ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Не отдергивай руку в последний момент, – по требовал Руперт, глядя на мои осторожные движения. – Ты же не остановишься, если перед тобой будет настоящий противник. А если эти лентяи не сумеют отскочить вовремя, они получат по заслугам.

– Отлично! – сказала я, и когда он напал на меня, кинжал оставил дыру на его рубашке и неглубокий порез на его груди.

– Неплохо, неплохо, – резюмировал он, оценивая причиненный ущерб. – Теперь поучимся быстро вынимать кинжал.

Знай наших, снова подумала я, хотя и не представляла себе, что когда-нибудь смогу убить человека. Меня мучили до тех пор, пока я не научилась одним скользящим движением руки пробираться к кинжалу, спрятанному в чулок, вынимать его и наносить удар снизу.

– Дайте ей что-нибудь, что она сможет действительно ударить, – предложил Дугал.

Мои тренеры посовещались, и Джейми с Муртагом отправились делать чучело. Это оказался мешок, набитый чем-то упругим, по размеру примерно соответствующий человеческой фигуре. Сначала его привязали к дереву, потом бросали на меня с разных точек. Это неплохо развлекало всех участников.

Я ударила по чучелу в очередной раз, когда оно обрушилось на меня откуда-то сверху, и подумала, что у меня больше нет руки.

– Вот блин! – сказала я по-русски.

Рука до локтя онемела, я не чувствовала пальцев и не могла ими пошевелить. Кинжал я выронила от неожиданности. Все вокруг радостно хохотали. К счастью, никто не обратил внимания на вырвавшуюся у меня фразу. Как выяснилось, я попала в одну из деревяшек, которые положили внутрь, чтобы имитировать ребра. Я почувствовала, что рука на месте только после того, как Джейми подошел и осторожно размял ее.

– Если ты попадешь в ребро, ты нанесешь врагу только царапину, а сама можешь лишиться оружия, – сказал Руперт.

– И что же я должна делать, если я попала в ребро и выронила кинжал? – поинтересовалась я.

– Выхватить пистолет и пристрелить ублюдка, – ответил Дугал, снова вызывая громкий хохот.

– Тогда научите меня стрелять, – потребовала я. Ответом мне было смущенное молчание и переглядывание. Наконец Дугал сказал:

– Нет. Ничего не получится.

– Почему, собственно?

– Потому что ты женщина.

– Ну и что, что я женщина? Или только мужчины достаточно умны, чтобы спустить курок? Я очень хорошо попадаю в цель. – Я действительно неплохо стреляла в тире.

Они снова засмеялись, потом Джейми соблаговолил объяснить:

– У этих пистолетов очень сильная отдача. Когда ты жмешь на курок, он брыкается, как мул. У меня остаются синяки, но я выше и тяжелее тебя. Ты просто упадешь на спину или получишь удар по лицу. Можешь, конечно, сама попробовать, если не веришь. Но мне нравится твоя улыбка и твои зубы, хотя они слишком острые.

Пришлось смириться. Их примитивные пистолеты действительно были громоздки и неуклюжи. Их нужно было перезаряжать после каждого выстрела, к тому же они не отличались меткостью стрельбы. Мне не подходило никакое оружие. Самый маленький меч, который я с трудом смогла поднять одной рукой, весил не меньше десяти килограммов. Вряд ли я смогла бы действовать им быстро и достаточно долго для того, чтобы сопротивляться более тренированному противнику. Единственное, что мне оставалось, был кинжал, который теперь нашел свое место в моем чулке.

Муртаг, который скептически наблюдал за всем происходящим, сказал:

– Все-таки единственное женское оружие – это яд.

– Разумеется, – согласился Дугал. – Но у яда есть свои недостатки в открытом бою.

Обратный путь в замок мы проделали довольно быстро и без приключений, если не считать маленькой стычки с угонщиками скота, которые напали на нас поздним вечером, когда мы разбили лагерь на лесной полянке на землях то ли Грантов, то ли Таннеров. Руперт развлекал нас историями из жизни фэйри и прочей шотландской нечисти. Он был неплохим рассказчиком, сюжеты не повторялись и были довольно занимательны. Водяные лошади, оборотни, фэйри и просто смелые юноши и прекрасные девушки действовали так, как им и было положено.

Выслушивая очередную историю, я заметила какое-то движение вокруг. Руперт продолжал говорить как ни в чем не бывало, но все слушатели осторожно перемещались поближе к своему оружию, готовясь к нападению. Джейми отвел меня к скале и показал небольшой выступ, защищенный со всех сторон.

– Спрячься там. К тебе никто не подберется незамеченным. Муртаг будет рядом.

Я послушно забралась на скалу и стала ждать. Нападавших было немного, их основной целью были лошади и повозки. Тем не менее они нападали организованной и хорошо вооруженной бандой. Их быстро отбросили на исходные позиции, и теперь все следили за боем, который вели Джейми и Дугал с четверыми противниками, окружившими их. Они не стреляли – возможно, хотели заполучить напавших живыми ради выкупа. Джейми виртуозно рубил мечом, который он держал в левой руке. В правой у него был кинжал. У Дугала только меч, которым он размахивал с яростью, забыв об изяществе.

Один из нападавших нанес Дугалу удар, и тот на мгновение опустил меч, отступая спиной к скале. Джейми прикрывал его, отбиваясь от четверых сразу. Я прикусила губу, непроизвольно сжала кулаки и привстала на цыпочки, чтобы лучше видеть. Когда Дугал продолжил бой, по его руке стекала кровь. Теперь он тоже держал меч в левой руке. Похоже, это смущало противников, и они отступили, к моей искренней радости. Я чувствовала себя, как болельщик на стадионе, когда его команда забивает гол. Тут мое внимание привлек подозрительный шорох невдалеке от меня. Муртаг? Я осторожно выглянула из своего убежища и заметила подкрадывающегося ко мне человека. Я отступила, надеясь, что он меня не видел. Я схватила кинжал и вжалась в скалу. Сердце отчаянно билось. Шорох приближался. Я лихорадочно соображала, что делать. Если он наткнется на меня, он постарается захватить меня в плен и потребует выкуп. Помощи ждать неоткуда, все внизу, защищают своих чертовых коз и лошадей. Незнакомый шотландец подбирался снизу. Значит, нужно бить сверху, решила я и переложила кинжал поудобнее.

Я все еще не верила, что мне придется убить человека. Я была готова к нападению и все же едва не выронила кинжал, когда оказалась лицом к лицу со своим противником. Я зажмурилась и вложила в удар всю свою силу и свой вес, вонзая кинжал в его сердце. Он упал с глухим стоном, и я чуть было не покатилась вслед за ним по склону. Ухватившись за колючую ветку, я удержалась от падения.

Должно быть, стон привлек внимание Муртага. Он появился как будто из-под земли, деловито осмотрел тело и подошел ко мне.

– Ты не ранена?

– Нет. – Я заметила, что мое платье забрызгано кровью и я все еще сжимаю окровавленный кинжал. – Это не моя кровь.

Он одобрительно кивнул. Я немного расслабилась, почувствовав себя в безопасности, но кровь все еще яростно пульсировала в моих висках и сердце выпрыгивало из груди. Я только что убила человека, и меня нисколько не мучила совесть. Скорее, я ощущала эйфорию. Адреналин, констатировала я.

Бой был окончен. Все снова собрались у огня, разгоряченные и израненные. Впрочем, раны были легкими. Никакого серьезного ущерба, только пропал один человек.

– Черт, он дорого мне обойдется. На выкуп уйдет месячный доход, – пробурчал Дугал.

– Могло быть хуже, – заметил Джейми. – Что, если они захватили бы меня?

– За тебя я не заплатил бы ни пенни, – отрезал Дугал. – И был бы счастлив, если бы ты остался у них навечно.

Я дрожащими от недавней встряски руками перевязывала раны, дезинфицируя их с помощью виски, и предоставляла пациентам лечиться самостоятельно. Чудодейственного лекарства было предостаточно, благо один из налогоплательщиков, владелец таверны, внес половину причитающейся суммы бочонком виски. Самой серьезной была рана Дугала. Рука рассечена чуть ли не до кости, но крупные кровеносные сосуды и сухожилия, к счастью, не пострадали. Я осмотрела зияющий разрез: чистый, края ровные, кровотечение практически остановилось, но нужно наложить швы. Единственной иголкой, которую удалось добыть, можно было спокойно шить сапоги, и я подозрительно разглядывала ее, когда Дугал подошел, уселся рядом, протянул свою руку и отвернулся.

34
{"b":"338","o":1}