы прилетели. Я как раз с вахты, четыре часа стоял, и если бы не хронометр, то нипочем бы не знал, сколько прошло времени – четверть часа или неделя.

– У меня тоже такое ощущение нереальности, и объяснить его я вряд ли смогу, – согласился Гридли.

– Где же Грейсток? – спросил Запнер. – Обычно он ранняя пташка.

– Не знаю. Спросил только что у Боба, но тот его не видел.

– Он покинул корабль часа эдак три тому назад, может, и больше, – сказал Дорф. – В начале моей вахты. Он на моих глазах пошел к лесу и скрылся в нем.

– Напрасно он ушел один, – потускнел Гридли.

– Этот человек не даст себя в обиду, – возразил Запнер.

– Знаете, за время дежурства я видел кое-каких здешних зверей и позволю себе усомниться, что с ними можно справиться в одиночку. Даже такому человеку, как Тарзан. Тем более, при его-то оружии.

– Вы хотите сказать, что он ушел без винтовки? – спросил Запнер.

– Я заметил у него только лук со стрелами. Надеюсь, он не забыл взять с собой нож. А наше оружие, огнестрельное, вряд ли ему пригодится. Для этого зверья, что я видел на вахте, пули – это все равно что горошины, – продолжал Дорф.

– Ты не мог бы пояснее? – встрепенулся Запнер. – Говори прямо, что ты видел?

– Честное слово, об этом и говорить-то не хочется, до того омерзительно. Самому не верится, черт побери.

– Может, тебе померещилось? Игра теней и все такое? – спросил Запнер.

– Ну хорошо, с час тому назад ярдах в ста от корабля прошел медведь.

– Тоже мне, удивил, – усмехнулся Запнер.

– Может, и не удивил, но только медведь этот был такой огромный, что я даже протер глаза, не поверил. И если бы мне пришлось охотиться на него, то я предпочел бы стрелять из полевой пушки.

– Из пушки в медведя? – недоверчиво переспросил Запнер.

– Представьте себе. Потом еще тигры да не один, а с дюжину. Наши бенгальские тигры – это просто котята по сравнению с ними. А медведь – таких огромных экземпляров я в жизни не видел. Клыки у них – во! – примерно от восьми дюймов до фута. Они шли к ручью на водопой. Потом обратно, часть в лес, другие к реке. Даже имей Грейсток при себе ружье, он ничего не смог бы сделать, вот что я вам скажу.

– Если бы он встретился с ними в лесу, то сумел бы ускользнуть, – сказал Гридли.

– Не нравится мне все это, – произнес Запнер, качая головой. – Угораздило же его уйти одному.

– Медведи и тигры – это еще цветочки. – Я видел кое-что и похлеще.

Роберт Джонс, имевший в некотором роде привилегии, вышел из камбуза и, вытаращив глаза, с живейшим интересом слушал рассказ Дорфа об увиденных им кошмарах.

– Так вот, – продолжал Дорф, – я видел какие-то странные существа. Следил за ними из корабля и сумел хорошенько разглядеть. Сперва я решил, что это птица, но вот существо приблизилось, и я догадался, что гляжу на крылатую рептилию с длинной узкой головой, внушительными челюстями и множеством преострых зубов. На голове у нее какой-то нарост. Размах крыльев футов с двадцать. На моих глазах она вдруг камнем упала на землю, а когда взмыла вверх, в лапах у нее барахталась овца, причем далеко не мелкая. Рептилия безо всяких усилий пролетела с этим грузом примерно с милю. Так что эта пташка без труда сможет «покатать» и человека.

Роберт Джонс закрыл рот и на цыпочках вышел из помещения.

– Похоже, это был птеродактиль, – предположил Запнер.

– Да, – ответил Дорф. – Я бы отнес эту мерзость к птеранодонам.

– Вам не кажется, что пора отправляться на поиски? – предложил Гридли.

– Боюсь, что Грейстока это не приведет в восторг, – ответил Запнер.

– Назовем это иначе, скажем, «охотничья вылазка», – предложил Дорф.

– Если в течение ближайшего часа он не объявится, – сказал Запнер, – придется нам предпринять нечто в этом духе.

К собеседникам присоединились Хайнс и ван Хорст. Узнав об отлучке Тарзана и увиденных Дорфом животных, они неподдельно встревожились.

– Давайте прочешем местность, – предложил ван Хорст.

– А если он вернется в наше отсутствие? – спросил Гридли.

– Давайте поднимем корабль в воздух.

– А вы ручаетесь, что потом мы сумеем приземлиться именно в этом месте? – спросил Запнер.

– Сомневаюсь, – ответил лейтенант. – Наши приборы в условиях Пеллюсидара бесполезны.

– Значит, мы должны оставаться на месте, пока он не вернется, – заключил Гридли.

– А если послать людей на поиски, – рассуждал Запнер, – где гарантия, что они отыщут дорогу назад?

– Проще простого, – рассмеялся Гридли. – Будут оставлять опознавательные знаки, по ним и вернутся.

– Тоже верно, – согласился Запнер.

– Предлагаю следующее, – сказал Гридли. – Пойдем мы с ван Хорстом, а также Мувиро со своими людьми; это проверенные парни, солдаты, знающие джунгли как свои пять пальцев.

– Но здесь нет джунглей, – вмешался Дорф.

– В любом случае они ориентируются в лесу куда лучше, чем кто-либо из нас, – напирал Гридли.

– Я считаю, что так и следует сделать, – сказал Запнер. – Тем более, что вы в данный момент остались за руководителя, а, значит, мы обязаны выполнять ваши приказы без обсуждения.

– Мы с вами попали в экстремальную ситуацию, согласитесь. И все принимаемые решения должны основываться на нашем жизненном опыте и знаниях. Поэтому естественно, что за командование должен взяться наиболее опытный и компетентный из нас. В данный же момент мы поступим разумно и плодотворно, прибегнув к обсуждению, невзирая на ранг или возраст.

5
{"b":"3377","o":1}