ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Большое собрание произведений. XXI век
Роберт Капа. Кровь и вино: вся правда о жизни классика фоторепортажа…
Сука
Как вырастить гения
Азиатский стиль управления. Как руководят бизнесом в Китае, Японии и Южной Корее
Обреченные на страх
Здравый смысл и лекарства. Таблетки. Необходимость или бизнес?
Микробы? Мама, без паники, или Как сформировать ребенку крепкий иммунитет
Долгое падение
A
A

Мужа Айрис похоронили быстро и довольно скромно для человека его положения. Никто не пожелал выяснить, была ли смерть вызвана естественными причинами. Все знали, что он был тяжело болен долгое время. Симптомы отравления цианидом были не так известны, как в наше время, когда все только и делают, что читают детективы. Я боялась заговаривать с Айрис о смерти ее мужа. Она знала, что я все поняла, я прочитала это в ее глазах.

Дни тянулись медленно, а ночи еще длиннее. Я пыталась с пользой провести свободное время, разобраться в своих эмоциях, но только запуталась. Я любила Андрея и любила Джейми. Я хотела вернуться домой и остаться здесь. Причем с одинаковой силой. Может, бросить монетку? Я бросила, но она закатилась в щель на полу и застряла там. В вертикальном положении.

В один из таких бесплодных дней, когда я вправила вывихнутый палец младшему конюху, прописала травяной чай одной деревенской женщине и раздумывала, чем бы заняться на досуге, в мою дверь вошла Леонор. Она явно нервничала.

– Я пришла от госпожи Дункан. Она приболела и просит вас прийти как можно скорее.

– Хорошо, – сказала я. – А что с ней?

– Я точно не знаю, – Леонор покраснела. – Она сама вам расскажет.

Я собралась, закрыла дверь кабинета Битона и тут обнаружила, что Леонор бесследно исчезла. Странная девушка, впрочем, у нее есть все основания меня недолюбливать. Я отправилась в деревню в одиночестве.

Айрис была в своей комнате. Она сидела у окна в кресле и, по своему обыкновению, пила. Она была одета в длинную сорочку, и в ее силуэте я заметила нечто, что заставило меня остановиться в дверях. Вот что она скрывала под оборками своих платьев – она была беременна. Месяцев шесть, не меньше. Так вот за что умер Артур Дункан, осенило меня. Он узнал то, чего ему не следовало знать. Разговор в библиотеке… «Скрывать беременность больше нельзя», – сказал тогда Дугал. «Ведьма или почти ведьма», – сказал Фергюс о ком-то. О ком еще, как не о Айри? Так она была любовницей Дугала!

– Заходи, Джули, – пригласила Айри.

– Так ты не больна? – спросила я.

– Нет, нисколько. Я отлично себя чувствую. – Она недоуменно посмотрела на меня.

– Но Леонор сказала…

– Тебе не нужно здесь быть. Зачем ты пришла? – перебила меня Айри. Похоже, она меня и не слушала.

Внизу послышался шум. Там топали ногами, бросали с грохотом какие-то предметы и кричали: «Сюда, сюда! Идите наверх. Ведьма там!» Раздались шаги в коридоре, и вот в комнату вломились несколько человек из деревни. Они набросились на Айри, причем она даже не сопротивлялась, и увели вниз. Двое растерянно смотрели на меня, не зная, что со мной делать. Я тоже не знала, что с ними делать. Снизу крикнули:

– Эй, Флокхарт, Таггарт, чего вы там копаетесь. Хватайте вторую ведьму и пошли.

– Вообще-то я не ведьма, – начала я. – Я зашла навестить миссис Дункан…

– Все вы так говорите, – сказал один из них, нерешительно поглядывая на своего напарника.

Я осмотрелась вокруг в поисках спасения. Бежать было некуда, из окна прыгать высоко, и я упала бы прямо в руки столпившимся там жителям деревни. Они всерьез собрались охотиться на ведьм, вооружившись разнообразным инвентарем. Флокхарт и Таггарт двинулись ко мне. Я двинулась от них, готовясь выхватить кинжал и защищаться, если потребуется. Они бросились на меня. Я не успела воспользоваться кинжалом, получив страшный удар по лицу, который меня оглушил.

Я смутно помню, как меня куда-то волокли и как бросили куда-то в вонючую темноту. Очнувшись, я поняла, что все случившееся не было бредом. Я сидела в вонючем и темном пространстве, в окружении склизкой грязи. Рядом со мной кто-то дышал.

– Айри?

– Это ты, Джули? Добро пожаловать в яму.

– И что мы будем здесь делать?

– Ждать суда, конечно, – беззаботно ответила Айрис.

– А что, намечается крупный процесс над ведьмами? Мне казалось, средние века уже прошли.

– Только не здесь, – резко сказала она.

– Послушай, – начала я осторожно, – это не из-за твоею мужа?

Она ничего не ответила. Я слышала ее ровное дыхание и смутно различала ее силуэт в тех жалких лучах света, которые попадали в нашу темницу.

– Когда-нибудь это должно было случиться, – сказала Айрис, когда я уже начала думать, что она лишилась дара речи. – Но я успела передать немало денег на подготовку восстания. Десять тысяч шотландских фунтов для принца Чарли. У Артура был хороший почерк, так легко подделать подпись на чеке… После его смерти мне не пришлось бы подделывать чеки. Он знал это и боялся меня. Боялся, что я его отравлю. Он ел только яйца, думал, что в них я не смогу подсыпать яд. Его лекарство, которое присылали из Эдинбурга, содержало мышьяк. Совсем немного. Я просто увеличила дозу. Он не замечал. Он умер бы через несколько недель…

– Патриотка, черт бы тебя побрал! А Дугал тебе зачем понадобился? Или ты замуж за него выйти хотела… Вот для чего этот ребенок!

– Дугал легко поддается влиянию. Своей головы у него нет, я стала бы его головой. С его помощью я подняла бы весь клан, чтобы поддержать восстание. Мне повезло, – усмехнулась Айри, – его жена умерла от лихорадки как раз тогда, когда я раздумывала, как от нее избавиться. Зато не повезло с Артуром. Он неожиданно вошел ко мне в спальню и все увидел… Ему оставалось жить от силы дня четыре, но за это время он мог все испортить. Пришлось рискнуть и отравить его при всех.

Она говорила так спокойно и буднично, как если бы мы обсуждали, например, ремонт в доме, а не убийство, покушение на убийство и подлог. Айрис Дункан была настоящей шотландской патриоткой, которая не остановится ни перед чем, чтобы выполнить свой долг перед родиной – так, как она его понимает.

– Джули, почему ты решила прийти ко мне именно сегодня?

– Леонор сказала, что ты больна и просишь меня зайти, я уже пыталась тебе это объяснить, но ты меня не слушала. Разве ты не просила ее передать мне…

– Я ни о чем ее не просила! Она тебя обманула. Она хочет от тебя избавиться.

– Зачем?

– Ты увела у нее Джейми. Она хотела бы стать его женой вместо тебя. Она еще молодая, не понимает, что такое любовь. Парень тебя любит, это ясно всякому, кто хоть раз заметил, какими глазами он на тебя смотрит. Она тоже поймет, когда хоть раз разделит постель с мужчиной.

– Она хотела, чтобы я оказалась в твоем доме, когда за тобой придут? – Я начинала понимать.

– Я же ведьма, – хихикнула Айрис. – А ты подружка ведьмы. Скоро прибудет комиссия, в два счета докажет, что мы обе знаемся с нечистой силой, и нам конец. Они хотят нас убить. Как – не имеет значения.

Хотя я бы предпочла более легкую смерть, чем смерть на костре.

– На костре?!

– Ведьм сжигают, милочка. Огонь, видишь ли, очищает, – цинично сказала Айри.

Я содрогнулась. Бесчисленные процессы над ведьмами – настоящий позор шотландской истории. Горцы суеверны и необразованны, и в этих краях охотились на ведьм даже в просвещенные времена. Сколько невинных женщин сгорели на кострах только потому, что были слишком красивы или слишком умны или удачно вышли замуж. Неужели меня ждет та же участь? Неужели никто не придет мне на помощь? Джейми далеко, охотится с герцогом, а больше я здесь никому не нужна. Мои пациенты первыми скажут, что я вылечила их с помощью колдовства. Фергюс и пальцем не шевельнет, чтобы спасти меня. Ведь я знаю, что Алан – не его сын.

Не знаю, сколько дней мы провели в яме. Я потеряла счет времени. Я много спала и почти не ела. Наш обед, который сбрасывали прямо на землю, состоял из грязного куска хлеба. Я с трудом заставляла себя проглотить хоть крохотный кусочек. Я начинала думать, что лучше умереть с голоду, чем сгореть на костре. Но слабая надежда на избавление все еще не покидала меня.

– Ты его любишь? – спросила меня Айри однажды.

– Кого? – Я даже не поняла, о чем она говорит.

– Джейми. Ты звала его во сне. Ты повторяла его имя и что-то говорила на непонятном языке. Так ты любишь его?

Она застала меня врасплох. Вопрос был поставлен прямо, и отвечать нужно было честно. Я вспомнила его глаза, синие, как шотландские озера, волосы цвета меди, лицо и фигуру викинга. Я вспомнила его глубокий голос, его грациозную походку. Я вспомнила, как мы разговаривали и как занимались любовью…

37
{"b":"338","o":1}