ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Думаю, Мэдисон это сходство будет льстить, – сказал сценарист.

– Ошибаетесь, – возразил Смит.

– Ладно, будь по-вашему, – прервал его Орман. – Кто еще входит в состав группы? Кто мой режиссер?

– Билл Уэст.

– О'кей.

– Что касается материалов и участников экспедиции, то у вас будет человек тридцать пять – сорок. Кроме машин с генератором и звукозаписывающими установками вы получите двадцать пятитонных грузовиков и пять легковушек. Мы подбираем таких механиков и водителей, которые будут работать не за страх, а за совесть. Жаль, что ты не сам подбирал людей в экспедицию, но нам пришлось спешить. Все, кроме помощника постановщика, уже найдены. Его ты сможешь выбрать сам.

– Когда мы отправляемся?

– Дней через десять.

– Ну и жизнь, – вздохнул Орман. – Шесть месяцев на Борнео, десять дней в Голливуде и снова на полгода в Африку! Между командировками вы не даете мне даже побриться!

– Между выпивками, ты хотел сказать? – съязвил Джо.

II. БЕЗДОРОЖЬЕ

Шейх Абд аль-Хрэниэм и его смуглые спутники, сидя на своих низкорослых лошадях, молча наблюдали за тем, как две сотни чернокожих пытались перетащить платформу с генератором через илистое дно небольшой речки.

Неподалеку Джеральд Бейн, прислонившись к дверце вездехода, заляпанного грязью, беседовал с двумя девушками, сидевшими на заднем сидении.

– Как ты себя чувствуешь, Наоми? – спросил он.

– Ужасно.

– Снова лихорадит?

– Всю дорогу с тех пор, как мы оставили Джиню. Как бы мне хотелось вновь оказаться в Голливуде, но я больше никогда не увижу его: я умру здесь!

– Полно тебе! Это всего лишь простуда. Ты поправишься.

– Вчера ночью ей приснился дурной сон, – сказала вторая девушка, – а Наоми верит в сны.

– Замолчи! – воскликнула Мэдисон.

– А ты выглядишь прекрасно, Ронда, – заметил Бейн.

Ронда Терри согласно кивнула.

– Мне кажется, что я почти счастлива.

– Тебе бы лес валить, – съязвила Наоми, а затем добавила: – Ронда чисто физический тип, а мы, артисты, обладаем очень тонкой душевной организацией, и никому не дано понять, как мы страдаем.

– Лучше быть счастливой коровой, чем несчастной артисткой, – рассмеялась Ронда.

– Кроме того, она нарушает все договоренности, – продолжала Мэдисон. – Вчера мы должны были снимать первую сцену, но меня свалил очередной приступ лихорадки. Так она заменила меня даже в съемке крупным планом!

– Да, хорошо, что вы так похожи, – произнес Бейн. – Даже я с трудом вас различаю.

– Чего ж тут хорошего? – возразила Наоми. – Люди будут видеть ее, а думать, что это я!

– Ну и что? – спросила Ронда. – Это делает тебе честь.

– Делает мне честь? – переспросила Наоми. – Это разрушает мою репутацию. Ты неплохая девушка, Ронда, но не забывай, что я Наоми Мэдисон! Зрители привыкли к первоклассной игре, но они будут разочарованы и во всем обвинят меня.

Ронда снова улыбнулась.

– Постараюсь приложить все силы, чтобы не разрушить твою репутацию окончательно, – пообещала она.

– О, я ни в чем тебя не виню, – ответила Наоми. – Просто, одним Бог дает талант, а другим нет. Так что в том, как ты играешь, твоей вины нет, точно так же, как нет вины вон того шейха в том, что он родился арабом, а не белым.

– Это не шейх, а сплошное разочарование! – воскликнула Ронда.

– Почему? – поинтересовался Бейн.

– Когда я была девочкой, – ответила Ронда, – я видела Рудольфа Валентино в роли шейха. Вот это был шейх!

– Н-да, – согласился Бейн, – этому далеко до Рудольфа Валентино.

– А его спутники? Банда пьяниц и грязнуль. А я так мечтала, чтобы меня похитили благородные арабские разбойники!

– Я поговорю об этом с Биллом, – улыбнулся Бейн.

Девушка фыркнула.

– Билл Уэст неплохой режиссер, но он не шейх. В нем не больше романтики, чем в его кинокамере.

– Он парень с головой, – сказал Бейн.

– Согласна. Он мне нравится.

– Долго мы еще будем торчать здесь? – раздраженно спросила Наоми.

– Пока они не перетащат через это болото генератор и еще двадцать два грузовика.

– А почему мы не можем отправиться дальше, не дожидаясь их? Почему мы должны сидеть здесь и кормить мух и комаров?

– В другом месте мы будем кормить их с таким же успехом, – заметила Ронда.

– Орман опасается делить экспедицию на несколько групп, – пояснил Бейн. – Это опасный участок. Его предупреждали, чтобы он не заходил сюда. Туземцев никогда не удавалось покорить полностью, и они всегда начинали действовать снова.

На мгновение воцарилась тишина. Отгоняя насекомых, они молча наблюдали, как тяжелые грузовики медленно ползли по заболоченному дну.

Лошади арабов стояли на прежнем месте. Шейх Абд аль-Хрэниэм заговорил с находившимся рядом с ним человеком со злым взглядом.

– Этеви, – спросил он, – какая из этих белых женщин хранит тайну долины алмазов?

– О, Аллах! – неуверенно пробормотал Этеви. – Они похожи, как две капли воды, и я затрудняюсь сказать, какая именно.

– Но у одной из них есть карта? В этом ты уверен?

– Да. Карта была у старого белого, отца одной из них, но потом она забрала ее. Молодой человек, разговаривающий с ней, сам хотел убить старика и завладеть картой, но девушка опередила его. Теперь и старик, и молодой уверены, что карта утеряна.

– Но неужели девушка может так разговаривать с мужчиной, который хотел убить ее отца? – недоверчиво спросил шейх. – Ты ничего не напутал? Она беседует с ним дружески. Не понимаю я этих христианских собак.

– Я тоже, – согласился Этеви. – Они все ненормальные. То ссорятся и бранятся, то сидят рядом и смеются как ни в чем не бывало. Они думают, что делают все в тайне, а мы все время за ними наблюдаем. Я видел, как девушка взяла карту, а молодой человек ничего не заметил. Старик начал ее искать, но не нашел. Он сказал, что она потерялась и выглядел очень расстроенным.

– Все это странно, – пробормотал шейх. – Ты уверен, Этеви, что понимаешь их язык и знаешь, о чем они говорят?

– Разве я не работал с сумасшедшим белым больше года, когда он копался в песках Кейбара? Когда он находил осколки разбитого горшка, он радовался, как ребенок.

– О, Аллах! – вздохнул шейх. – Должно быть, клад очень велик, больше, чем сокровища Гаувары и Герейи, иначе они не взяли бы столько грузовиков, чтобы вывезти его.

Он задумчиво взглянул на противоположный берег, где стояли машины, дожидавшиеся своей очереди на переправе.

– Когда я должен похитить девушку с картой? – после некоторого молчания спросил Этеви.

– Время еще не пришло, – ответил шейх. – Торопиться не надо, они и так ведут нас к кладу. Белые глупы. Они думают обмануть нас, но мы не лыком шиты. Мы-то знаем, что съемки фильма служат лишь прикрытием истинной цели экспедиции.

Потный и заляпанный грязью мистер Орман остановился возле группы туземцев, державших веревки, прикрепленные к буферу тяжелого грузовика. Под мышкой постановщика висела кобура, но вместо оружия в ней покоилась бутылка виски.

По складу характера Орман не был ни грубым, ни злым. В обычных условиях он никогда не пользовался бы плетью. Мрачное молчание чернокожих должно было бы заставить его насторожиться, но лишь вводило в заблуждение. Прошло уже три месяца с тех пор, как они покинули Голливуд, но отставание от графика составляло уже два месяца, и могло случиться так, что им предстояло еще месяц добираться до места, где планировалось производить съемки. Его главную героиню мучили приступы лихорадки, которые могли вообще вывести ее из игры. Нездоровье уже отразилось на ее состоянии. Орману казалось, что все идет кувырком. А сейчас эти дикари, как он думал о них, уклонялись от работы.

– А ну-ка пошевеливайтесь, лентяи несчастные! – прикрикнул он.

Длинная плеть со свистом рассекла воздух и опустилась на плечи одного из них.

Молодой человек в безрукавке и шортах цвета хаки отвернулся и направился к автомобилю, где Бейн болтал с девушками. Передохнув в тени дерева, он снял шлем, вытер пот со лба и со внутренней стороны шлема.

2
{"b":"3379","o":1}