ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сюда-то и притащил Тарзан внезапно присмиревшую дикарку, а когда поставил ее на ноги и повернул лицом к себе, то обнаружил прелестное улыбающееся личико. Однако разглядывать ее было некогда, так как к ним с криком карабкались мутанты.

– Назад! – закричал Тарзан. – Иначе я убью ее! Идея Тарзана использовать девушку в качестве заложницы была сама по себе неплоха, но, как это нередко бывает с хорошими планами, она полностью провалилась.

– Они не остановятся, – сказала дикарка. – На меня им глубоко наплевать. Ты увел меня, значит, я принадлежу тебе. Они убьют нас и съедят. Отгони их камнями, а я покажу дорогу отсюда.

Вняв совету девушки, Тарзан схватил увесистый обломок скалы и швырнул в ближайшего мутанта. Камень раскроил ему череп, и он без звука полетел вниз.

Девушка развеселилась и принялась насмехаться над своими недавними товарищами.

Убедившись в эффективности такой незатейливой меры, Тарзан бросился собирать камни. К нему присоединилась Ронда, и они обрушили на монстров целый град камней, так что атакующие вынуждены были укрываться в пещере.

– С обедом им придется повременить, – сказала дикарка со смехом.

– Так вы едите человеческое мясо? – с удивлением спросил Тарзан.

– Мы с Малбистом – нет, – ответила она, – а они – да.

– Кто такой Малбист?

– Мой муж. Ты с ним дрался, а потом увел меня. Отныне я твоя жена и буду за тебя сражаться. Никому тебя не отдам!

Она грозно повернулась к Ронде, намереваясь проучить вероятную соперницу, но Тарзан вовремя вмешался.

– Не смей ее трогать! – предупредил он.

– У тебя не должно быть никого, кроме меня! – возразила дикарка.

– Она мне никто, – успокоил ее Тарзан. – Не надо ее обижать.

Дикарка отодвинулась от Ронды, однако продолжала испепелять ее свирепым взглядом.

– Посмотрим, – сказала дикарка. – Как ее зовут?

– Ронда.

– А тебя?

– Зови меня Стенли, – ответил Тарзан, которого позабавил неожиданный поворот событий.

Он не стал пререкаться с дикаркой, поскольку понимал, что их спасение всецело зависит от этой своенравной красотки.

– Стенли, – повторила она с некоторой запинкой. – Необычное имя. А меня зовут Бальза.

Тарзан отметил про себя, что это имя ей очень подходит, ибо на языке великих обезьян оно означало «золотая девушка». Обезьяньи имена вообще очень точны. Так, его собственное имя означало «белая кожа», а Малбист – «желтая голова».

Бальза быстрым движением метнула камень в голову, осторожно высунувшись из-за выступа, и дико рассмеялась.

– Главное – продержаться до ночи, – сказала она. – Потом они уйдут, так как страшно боятся темноты. А если двинемся сейчас, нам конец.

Девушка заинтересовала Тарзана.

С одной стороны, судя по рассказам бога, это тело управлялось мозгом гориллы, с другой, – то, как дикарка произнесла его имя, удивило Тарзана. Горилла бы так не смогла.

– Ты говоришь по-английски? – полуутвердительно спросил он.

Бальза бросила на него удивленный взгляд.

– Да, – кивнула она головой. – Но я не предполагала, что ты знаешь английский.

– А где ты его выучила?

– В Лондоне, конечно. Прежде, чем меня выперли оттуда.

– Что значит выперли?

– Я была непохожа на них. В течение нескольких лет мать прятала меня, но в конце концов они выследили меня. Если бы я осталась, то погибла бы.

Тарзан понял, что «Лондон» для нее – это город горилл, потому что никакого другого Лондона она знать не могла.

– А Малбист, – продолжал он расспросы, – такой же как ты?

– Нет, он такой, как остальные. Ему не удалось выучить ни одного английского слова. Ты лучше его. Надеюсь, ты убил его.

– Нет, – отозвался Тарзан. – Мне показалось, что он еще жив.

Девушка глянула вниз, схватила камень и с криком «И правда жив!» бросила его в незадачливого Малбиста, который опять выглянул из-за выступа. Камень попал в цель, и бедняга проворно уполз назад.

– Если я когда-нибудь снова попаду в руки к моему мужу, он изобьет меня до полусмерти, – сказала Бальза.

– А я думал, что до самой смерти, – откликнулся Тарзан.

– Нет, – пояснила девушка. – Дело в том, что я самая красивая среди всех. Остальные безобразны. Он никогда меня не убьет, хотя другие самки с радостью разорвали бы меня на куски.

И она громко рассмеялась.

– Подозреваю, что и эта, – она кивком указала в сторону Ронды, – тоже не прочь прикончить меня.

Ронда Терри с интересом прислушивалась к той части беседы, которая велась по-английски, но не вмешивалась в разговор. Наконец, она прервала молчание.

– У меня нет желания убивать тебя, – сказала Ронда. – Наоборот, почему бы нам не подружиться? Бальза удивленно взглянула на нее.

– Она не шутит? – обратилась дикарка к Тарзану.

– Она говорит всерьез.

– В таком случае, будем друзьями, – сказала Бальза.

Вопросы любви и дружбы, жизни и смерти она решала быстро и бесповоротно.

Еще несколько часов они провели на выступе, отгоняя мутантов камнями и заставляя их держаться на приличном расстоянии.

XXXI. АЛМАЗЫ!

Наконец наступил долгожданный вечер. Людям, томимым голодом и жаждой, не терпелось побыстрее покинуть выступ, где они промучились под палящим африканским солнцем с самого раннего утра.

Все это время юная дикарка развлекала Тарзана и Ронду своей наивной непосредственностью. Она говорила все, что думала, и делала это с обезоруживающей прямотой.

Когда солнце скатилось за западные холмы, она поднялась на ноги.

– Пошли, – сказала Бальза. – Теперь уже можно. Они не станут нас преследовать на ночь глядя.

Бальза повела их в пещеру под выступом, оказавшуюся узкой, но довольно высокой. В конце, прямо над головой Тарзан увидел отверстие и моментально оценил обстановку. Он прикинул, что, упершись спиной в одну стену, а ногами в другую, он смог бы выбраться из этого коридора или, вернее, колодца, но также понимал, что камни исцарапают нежную девичью кожу.

– Я пойду первым, – сказал он, – и спущу вам веревку. Странно, Бальза, что твои соплеменники не поднялись на вершину другим путем и не устроили нам засаду.

– Они слишком глупы, – ответила девушка. – Мозгов у них хватает только на преследование, а чтобы пойти в обход и применить хитрость, до этого им не додуматься ни за что.

– Отлично, нам это только на руку, – произнес Тарзан и полез вверх.

Выбравшись на поверхность, он сбросил веревку и быстро поднял обеих девушек.

Они оказались в небольшой чашеобразной расщелине, дно которой усевали мерцающие при вечернем свете кристаллы, испускавшие мягкое ровное свечение.

Когда взгляд Ронды остановился на кристаллах, она вскрикнула от удивления, ибо не поверила своим глазам.

– Алмазы!

От волнения у Ронды перехватило дыхание.

– Долина алмазов!

Она нагнулась и подобрала несколько камешков. Бальза глядела на нее с недоумением, так как для нее эти камни ничего не значили.

Тарзан собрал несколько наиболее красивых и крупных камней, руководствуясь скорее эстетическими соображениями.

– А с собой можно? – спросила Ронда.

– Почему бы и нет, – отозвался Тарзан. – Бери сколько хочешь.

– Мы станем богачами! – воскликнула она. – Приведем сюда всю экспедицию и нагрузим алмазами автомобили. Здесь их целые тонны!

– А ты представляешь, что будет потом? – поинтересовался Тарзан.

– Да! У меня будет вилла на Ривьере, собственный дом в Беверли Хиллз, коттедж за сто пятьдесят тысяч, апартаменты в Палм Бич, в Нью-Йорке…

– Ничего этого у тебя не будет, – перебил ее Тарзан, – потому что если вы привезете такое количество алмазов, то рынок моментально насытится, и они обесценятся, станут не дороже стекляшек. Но если ты поступишь с толком, то возьмешь самую малость для себя и своих друзей и никому не расскажешь про долину алмазов.

Ронда на мгновение задумалась.

– ТЫ прав, – согласилась она, – отныне долины алмазов просто не существует в природе.

39
{"b":"3379","o":1}