ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ну-ну, – пожал плечами Дугал.

Он был заметно раздосадован, когда несколько человек согласились на эту авантюру.

– Помочь Джейми? – сказал Руперт, поглаживая затылок. – Почему бы и нет?

Итак, я не одна. Нас шестеро. И у меня были деньги. И четыре дня, чтобы успеть прийти к нему на помощь. И тридцать пять миль до форта Уильямс. Тридцать пять миль в двадцатом веке – это сорок минут на автомобиле по хорошей дороге. Тридцать пять миль в восемнадцатом веке – это два дня утомительного путешествия верхом по лесам и холмам. Только бы успеть!

Глава одиннадцатая

ЛЮДИ И ВОЛКИ

Сэр Мэтью Томпсон, начальник тюрьмы, был со мной весьма любезен. Разумеется, он хотел бы оказать всяческое содействие английской леди, давней знакомой семьи Фрэйзер. Именно так я назвалась, чтобы не вызывать подозрений. Увы, он ничем не мог мне помочь.

– Сожалею, сударыня, но я не могу разрешить свидание. Дело в том, что мы не располагаем специальной комнатой для свиданий, а Джеймс Фрейзер – опасный преступник. Сейчас заключенный находится в общей камере. Вам нельзя туда, это крайне небезопасно.

– Как же быть? – сказала я растерянно.

– Увы, моя дорогая. Может, вы хотите передать родным его личные вещи? – спросил сэр Томпсон, выкладывая на стол какие-то предметы.

Это было содержимое сумки Джейми. Всякий хлам, вроде того, что мальчишки обычно таскают в своих карманах. И маленькая потрепанная Библия, и резная деревянная змейка, подаренная Джейми старшим братом, в одиннадцать лет умершим от оспы, и кольцо с рубином, которое он носил в память о своем отце.

– Да, – сказала я. – Я передам эти вещи. Но окажите мне любезность, позвольте ему передать письмо родным. Они будут рады получить от него хоть несколько строк.

Я надеялась, что он не заметит, как дрожат мои руки, когда я поспешно сгребала «личные вещи».

– Ну конечно, моя дорогая, – заулыбался сэр Томпсон. – Вы можете написать ему сами, и я с удовольствием передам записку заключенному.

– Благодарю вас! Завтра же я пришлю к вам слугу с письмом.

Я попрощалась и поспешно покинула сэра Томпсона, надеясь, что ни один из гарнизонных солдат не узнал мое платье, довольно вульгарное и пахнущее дешевыми духами. Руперт одолжил его у одной из своих знакомых, и у меня не было никаких сомнений относительно ее профессии.

Казнь была назначена на послезавтра. Времени оставалось в обрез. Письмо позволяло Муртагу проникнуть в здание тюрьмы под видом слуги. Всего один человек. Я сама могла пройти в тюрьму, якобы для того, чтобы лично поблагодарить сэра Томпсона. Уже двое. Что мы можем сделать вдвоем? Рассчитывать можно только на невероятное везение.

Руперту удалось узнать, что сэр Томпсон имеет обыкновение обедать и ужинать в одни и те же часы и что он никому не позволяет тревожить его во время этого священнодействия. Пусть хоть земля разверзнется и настанет второе пришествие, но между двенадцатью и часом дня, а также между шестью и семью вечера сэр Томпсон вкушает свою пищу. Все солдаты об этом знают и пользуются его слабостью, чтобы собраться вместе в помещении для караульных, сыграть в карты и хлебнуть виски, хотя это строжайше запрещено.

Поэтому если мы с Муртагом заглянем в тюрьму именно в эти часы, то в лучшем случае нарвемся только на начальника тюремной стражи. Муртаг как следует съездит его по башке и украдет ключи от камер. В худшем случае… Об этом не хотелось даже думать. Я плохо представляла себе, что делать после того, как мы добудем ключи. Сэр Томпсон сказал мне, что Джейми находится в западном крыле, где помещались общие камеры. Но в какой из них? И будет ли там охрана? Как вывести его из здания тюрьмы, не возбудив подозрений?

Я не думала о том, что будет дальше, и старалась не задавать себе вопросов. Нужно действовать, а не размышлять. Я была готова на все, лишь бы спасти его. Или умереть вместе с ним. Все что угодно, только бы увидеть его снова, взять его за руку, заглянуть в глаза, прижаться к нему и услышать его голос. Я буду лгать, воровать, убивать, лишь бы быть с этим мужчиной. Мои пальцы болели от желания прикоснуться к нему, и мое сердце рвалось на части, когда я думала, что он потерял надежду на спасение и готовится к смерти.

В назначенное время Муртаг, переодетый в цивильную одежду, чтобы не возбуждать подозрений, отправился к сэру Томпсону с запиской. Вслед за ним, выждав несколько минут, отправилась я.

– Видите ли, мой слуга – настоящий бездельник и разгильдяй, – раздосадованно объясняла я начальнику стражи. – Я хотела передать сэру Томпсону не только записку, но и маленький сувенир в знак моей признательности. Но разумеется, этот остолоп взял только записку, и мне пришлось самой отнести сэру Томпсону подарок. На этих слуг нельзя положиться, – вздохнула я, как бы невзначай вынимая из сумки флягу с виски.

– Сэр Томпсон сейчас ужинает, сударыня, – раздумчиво пробасил начальник стражи, рыхлый, нездоровый человек с желтоватым лицом. – Приди вы немного пораньше, он пригласил бы и вас к ужину. Но сейчас я уже не могу его побеспокоить, он заперся у себя в кабинете и никого не впускает.

– Какая досада! – воскликнула я. – Но я хотела бы подождать, пока сэр Томпсон отужинает. Теперь я думаю, что должна увидеться с ним лично и поблагодарить его.

После некоторых колебаний начальник стражи, задобренный виски и некоторой суммой, согласился оставить меня в «предбаннике», находившемся перед кабинетом сэра Томпсона. Я вальяжно опустилась на диванчик, но мое сердце бешено колотилось, и мне казалось, что я вздрагиваю всем телом с каждым ударом пульса.

Мне казалось, прошли годы, когда вдруг в предбанник тенью скользнул Муртаг. Он огляделся, бесшумно втащил внутрь бесчувственное тело начальника стражи и отцепил с его пояса связку ключей. Мы вышли и заперли предбанник на ключ, чтобы никто не мог выйти оттуда. Даже если сэр Томпсон и начнет звать на помощь, вряд ли его скоро услышат. Стены в форте толстые, а караульные сейчас буйно развлекаются в своей комнате, которая находится в другом коридоре. У нас есть около получаса.

– Дальше я сама, – сказала я.

– Я пойду с тобой. Что, если ты встретишь солдат?

– Я скажу им, что заблудилась. Что стучалась к сэру Томпсону, но никто мне не ответил. Я пошла искать кого-нибудь из его подчиненных и заплутала в тюремных коридорах. Я буду мило хлопать глазами и упаду в обморок. Думаю, мне поверят. А если им попадешься ты, нам обоим конец.

– Пожалуй, ты права, – задумчиво сказал Муртаг. – Удачи тебе, англичанка.

И мы разошлись в разные стороны. Муртагу предстояло выбраться из тюрьмы и держать наготове лошадей. Мне нужно было – всего ничего! – разыскать Джейми, открыть двери камеры и вывести его из тюрьмы. Я шла медленно, стараясь ступать бесшумно, вслушиваясь в малейшие шорохи. Наверное, в сырых каменных коридорах было холодно. Но мне казалось, что у меня жар. Мне казалось, что я не могу сделать ни шага, что пол уходит у меня из-под ног. Я чувствовала, как капельки пота выступают на лбу и стекают мне в глаза. Я обхватила себя руками, чтобы унять дрожь, и снова шла вперед.

Коридор в западом крыле был пуст. Оглядевшись, я вставила массивный ключ в замок и открыла дверь. Я оказалась в темном узком помещении, из которого три кованые двери с зарешеченными окошечками вели в общие камеры. Я осторожно заглянула в одно из них и отшатнулась. Скопление грязных, вонючих тел, прикрытых грязными, вонючими лохмотьями. Там было человек двадцать, не меньше. В такой тесноте не разглядишь и родную мать, особенно в тусклом вечернем свете.

– Эй! – крикнула я в окошко. – Эй, здесь нет Джеймса Фрейзера?

– Кого? – спросили из камеры, и заключенные хлынули к двери.

– Такой здоровенный рыжий парень, – пояснила я, отодвигаясь от решетки. Мне стало страшно, как если бы тигр в зоопарке вдруг бросился в мою сторону. Хоть он и за решеткой, все равно наводит ужас.

– Фрэйзер? Он был здесь. – К двери протолкался оборванный парень в остатках клетчатой одежды. Похоже, он только что проснулся и протирал глаза грязным рукавом. Его рука была до ужаса костлявой – местная диета, видимо, не отличалась питательностью.

45
{"b":"338","o":1}