A
A
1
2
3
...
43
44
45
...
61

– Он ранен, – сказала Мэгги еле слышно. – И тяжело ранен. Как же ты смог это сделать, Джейми?

– Что мы будем делать дальше? – спросила я. – Нужно идти по следу?

– Мне придется оставить тебя. Я должна возвращаться домой. Но с тобой останется Муртаг. – Муртаг?

– Да, – сказал он, выходя из кустов. – Пришлось задержаться. Мэгги, приготовься встретить на кухне новую служанку. Вдову Грэхэм.

– Вдову? Так это Рональд!

– Он уже расплатился сполна. Только Джейми это не поможет.

Мы с Мэгги отошли в сторону, чтобы попрощаться, и она вдруг сказала:

– Джейми говорил мне, что ты можешь… предсказывать разные вещи?

Я кивнула.

– Он предупредил, чтобы я слушалась тебя, если ты что-нибудь скажешь.

Я смотрела на нее ободряющим взглядом.

– Сейчас ты мне ничего не скажешь? – запинаясь, спросила она. После минутной паузы я выпалила:

– Сажайте картошку! Как можно больше.

– Что?! – Мэгги была шокирована, но быстро взяла себя в руки. – Картошку? Хорошо. Сейчас мы ее не сажаем, но я закажу клубни в Эдинбурге.

– Будет голод, – сказала я в объяснение. – Несколько лет будет неурожай зерна. И картошка заменит хлеб.

– Спасибо, Джули. Я сделаю так, как ты сказала.

Она вскочила на лошадь и умчалась прочь, настоящая амазонка. Меня восхищала ее слепая вера в брата. Достаточно одного его слова – и она верит моим странным предсказаниям, не задавая лишних вопросов. Теперь я начинаю понимать значение слов «верить как самому себе».

Мэгги отдала мне деньги, которые взяла с собой. Муртаг тоже предусмотрительно запасся кошельком и даже прихватил мой многострадальный жемчуг, свадебный подарок Джейми.

– Всякое может случиться, – ответил он на мой удивленный взгляд. – Деньги понадобятся, и чем больше, тем лучше.

– Где мы будем его искать? И как? – спросила я Муртага.

– Ну… – сказал он задумчиво, – есть разные способы.

И мы испробовали все. Безрезультатно. Джейми как сквозь землю провалился. Мы искали его несколько дней, методично обшаривая окрестности. Я потеряла всякую надежду. Возможно, он уже мертв… Сердце разрывалось от отчаяния, когда я невольно представляла себе, как он лежит где-нибудь, один, раненый, беспомощный…

– Пора менять тактику, – сообщил Муртаг, когда мы расположились на очередной привал. – Что ты предлагаешь?

– Нужно прекратить поиски.

– ?!

– Раз мы не можем найти его, пусть он сам найдет нас, – загадочно произнес Муртаг.

И мы сменили тактику. Теперь мы путешествовали из одной деревни в другую, задерживаясь в каждой из них на несколько дней. Я принимала пациентов, а нуждающихся в медицинской помощи в те времена было везде предостаточно. Тем временем Муртаг отправлялся в местную харчевню, где как бы невзначай за кружкой пива подробно рассказывал, куда мы направляемся, когда и где мы остановимся в следующий раз. По деревням расползался слух о знахарке и ее спутнике, и с каждым днем пациентов у меня становилось все больше и больше. Рекламная кампания Муртага приносила свои плоды. Теперь все больше людей знало о нас и могло подробно описать наш маршрут тому, кто в этом заинтересован, – Джейми или его посланцу. Рано или поздно он найдет нас. Если только он еще жив.

Через пару недель за мной пришел человек. Куда он меня ведет, размышляла я, пока мы углублялись в лес в абсолютном молчании. Друг это или враг? Я не знала, чего ожидать. Я надеялась увидеть Джейми – и боялась надеяться, боялась поверить в то, что это возможно.

Мы подошли к хижине, надежно укрытой от посторонних глаз в лесных зарослях. Здесь, должно быть, с днвних-времен прятались беглые преступники. Я приоткрыла дверь, сколоченную из грубых досок, и увидела в хижине человека. Это был не Джейми. Человек сидел спиной, но встал и обернулся ко мне, услышав звук шагов. Дугал!

– Что вы здесь делаете, дорогой дядюшка? – вежливо поинтересовалась я.

– Я знаю, что ты ищешь Джейми. Он у Рэндалла, в форте Уильямс.

Я пошатнулась и прислонилась к стене, чтобы не упасть. Он жив! Но он у Рэндалла. Это значит, что жить ему осталось недолго.

– Через четыре дня его повесят, – продолжал Дугал.

– Как?! Но это невозможно! Его не должны повесить! Почему вы ничего не делаете, чтобы ему помочь? – Я чувствовала, что задыхаюсь, земля уходила у меня из-под ног.

Дугал сочувственно посмотрел на меня и тихо сказал:

– Ничего нельзя сделать. Тебе придется смириться.

– Никогда! Он еще жив, значит, его еще можно спасти. Можно подкупить Рэндалла, можно устроить побег… У меня есть деньги!

– Ничего не выйдет, – Дугал покачал головой. – Форт Уильямс почти неприступен, и тюрьма, где держат Джейми, хорошо охраняется. Там толстые стены и решетки на окнах. Это невозможно.

– Невозможно! Да вы просто не хотите ему помочь! Спасаете свою никчемную шкуру!

Глаза Дугала вдруг сделались злыми и маленькими. Он сделал несколько шагов по комнате, сжимая кулаки. Я следила за ним, как за часовым маятником. Он резко повернулся, подошел, почти подбежал ко мне и сказал в высшей степени странную вещь:

– Забудь о нем, его уже не вернешь. Тебе нужно жить дальше. Стань моей женой, и я отдам тебе все, что у меня есть. Ты будешь хозяйкой Тибервелла. У тебя будет все, что ты пожелаешь, чего никогда не сможет дать Джейми.

Он обнял меня, крепко прижимая к себе, зарываясь лицом в мои волосы, шепча мне:

– Джулия, дорогая, ты согласна? Ты выйдешь за меня?

Я с силой оттолкнула его. От неожиданности он пошатнулся.

– Вам нужен Лаллиброк, ведь так, дорогой дядюшка? – прошипела я. – Вы готовите себе отходные пути на случай поражения вашего дурацкого восстания. И потому вы готовы послать на смерть родного племянника, сына вашей сестры! Ведь после его смерти Лаллиброк станет моим. Ради того, чтобы получить этот кусок земли и открыть проход в горы, вы способны прикончить всех своих родственников. Убийца! Чертов убийца!

Дугал вновь изменился в лице. Я злила его. Он не ждал от меня такой сообразительности.

– Вы отдали Айрис в руки Фергюса! – кричала я. – Вы сами разожгли ее костер! И ради чего? Ради чего, черт побери?!

– Я любил Айрис, – сказал Дугал с неожиданной болью. – Но я служу принцу Чарли. Я немногим смогу помочь восстанию, если не буду иметь влияния на клан. И я никак не мог допустить скандала. Они сожгли ее и развеяли пепел по ветру…

– А ребенок?

– Я отдал его в хорошую семью. Такой славный здоровый мальчик! А моя жена рожала мне только дочерей. Но я никогда не смогу назвать его своим сыном.

– Вы с Фергюсом – два гнуснейших негодяя, каких я когда-либо видела. И Алан… ведь Алан – ваш сын, так? Вы со своим братцем договорились! Вы не хотели выпускать власть из рук, а у Фергюса не было и не могло быть наследника!

– Да, – усмехнулся Дугал. – Это была неприятная работа. Все равно что обнимать лягушку. Мне пришлось потрудиться, чтобы Летисия понесла. Я провел в ее постели не одну ночь. Но власть стоит того. Пока Алан еще мал, я буду вождем. И я воспользуюсь этим! Тебе лучше выбрать: ты со мной или я буду преследовать тебя как врага.

– Я предпочла бы расстаться друзьями, – отрезала я.

– Ну что ж, моя дорогая. Попытаться стоило, – сказал он задумчиво, медленно извлекая кинжал. – Боюсь, мне придется использовать другие методы убеждения.

– Не тронь ее! – вмешался Муртаг, неизвестно откуда возникший на пороге и сжимавший в руке пистолет. – И в следующий раз выбирай часового порасторопнее.

– Так-так… – сказал Дугал, нисколько не смущенный своей неудачей. – Пожалуй, я отпущу вас обоих, если вы пообещаете никогда мне больше не попадаться.

– У меня в руке пистолет, и потому приказы отдаю я, – заявил Муртаг, вытряхивая и бегло пересчитывая содержимое кожаного кошелька, лежавшего на столе.

– Эй! Это мои деньги!

– Они нам пригодятся. За это мы будем поминать тебя в своих молитвах, – цинично ответил Муртаг и спрятал добычу.

– Еще одно условие, – сказала я. – Я сама спрошу у твоих людей, хотят ли они помочь Джейми. И те, кто согласится, пойдут с нами.

44
{"b":"338","o":1}