A
A
1
2
3
...
40
41
42
...
61

– Может, это и к лучшему, – задумчиво сказала я. – Помнится мне, Андрей говорил, что этот самый герцог покровительствует Рэндаллу. Но может быть, он и ошибался. Темное это дело – история…

– Никак не могу привыкнуть к мысли, что я для тебя – тоже история, – фыркнул Джейми.

– Ты – невероятная история. А знаешь, ведь Айрис Дункан тоже пришла из другого времени.

– Почему ты так решила?

– Я видела след от прививки оспы на ее руке, такой же, как у меня. – Я стянула с плеча остатки платья, чтобы показать ему оспину.

Я рассказала ему все, что знала о Айрис. Все, в чем она мне призналась, и все, о чем я догадалась сама.

– Жаль, что я не узнала раньше, – сказала я.

– Ты думаешь, она помогла бы тебе вернуться? – спросил он с любопытством.

– Нет, об этом я уже не думаю, и не надейся, – отрезала я. – Просто она могла лучше меня знать, как работает эта штука. Может, она знает, что это такое и откуда это взялось. И почему это не действует на мужчин. А то я взяла бы тебя с собой. Ты мог бы работать охранником в банке.

– По-моему, не очень почетная работа, – сказал он. – Лучше я останусь лэрдом, хозяином Лаллиброка.

Хорош лэрд, думала я, глядя на него. В отросших спутанных волосах застряли кусочки листьев, ноги в пыли по колено, грязные руки… Жена лэрда не лучше. Такая же растрепанная, волосы закрывают пол-лица, разорванное платье я прикрывала пледом и вид имела нищенский. Мы были очень странной парой. Бродячие актеры – и те выглядели лучше. Боюсь, обитатели поместья примут своего лэрда и его жену за попрошаек.

В солнечный полдень мы подъехали к Лаллиброку. Белый дом с красной черепичной крышей, стоящий на холме, показался мне таким милым и родным, что я устремилась туда как к себе домой. Мы подъехали незамеченными. Никто не встретился нам по пути. В это время все были заняты работой. К тому же о нашем приезде никто не знал.

У крыльца нас встречали собаки. Лохматая рыжая колли и здоровенная псина неизвестной породы. Со сдержанным рычанием они подходили к Джейми.

– Ну-ну, уважаемый Одиссей, – сказала я, держась в стороне и успокаивая коня. – Посмотрим, узнает ли тебя твой верный пес.

– Посмотрим, ждет ли меня Пенелопа, – ответил он, протягивая собакам кулак. – Марс, Бран! Ко мне!

Собаки нерешительно топтались на месте, потом, наконец узнав хозяина, бросились на него и едва не уронили в порыве радости. Он едва успокоил их, и мы наконец могли войти в дом.

– Может быть, нужно постучать? – спросила я нерешительно.

– Это мой дом, – ответил он и открыл дверь.

Мы прошли в гостиную, встретив по пути нескольких слуг, провожавших нас изумленными взглядами и свистящим шепотом. В гостиной, как мне показалось, никого не было. Только через несколько секунд я заметила в дальнем углу стул, на котором сидела женщина. Она обернулась на звук наших шагов, и в следующую секунду она уже висела у Джейми на шее, обнимая его и прижимаясь к его неделю не бритой щеке.

– Джейми, мальчик, ты вернулся!

Джейми смущенно стоял, не зная, как себя вести. Но радость встречи с сестрой была сильнее, чем недоверие и обида. Он крепко обнял ее, и на его лице появилась широкая улыбка. Я чувствовала себя немного лишней.

– Маргарет, это моя жена, – сказал Джейми, когда они наконец выпустили друг друга из объятий.

Маргарет с любопытством посмотрела в мою сторону. Я нервно попыталась пригладить волосы и ответила на ее взгляд. Я ожидала увидеть высокую женщину, судя пo ее почти двухметровому братцу, но она была совсем маленькой, не выше полутора метров. У нее были такие же глаза, как у брата – синие и глубокие. Те же широкие скулы, тот же немного длинноватый прямой нос Вьющиеся черные волосы спадали ей на плечи. Она была красива той одухотворенной красотой, которая заставляет оборачиваться на улице.

Из-за двери робко высунулась розовощекая физиономия, затем появился и ее хозяин – мальчик лет двух.

– Это маленький Джейми, твой племянник, – гордо сказала Маргарет, обнимая малыша. – Я назвала его в твою честь.

Джейми-старший изменился в лице. Он покраснел, потом побледнел и зловещим шепотом спросил:

– Ты назвала этого ублюдка в мою честь?

– Что-о?! Как ты говоришь о моем ребенке? Или ты немного выпил по дороге? – Маргарет как будто не верила своим ушам.

– Твоем ребенке? Ребенке Рэндалла, ты хочешь сказать. Мэгги, как ты могла так поступить? – Он говорил с болью. – Ты опозорила мое имя…

– Подожди минуточку, – прошипела Мэгги, – ты хочешь сказать, что я переспала с капитаном в красном мундире? Как тебе пришло это в голову? Или Рэндалл вышиб тогда остатки твоих мозгов?

– Все знают, что это его ребенок. Я сам видел, как вы пошли в дом. Как ты могла? Я захлебнулся бы своей кровью, но не позволил тебе это сделать. Какой позор!

– Может быть, ты выслушаешь меня, братец?

– Не хочу ничего слышать!

Они стояли друг напротив друга и орали, как две разъяренные кошки, готовые к драке. Двое упрямых шотландцев. Я вышла из гостиной. Мне не хотелось слушать, как они выясняют отношения и оскорбляют друг друга. Боюсь, что Джейми был неправ.

Я встала на крыльце, наслаждаясь тишиной и глядя вокруг. Сюда доносились крики из дома, но слов было не разобрать. На дороге, ведущей к дому, показался человек. Он шел медленно, заметно хромая. Человек направлялся сюда. Он был молод, а его хромота объяснялась тем, что вместо правой ноги у него был грубый деревянный протез, кожаными ремнями привязанный к колену.

Он подошел ко мне. В этот момент из дома донесся очередной крик Джейми.

– Стало быть, Джейми вернулся, – заключил он. – А вы…

– Та самая английская девица, на которой он женился, – закончила я фразу. – Я Джулия.

– Ага. А я – Кристофер Рэмзи, муж Мэгги, – представился он. – Мы с Мэгги давно хотели с вами познакомиться. Теперь я понимаю, почему Джейми женился на вас. Вы очень красивая.

Я уже почти привыкла к прямоте горцев, но время от времени она застигала меня врасплох. Видя мое удивленное лицо, он добавил:

– В горах новости распространяются быстро. Здесь ничего нельзя удержать в секрете. Уже через неделю после вашей свадьбы мы о ней знали.

– Они там не передерутся? – спросила я озабоченно, прислушиваясь к звукам, долетавшим изнутри.

– Вряд ли. Разве что Джейми получит пару пощечин. Но им нужно выговориться. Эти Фрейзеры никогда ничего не слушают, пока не отведут душу, – философски заметил Кристофер.

– Да уж, я заметила.

Мы рассмеялись. Кристофер понравился мне сразу.

– Может, зайдем? – предложил Кристофер. – Джейми пора узнать правду.

Брат и сестра все еще ссорились, испепеляя друг друга взглядами и крича. За дверью перешептывались слуги. Под стулом прятался маленький Джейми. При виде Кристофера Джейми-старший осекся.

– Рад тебя видеть, Джейми! С возвращением!

– Крис! Какими судьбами?

– А разве Мэгги не сказала? – Кристофер подошел и обнял Мэгги за плечи. – Это моя жена. И мой сын.

– Твой сын?! – Джейми растерянно моргал.

– Джейми, сынок, скажи своему тупоголовому упрямому дяде, сколько тебе лет, – обратилась Мэгги к мальчику, выглядывающему из-под стула. Мальчик забился еще дальше. – Он не хочет с тобой разговаривать. Так вот, ему нет еще двух лет. И если ты, рыжий осел, не поленишься посчитать, то увидишь, что он родился больше чем через год после того, как Рэндалл побывал у нас в доме.

– Хм, – сказал Джейми. – Ну что ж, Крис, я благодарен тебе. Очень благородно с твоей стороны жениться на ней при таких обстоятельствах.

– При каких еще обстоятельствах?! – вновь рассвирепела Мэгги. – Ты хочешь сказать, дорогой братец, что он поступил благородно, женившись на мне в моем испорченном виде? Я правильно поняла? Ты в своем уме?!

– Джейми, друг, – сказал Крис, – поверь мне: она лишилась девственности в свою первую брачную ночь.

– Это не его дело! – закричала Мэгги. – Кем он себя возомнил?! Он не показывался три года и не удосужился написать ни строчки о том, где он и что с ним. Я не знаю, жив он или мертв. И после этого он является домой – причем с женой! – и обвиняет меня в каких-то неслыханных преступлениях. Я знаю, что мучило тебя все эти годы, братец. Тебя мучило, что я ослушалась твоего приказа и пошла с Рэндаллом. А мне ясно, что, если бы послушалась тебя, ты был бы уже мертв и наш отец повешен за убийство Рэндалла, не говоря уже о том, что стало бы со мной и с нашим домом.

41
{"b":"338","o":1}