ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Похвально. Она нам понравилась, и мы оставляем ее у себя.

– Но, Ваше величество! – воскликнул второй конвоир. – Наш долг доставить ее к богу. Сюда мы привели ее, чтобы ваше величество на нее поглядело, но мы обязаны передать ее богу, который долгие годы мечтает о такой женщине.

– Что такое, Гранмер? И ты против меня?

– Гранмер прав, – сказал один из самцов, сидевших на полу. – Женщину нужно отвести к богу. Не забывайте, сэр, что у вас уже есть шесть жен!

– Это в вашем духе, Уолси, – процедил король. – Вы всегда поддерживаете бога.

– Мы должны помнить, что всем обязаны богу, – сказал Уолси. – Он нас создал. Сотворил такими, какие мы есть. И он может уничтожить нас.

Король стремительно заходил по помосту. Глаза его полыхали огнем, рот кривился в гримасе. Резко остановившись под деревом, он затряс его с такой силой, словно хотел вырвать с корнем. Затем вспрыгнул на ветку и посмотрел на всех сверху. Пробыв мгновение в этой позе, он с обезьяньей ловкостью спустился на помост, заколотил в волосатую грудь и издал устрашающий крик, потрясший все здание.

– Здесь я король! – вопил он. – Мое слово – закон! Отведите ее на женскую половину!

Теперь и Уолси вскочил на ноги, заколотил себя в грудь и перешел на крик.

– Это измена! Тот, кто пойдет против бога, умрет! Таков закон! Образумься и отправь женщину к богу!

– Ни за что! – орал король. – Она моя! Оба зверя вошли в раж, стараясь перекричать друг друга, в результате чего невозможно было разобрать ни слова. Остальные гориллы пришли в движение.

Уолси вовремя спохватился, вспомнив о своем сане.

– Отошлите женщину к богу, – приказал он, – иначе вас отлучат от церкви.

Но король уже ничего не воспринимал.

– Охрана! – крикнул он. – Сарфолк, вызовите охрану и заприте кардинала Уолси в башню! Бэкингем, отведите женщину в мои покои, а не то лишитесь головы!

Король и кардинал вновь принялись бить себя в грудь и выкрикивать угрозы, а между тем косматый Бэкингем поволок девушку из комнаты.

Они поднялись по каменной винтовой лестнице на третий этаж и пошли по коридору. Около угловой комнаты Ронде приказали остановиться. В просторном помещении на покрытой соломой полу расположились взрослые самки горилл с детенышами, которые играли или сосали материнскую грудь.

Самки что-то звучно жевали, то ли бамбук, то ли фрукты, но с появлением Бэкингема и девушки мгновенно застыли в неподвижности.

– Чего тебе, Бэкингем? – прорычала старая самка.

– Я привел девушку, которую мы поймали возле водопада, – ответил Бэкингем. – Король приказал доставить ее сюда, ваше величество.

Обратившись к девушке, он пояснил.

– Это королева Екатерина Арагонская.

– Зачем она ему понадобилась? – презрительно спросила королева.

Бэкингем пожал широченными плечами и бросил взгляд на других самок.

– Ваше величество сами могут догадаться.

– Неужели он задумал взять в жены это безволосое существо? – удивилась самка, сидевшая неподалеку от королевы Екатерины.

– Разумеется, Анна Болейн, – отрезала Екатерина. – Иначе зачем бы она ему понадобилась?

– Разве у него мало жен? – вмешалась другая.

– Это решать королю! – ответил Бэкингем и покинул комнату.

Как только он ушел, взрослые самки тут же обступили Ронду, стали обнюхивать ее и ощупывать одежду, а молодняк принялся дергать ее за юбку. Детеныш повзрослее схватил ее за лодыжки и дернул. Ронда упала, а проказник с хохотом и ужимками отскочил. Девушка стала подниматься. Озорник снова наскочил на нее, и Ронде пришлось ударить его по морде, чтобы тот угомонился. Детеныш заскулил и побежал искать утешения у Екатерины Арагонской. Тут одна из самок схватила девушку за плечо и толкнула с такой силой, что Ронда со всего размаху ударилась о стену.

– Как ты посмела поднять руку на принца Уэльского! – возмутилась горилла.

Екатерина Арагонская, Анна Болейн, теперь еще принц Уэльский! Ронда Терри была уверена, что это либо сон, либо она сошла с ума. Как же иначе объяснить происходящее? Никак!

Упавшая девушка села, прислонившись спиной к стене и закрыла лицо руками.

XIX. ОТЧАЯНИЕ

Перепуганная лошадь уносила Наоми Мэдисон все дальше и дальше. Девушка судорожно вцепилась в гриву, боясь упасть.

Тропа вывела табун на поляну, внезапно передние лошади остановились, и, прежде чем девушка успела хоть что-то предпринять, ее скакун врезался в самую середину табуна.

И тут Наоми увидела причину вынужденной остановки – шейха Абд аль-Хрэниэма с отрядом. Она попыталась развернуть лошадь и ускакать, но не сумела. Через минуту арабы окружили табун. Наоми снова оказалась в плену.

Шейх настолько обрадовался своим лошадям, что даже позабыл о причине их исчезновения. Он был также рад заполучить обратно хотя бы одну из недавних пленниц. Она поможет разобрать карту и пригодится на тот случай, если шейх решит продать девушку.

– Где вторая? – сурово спросил Этеви.

– Ее убил лев, – ответила Наоми. Этеви равнодушно пожал плечами.

– Ну что ж, зато у нас есть вы и карта, а это совсем неплохо.

Наоми вспомнила про конусообразный вулканический холм и горы.

– А если я проведу вас к долине алмазов, вы отведете меня к моим товарищам? – спросила она.

Этеви перевел ее вопрос шейху. Старый Абд аль-Хрэниэм закивал.

– Скажи ей, что мы так и сделаем. О, Аллах! Скажи, что мы выполним любое условие. Но после того, как мы попадем в долину алмазов, про обещания можно будет и позабыть. Но ты ей этого не говори!

Этеви усмехнулся.

– Укажи нам дорогу к долине алмазов, – сказал он, – и мы выполним любое твое желание.

Непривычные к пешим переходам арабы выбились из сил, преследуя беглянок, и как только отряд вышел к реке, шейх решил сделать привал.

На другой день они переправились через реку и вышли на равнину. Наоми указала на вулканический холм и горы на северо-западе. Арабы пришли в сильнейшее возбуждение.

Но когда они спустились к водопаду, то широкий бурный поток встал у них на пути непреодолимым препятствием.

На ночь они расположились на берегу и допоздна обсуждали, каким образом переправиться через реку. По карте выходило, что в долину алмазов ведет только один путь, и пролегал он всего в паре миль к северо-западу.

Утром они двинулись вниз по течению в поисках брода и лишь через два дня обнаружили как будто подходящее место для переправы. Но и здесь они столкнулись с невероятными трудностями, потратив на переправу целый день, пока наконец не оказались на другом берегу, потеряв при этом двух всадников с лошадьми.

К тому времени Наоми была уже полуживая от страха. Она не столько боялась воды, сколько чудовищных крокодилов, которыми буквально кишела река. Вымокшая до нитки, она легла поближе к костру и моментально забылась мертвым сном.

Обнаружив, что часть провизии пропала, а часть испортила вода, арабы бросились спасать то, что у них оставалось, и на это ушло столько времени, что охоту пришлось отложить. Наступила ночь.

Наутро они быстро нашли широкую, плотно утрамбованную тропу, по которой и двинулись. Ближе к полудню Наоми окликнула Этеви, ехавшего рядом.

– Глядите! – указала она, простирая руку вперед. – Вот она, гранитная гряда, обозначенная на карте. Прямо на восток должен быть вход в долину алмазов.

Этеви взволнованно перевел ее слова шейху и остальным арабам. По их всегда мрачным лицам расплылись счастливые улыбки.

– Теперь, когда я привела вас к долине алмазов, выполните свое обещание и отпустите меня, – сказала Наоми.

– Потерпи немного, – ответил Этеви. – Сначала мы должны попасть туда, чтобы убедиться, что это действительно долина алмазов. Так что тебе придется побыть пока с нами.

– Такого уговора не было, – запротестовала девушка. – Я взялась привести вас к долине алмазов и привела. А теперь я ухожу искать своих, независимо от того, будет у меня провожатый или нет.

Наоми решительно повернула лошадь назад, памятуя о том, что арабы называли водопад водопадом Омвамби, и что именно туда держало путь их сафари.

24
{"b":"3379","o":1}