ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Твоими молитвами, сын мой, – ответил бог. – А теперь расскажи, что творится в городе.

– Замка больше нет.

– Знаю. А что король? Считает, что я погиб?

– Все так считают. Генрих страшно рад этому. Говорят, он хочет провозгласить себя богом.

– А ты случайно не знаешь, что стало с девушкой, которую Уолси отбил у Генриха и привел ко мне? Она не сгорела?

– Нет, спаслась, я ее видел.

– И где она? – вмешался Тарзан.

– Ее поймали и доставили к королю.

– Она обречена, – произнес бог горилл. – Если Генрих станет настаивать на женитьбе, а он так и сделает, то Екатерина Арагонская разорвет ее на части.

– Ее нужно немедленно освободить! – сказал Тарзан.

Бог горилл пожал плечами.

– Вряд ли это возможно.

– Но ты же сам сказал, что Уолси это удалось.

– У Уолси была личная корысть.

– У нас тоже, – невозмутимо произнес человек-обезьяна, дергая за веревку, накинутую на шею бога, и положив руку на рукоятку ножа.

– Но что я могу? – запротестовал бог. – У Генриха много воинов, а народ считает, что я погиб, и теперь боится короля.

– Но у тебя же много веропослушников?

– Да!

– Тогда пошли этого священника и собери их здесь. Пусть они явятся с оружием.

Священник недоуменно таращился то на бога, то на человека, который говорил на непонятном языке, зачем-то держал бога на привязи да еще дергал за веревку.

– Иди, отец Тобин, и собери всех верующих! – приказал бог.

– И смотри, чтобы без фокусов, – пригрозил Тарзан. – Бог пообещал мне спасти девушку. Видишь веревку и вот этот нож?

Священник молча кивнул.

– Если ты не постараешься, – добавил Тарзан, – то твой бог умрет.

– Иди, отец Тобин, – напутствовал его бог горилл.

– Поторапливайся, – сказал Тарзан.

– Ухожу, Отче, – испуганно пролепетал священник, – но мне страшно оставлять вас в руках этого странного существа.

– С ним ничего не случится, если сделаешь все, как приказано, – заверил его Тарзан.

Священник снова бухнулся на колени, перекрестился я ушел. Когда за ним закрылась дверь, человек-обезьяна повернулся к своему спутнику.

– Отчего так получилось, что ты сумел дать своим зверям человеческую речь, а, возможно, и разум, но внешне они так и не изменились? – спросил он.

– Это не по моей вине, – ответил бог горилл. – Дело, видимо, в том, что звериный инстинкт оказался в них сильнее, нежели вновь приобретенные умственные способности. Благодаря вживленным человеческим клеткам, у них время от времени рождались человеческие дети, но, несмотря на мои запреты, их тут же умертвляли. В тех редких случаях, когда их оставляли в живых, они развивались в монстров, сочетающих в себе наихудшие черты людей и зверей. Некоторым из них удалось бежать из города, и они образовали племя, живущее в пещерах в самом дальнем конце долины. В двух случаях мутанты обладали почти идеальной человеческой внешностью, однако имели разум горилл. Из них одна была прелестной девушкой, но с повадками дикой львицы. Второй – юноша с манерами аристократа, однако с замашками Джека-Потрошителя. Ну и что вы намерены делать, молодой человек, когда здесь соберутся мои сторонники? – спросил бог горилл.

– Ты поведешь их на штурм королевского дворца, и они отобьют девушку.

XXIX. СМЕРТЬ НА РАССВЕТЕ

Ронду Терри разбудил внезапный шум. Вокруг раздавались крики, звериное рычание, грохот. По комнате беспокойно метались самки из гарема Генриха, издавая в панике низкие утробные вопли, но не эти звуки помешали сну девушки, а те, что доносились со двора и из соседних помещений.

Ронда вскочила на ноги и подбежала к окну. При виде ее Екатерина Арагонская гневно оскалила клыки.

– Это опять за ней! – прорычала она.

Внизу Ронда при свете факелов увидела толпу сражавшихся насмерть горилл и схватилась за сердце, ибо в самой гуще заметила Стенли Оброски, прокладывающего себе путь к дворцовым воротам. В первый миг ей показалось, что он один против полчищ зверей, но вскоре она обнаружила, что у него немало союзников. Рядом с Оброски находился бог горилл с веревкой на шее. Теперь все помыслы девушки сосредоточились на Оброски.

За спиной Ронды все громче и громче негодовали самки, и тут девушка услышала гневный голос старой королевы.

– Это из-за нее все неприятности, – выпалила Екатерина Арагонская. – Не будь ее, мы жили бы спокойно.

– Вот и убей ее! – воскликнула Анна Клевская.

– Убей ее! – подхватила Анна Болейн. Девушка повернулась к ним лицом и увидела надвигающихся на нее свирепых косматых чудовищ, которые могли расправиться с ней в считанные секунды. Несоответствие между их человеческой речью и звериной внешностью поразило Ронду в этот момент, как никогда ранее.

Но тут ее загородила собой Екатерина Парр.

– Не троньте ее, – крикнула она. – Безволосая не виновата в том, что находится здесь.

– Смерть обеим! Смерть Парр! – завопила Екатерина Говард.

Остальные вторили ей в унисон:

– Смерть обеим!

Говард набросилась на Парр, и обе с жуткими воплями впились друг в друга желтыми клыками. Остальные двинулись на Ронду Терри.

Бежать было некуда – самки загораживали собою дверь, а окна были забраны решетками. Ронда искала какой-нибудь предмет, чтобы отбить нападение, но под рукой ничего не оказалось. Увернувшись, она отбежала от нападавших, понимая, что долго так не продержится.

Вдруг распахнулась дверь, и в комнату вошли три огромные гориллы.

– Его величество король! – объявил один из вошедших.

Самки в страхе отскочили от Ронды. И только Говард и Парр продолжали кататься по полу, ничего не услышав.

В комнату тихо вступил Генрих VIII.

– Прекратить! – приказал он.

Подойдя к дерущимся, он разнял их пинками.

– Где безволосая? – рявкнул король. Тут его взгляд обнаружил Ронду, стоявшую с затравленным видом среди самок.

– Иди сюда! – скомандовал он. – Бог опять явился за тобой, но ему тебя не видать! Теперь ты моя!

– Пусть забирает ее, Генрих! – закричала Екатерина Арагонская. – От нее одни неприятности.

– Молчи, женщина! Иначе отправишься в Тауэр на плаху! – пригрозил король.

Шагнув вперед, он схватил Ронду за руку, словно пушинку взвалил к себе на плечо и стремительно направился к двери.

– Вы останетесь здесь, Сарфолк и Говард. Задержите неприятеля, чтобы я смог уйти.

– Разрешите сопровождать вас, сэр, – попросил один из них.

– Нет! Выполняйте приказ, а затем следуйте за мной в северный конец долины к каньону, где течет восточный рукав Темзы.

Король развернулся, зашагал по коридору и зашел в угловую комнату. Там он поднял замаскированный люк.

– Теперь они нас не догонят, моя красавица, – сказал он. – Эту идею я позаимствовал у самого бога, но он об этом и не подозревает.

Король проворно спустился вниз и там в кромешной темноте пошел по длинному подземному коридору, двигаясь на ощупь.

Через некоторое время потянуло свежим воздухом. Генрих опустил Ронду на землю и зашарил над головой. Затем раздался скрежет, словно отодвигали тяжелый предмет, и на девушку хлынул поток ночной прохлады. В вышине сияли звезды. Через несколько минут король с Рондой выбрались наружу, на берег реки у подножия высокой скалы, и Генрих поставил на место огромный плоский камень, закрывавший вход в туннель.

Затем для Ронды начался сущий ад.

Всю ночь бежали они берегом реки. Зверь уже не нес пленницу на плече, а тащил за собой, держа за руку. Он явно нервничал и частенько останавливался, с опаской прислушиваясь. Стараясь двигаться бесшумно, король пару раз призывал девушку к тишине.

Спустя некоторое время они перешли вброд реку и продолжили путь на северо-восток. Несмотря на отсутствие погони, Генрих нервничал все сильнее и сильнее. Чуть погодя выяснилась и причина его беспокойства – вдали раздалось протяжное рычание льва. Король горилл удвоил скорость.

Забрезжил рассвет. По долине стелился холодный туман. Ронда смертельно устала, каждый мускул ее тела ныл от боли, но мучитель продолжал тащить ее вперед.

36
{"b":"3379","o":1}