ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Рада тебя видеть, – сказала она, вылезая из кресла и с видимым сожалением отставляя бокал.

На ней было закрытое платье со множеством оборок, совершенно скрывающее фигуру. Я ни разу не видела Айрис в чем-то менее целомудренном. Должно быть, судебный исполнитель был суровым мужем или положение обязывало. Других причин прятаться за оборками я не находила. Айрис казалась стройной и изящной, ее нежная молочно-белая кожа была достойна того, чтобы ее показать.

– Хочешь посмотреть мой гербарий? – спросила она.

Я кивнула.

– Тогда пойдем. У меня есть отдельная комната для всякого такого – ты понимаешь. Держать это под замком безопаснее.

Мы вышли в коридор и направились в его дальний конец. В руках у Айрис был огромный ключ, которым при желании можно убить человека. При этом сам ключ был от простейшего замка и производил устрашающее впечатление только своими размерами. Айрис вставила этот ключ в замок соответствующей величины и с видимым трудом повернула. Дверь отворилась, и мы вошли в ее святилище.

Айрис можно было считать настоящим специалистом в своем деле. Комната была уставлена деревянными рамами, на которых засушивались разнообразные растения. Некоторые из них я знала, некоторые нет. Надо признать, что Айри была куда более сведущим фитотерапевтом, чем я. Но зато черта с два она отличит абсцесс от гангрены, а фурункул от карбункула, подумала я гордо, рассматривая небольшую полку с книгами. Я обнаружила на полке, кроме всего прочего, произведение графа Сен-Жермена.

– Ты занимаешься черной магией? – поинтересовалась я.

– Нет. Исключительно белой. Да и то меня называют ведьмой, правда, шепотом. Потому что боятся моего мужа, – Айрис засмеялась. – Тебе когда-нибудь предсказывали судьбу?

– Честно говоря, нет. Мне как-то гадали по руке, но наговорили какой-то чуши. Я не поверила. Можешь себе представить, гадалка предсказала мне двух мужей одновременно. И вот как раз сейчас у меня нет ни одного.

– Все еще впереди, – хихикнула Айри. – Но я не буду гадать тебе по руке. У меня есть свои излюбленные способы. Садись. Сейчас я все приготовлю.

Я молча повиновалась. Никогда не испытывала желания узнать свою судьбу. Но тут мне стало любопытно, что увидит в моем будущем гадалка из прошлого.

Айри опустила шторы, зажгла свечи и курительницу, из которой тут же пошел густой сладковатый дым. Тем временем передо мной очутилась начищенная до блеска сковородка, наполненная водой.

– Граф Сен-Жермен рекомендует использовать для вызывания духов серебряный тазик, но мне прекрасно подходит и эта сковородка, за неимением тазика, – щебетала Айри, усаживаясь напротив меня.

Дым постепенно обволакивал меня. Мое дыхание замедлилось, руки и ноги потяжелели. Я не смогла бы ими пошевелить, даже если бы захотела. Меня как будто придавило к стулу. Мысли шевелились вяло. Легко узнаваемое воздействие опиума.

В моем мозгу прозвучал вопрос, который, очевидно, задала Айри. Впрочем, я не слышала ее голоса. Слова попадали прямо в мое сознание, минуя все прочие барьеры.

– Как тебя зовут?

– Юлия, – я не узнала собственного странно севшего голоса.

– Откуда ты?

– Я пришла издалека.

– Зачем?

– Я не знаю.

– Кто послал тебя сюда?

– Никто.

– Откуда ты пришла?

– Не могу сказать.

– Почему?

Внизу раздался стук, кто-то поднимался по лестнице. Айри вскочила, задула свечи и курительницу, подняла шторы, открыла окно.

– Иду-иду, Артур, – крикнула она в открытую дверь. Она отвела меня в свою спальню и уложила на кро вать.

– Полежи здесь. А то тебе станет плохо. Я сейчас приду.

И она побежала вниз. Интересно, чем бы закончился этот допрос, если бы она вдруг не понадобилась Артуру? Она явно не собиралась предсказывать мне судьбу, она хотела вытянуть из меня что-то. Что? Я бы никогда не узнала. Думаю, этот сеанс завершился бы ключевой фразой типа: «Сейчас я сосчитаю до трех, вы проснетесь и ничего не будете помнить». Впрочем, я была уверена, что много лишнего я бы ей не наговорила. Если я не могла контролировать свое тело, то все же могла отчасти контролировать свой разум. Действие опиума было мне знакомо. В студенческие годы я из исследовательского интереса попробовала курить травку и опиум. Это были разовые случаи, мне совершенно не понравилось состояние, когда ты утрачиваешь власть над своим сознанием и неимоверными усилиями пытаешься его вернуть. Я категорически против наркотиков и алкоголя в большом количестве – не люблю затуманивать свой рассудок. Но. узнать, что это такое, я хотела. Благодаря экспериментам студенческих времен я прекрасно поняла, что пытается сделать со мной Айри, но больше это ей не удастся.

Она вернулась запыхавшаяся и слегка встревоженная.

– Ты какая-то бледненькая, – сказала она как ни в чем не бывало.

– Боюсь, это из-за твоих мрачных предсказаний.

– Тебе нужно прогуляться на свежем воздухе, чтобы они выветрились из твоей головы. Пройдемся немного?

Я согласилась. Похоже, она не хотела возвращаться к тому, что произошло в ее тайной комнате. Я тоже не хотела об этом говорить. Но доверия к Айри у меня поубавилось.

Мы бродили по лесу в замкнутом молчании, когда я услышала странный тихий звук, доносящийся с ближайшего холма. Я вслушалась и со следующим порывом ветра поняла, что это вдалеке плачет ребенок.

– Что-то случилось, нужно помочь! – Я потянула Айри в ту сторону.

– Ты ничем не сможешь помочь. Не вздумай даже приближаться к тому месту.

– Почему? Ты не можешь мне запретить помочь ребенку, который потерялся в лесу.

– Он не потерялся. Его оставили там родители.

– Зачем?

– Это оборотень.

– В каком смысле?

– Обыкновенный оборотень. Фэйри украли маленького человеческого ребенка, а вместо него подложили своего. Он все время плачет и капризничает и не растет – значит, это оборотень. Его нужно отнести на холм фэйри и там оставить. Тогда они заберут его себе и отдадут обратно здорового ребенка, которого украли.

– Я надеюсь, ты не веришь в подобные глупости? – спросила я, изумляясь ее способности говорить чепуху с серьезным видом.

Айри посмотрела на меня очень странным взглядом и сказала:

– Я не верю. Но народ верит.

– Но ребенок умрет!

– Какое тебе дело до этого ребенка?! Он умрет все равно. Я видела таких. Но родителям будет легче думать, что умер оборотень, а их ребенок живет счастливо в стране фэйри.

– И все-таки я должна подойти и посмотреть. Может быть, нужна моя помощь.

Я устремилась вперед, туда, откуда доносился плач. Айри очень неохотно следовала за мной. Мы взобрались на холм. На плоском камне лежал младенец, завернутый в какое-то тряпье. Он действительно был очень болен. Синюшное личико, воспаленные глаза, он уже почти не кричал, только тяжело дышал и содрогался всем телом. Я наклонилась к нему.

– Не трогай! Его родители могут быть рядом! – закричала Айри.

– Что они мне сделают?

– Если он умрет, а он умрет очень скоро, и если тебя увидят с ним рядом, они решат, что это ты не позволила фэйри забрать своего оборотня. Из-за тебя их родной ребенок никогда не вернется к ним.

– Но это же чушь!

Айри снова посмотрела на меня странным взглядом:

– Ты не знаешь, что говорят о тебе в деревне. Лучше пойдем. Что тебе до этого младенца? Зачем подвергать свою жизнь опасности ради пищащего уродца? Ты все равно бессильна.

Мы спустились вниз и пошли в сторону деревни. Айри кричала на меня всю дорогу, поминая мою дурацкую наивность, мое никчемное милосердие и чертову самонадеянность.

– Кем ты себя возомнила? Ты лучше всех? Думаешь, ты Иисус Христос, чтобы воскрешать из мертвых? – В ее голосе звучал страх.

Современная реанимация действительно показалась бы Айрис чудесным воскрешением из мертвых. Я не Иисус Христос, и у меня нет ничего для лечения болезней более серьезных, чем простуда или расстройство пищеварения. Я мало чем могла помочь ребенку в нынешних условиях, но все-таки… Вдруг я могла что-нибудь для него сделать? Может, еще не поздно?

20
{"b":"338","o":1}