A
A
1
2
3
...
18
19
20
...
61

– Ты говоришь о Джейми?

– О ком еще? Такой красавчик даже без денег не останется один. В замке по нем не одна девушка вздыхает. Будь осторожна.

Я не очень поняла, чего мне нужно опасаться со стороны поклонниц Джейми. Но Айрис сменила тему.

– Говорят, Алан – вовсе не сын Фергюса, – сказала она неожиданно.

– Почему же Летисия не воспользовалась вовремя твоими услугами? Кажется, ты хорошо разбираешься в этом.

– Ну, здесь Летисии помощь не нужна. Если бы она захотела, она избавилась бы от этого ребенка.

– И чей же это ребенок, если не Фергюса?

– Как чей? Джейми, конечно.

Странная особа – Айрис Дункан. Ее болтливость была столь вызывающей и в то же время столь естественной и располагающей, что я не знала, как себя вести. С ней нужно быть осторожной. Болтливость заразительна, и можно наговорить много лишнего, даже не заметив. Лучше не участвовать в обсуждении местных сплетен. Мне нет до них дела, я не собираюсь оставаться здесь надолго и активно участвовать в местных событиях. И все же я не могла не думать о том, что сказала мне Айрис.

Алан – ребенок Джейми? Знает ли об этом Фергюс? Скорее всего, нет, иначе Джейми вряд ли осмелился бы показаться в замке Тибервелл.

Мои мысли снова и снова возвращались к Джейми. Этот тип ухитрился впутаться сразу в несколько опасных историй, каждой из которых вполне хватило бы нормальному человеку, чтобы страдать от бессонницы и ночных кошмаров, вздрагивать от каждого шороха за спиной и выглядеть как затравленное животное. Но Джейми, судя по всему, прекрасно себя чувствовал и не терял чувства юмора. Тогда я еще не подозревала, насколько опасным было его положение в действительности. Многого я еще не знала. И не была готова к тому, как повернутся события в ближайшие дни.

Замок гудел как растревоженный улей. Каждый день прибывали новые и новые люди, усталые и запыленные всадники спрыгивали с взмыленных коней. На кухне непрерывно готовили, чтобы прокормить всех вновь прибывших, и делали запасы для предстоящего грандиозного пиршества. Близился день Большого сбора. Сбор клана – нечастое и весьма важное событие в жизни шотландца. Раз в двадцать – тридцать лет все члены клана должны собраться и принести клятву верности своему повелителю. Это грандиозное мероприятие, и празднества по этому случаю продолжаются не один день. Игры, ярмарка, охота…

Предпраздничная суматоха показалась мне подходящей для побега. Пусть они приносят свои клятвы и напиваются до полусмерти, тем временем я буду уже далеко отсюда. Никто не вспомнит обо мне и не заметит отсутствия одной лошади по крайней мере до следующего дня. Они вряд ли догадаются, в каком направлении я отправилась, даже если и вышлют вслед погоню. Но я надеялась, что погоню не вышлют, ведь есть дела поважнее: охота на кабана и прочие мужские развлечения. Какое им дело до сбежавшей англичанки?

Готовясь к побегу, я запаслась едой, которую стащила на кухне. Должно хватить на пару дней. А уж за это время я доберусь до Грэт-на-Дан, даже если случится что-то непредвиденное. Я снова прикоснусь к камню и буду дома… Если это возможно. Но я не видела причин, по которым было бы невозможно пройти еще раз по тому же пути, но только в обратном направлении.

Я невольно содрогалась при мысли о том, чтобы снова отдать себя во власть того же хаоса, который привел меня сюда. Но это единственный путь назад, в двадцатый век, в Эдинбург, к Андрею, домой… Извилистая же дорожка мне предстоит! Какая нелегкая занесла меня из России в Шотландию, с Петроградской стороны в Тибервелл? Я всегда была уверена в том, что человеческая судьба – не что иное, как цепь случайностей, счастливых или досадных совпадений. То, что произошло со мной, было такой непостижимой случайностью, что заставляло думать о вмешательстве каких-то таинственных потусторонних сил.

Эти камни… Боюсь, это вовсе не астрономическая обсерватория и даже не первобытный рынок, как считают некоторые ученые. Это знаки, которые указывают на место опасности, место, где происходят странные вещи. Шотландские сказки повествуют, как однажды, двести лет назад одна, женщина заблудилась ночью на холме, где живут фэйри. Больше ее никто не видел. Ее искали, но, отчаявшись, прекратили поиски. И вот в один прекрасный день женщина вернулась. Ее случайно нашли без сознания на том же холме, и когда она пришла в себя, то не могла сказать, где она была и что делала. И люди думали, что она жила в стране фэйри.

Теперь я знаю, где на самом деле были все эти заблудившиеся женщины из сказок. С ними произошло то же, что и со мной. Но если бы пропавшая женщина сказала правду, ее сочли бы сумасшедшей. Так же, как сумасшедшей сочтут и меня, заикнись я о каких-то путешествиях во времени. Наверно, таких, как я, было немало во все времена, загадочные исчезновения происходят и в двадцатом веке. Люди попадали в прошлое и в будущее, иногда возвращались, иногда – нет. У некоторых хватало сообразительности приспосабливаться к обстоятельствам и вести себя скрытно и осторожно. Некоторые, слишком наивные, должно быть, попадали – в сумасшедшие дома или на костры.

Что сделает тип вроде Руперта или Муртага, оказавшись в двадцатом веке? Сначала ошалеет от машин, самолетов и телевизора, потом привыкнет, научится вести себя так же, как и все, и не будет болтать. Если повезет, он сможет прожить остаток жизни в большом современном городе, и никто не догадается, что этот человек прибыл из другого мира. Он вполне сойдет за необразованного обывателя. Они одинаковы во все века. Мне везло до сих пор. У меня почти не было шансов выдать себя, сболтнув что-то лишнее. Будем надеяться, что повезет снова и я исчезну бесследно, исчезну в никуда, как и появилась – ниоткуда.

Торжественная церемония была назначена на четверг, и я не могла дождаться этого дня, изнывая в нетерпении. Накануне мое ожидание несколько скрасили двадцать человек с симптомами острого пищевого отравления, судя по всему, пострадавшие от вторничного ужина. Пока я раздавала им желудочный чай и ценные советы, прошел почти целый день. Закончив с отравленными, я отправилась на кухню, чтобы провести воспитательную беседу о гигиене. Я как раз рассказывала о сроках хранения свежей рыбы, когда на кухню вошел Дугал..

– Кого я вижу! Вы мастерица на все руки, госпожа Ормонд. Как только вы успеваете управляться и в своем кабинете, и на кухне, – ехидно заметил он. – Я не удивлюсь, если через некоторое время вы будете управлять всем замком.

– Это не входит в мои планы, – холодно ответила я.

– А что же входит, позвольте спросить?

– Уверяю вас, мои планы никак не связаны с замком Тибервелл и потому не представляют для вас никакого интереса.

– Я хотел предложить вам небольшую прогулку, если вы не возражаете.

– Неужто к капитану Рэндаллу?

– Чуть ближе. Я отправляюсь в деревню, и если вы хотите навестить Айрис Дункан, мы могли бы поехать вместе. Она будет рада вас видеть и к тому же передаст вам пряности для миссис Скотт.

– Еще пряности? Вы не боитесь новых отравлений?

– Мне нечего бояться, – загадочно улыбнулся Дугал. – Так вы едете?

Дом судебного исполнителя Артура Дункана действительно был самым большим в деревне. Видимо, он считался роскошным, но мне показался громоздким и неуклюжим. Внутри было прохладно, немного пыльно и как-то неуютно. Муж Айрис оказался именно таким, каким она его описала. Нездорово полный человек с темными мешками под глазами, он был мрачен и неразговорчив. Он выглядел измученным, как я решила, своей болезнью. Хронический гастрит, а то и язва – приятного мало.

Я поднялась в комнату Айрис по несуразной скрипучей лестнице, на которой не было двух одинаковых ступенек. Все они отличались друг от друга шириной, высотой и скрипом. Видимо, плотники восемнадцатого века не располагали достойными измерительными приборами или обладали весьма нестандартным чувством юмора.

Айрис сидела в кресле-качалке, маленькими глотками прихлебывая густую темно-вишневую жидкость из бокала. Пахло алкоголем и вишней.

19
{"b":"338","o":1}