ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Лабиринт Ворона
Роботер
Сердце бабочки
Под северным небом. Книга 1. Волк
Зависимые
За гранью слов. О чем думают и что чувствуют животные
Игра в матрицу. Как идти к своей мечте, не зацикливаясь на второстепенных мелочах
Безбожно счастлив. Почему без религии нам жилось бы лучше
Взгляд внутрь болезни. Все секреты хронических и таинственных заболеваний и эффективные способы их полного исцеления
A
A

– Где он? – закричала я. – Где?! Скажите мне? Он жив?

– Не знаю, жив ли еще. Днем его увел Рэндалл, – флегматично ответил шотландец. – Что это у тебя, ключи?

Я заметила, что действительно все еще сжимаю в руке ключи. Так, Джейми у Рэндалла. Зачем? Что нужно этому садисту? Садисту нужна чужая боль, ответила я сама себе. Он будет мучить Джейми перед смертью, как кошка мучает мышь перед тем, как съесть ее. Я почувствовала внезапную слабость. Ноги подкашивались, отказываясь держать меня. Только бы не упасть. Я должна помочь Джейми.

– Эй, подружка, – сказал парень, – открой замок.

– Я пришла за Фрэйзером, – сказала я, борясь с подступающей дурнотой.

– А ты ему кто?

– Жена, – ответила я гордо.

Парень присвистнул.

– Повезло ему! Поторопись, как бы не было поздно. Рэндалл увел его туда, в свой подвал, – парень мотнул головой в сторону. – Открой замок, подружка! Нас тут много. Сама подумай, если кто-то заметит, что пропали двадцать заключенных, никто и не вспомнит о твоем муже. Все бросятся в погоню, им будет не до тебя.

В словах парня была доля правды. Может, меня и заподозрят в организации массового побега, но им будет некогда меня искать, они попытаются вернуть заключенных в тюрьму. Вряд ли кто-то будет искать меня или Джейми в общей суматохе. И я смогу спокойно вывести его наружу.

– Ладно, – сказала я и стала подбирать подходящий ключ.

Я едва успела отскочить, чтобы не быть растоптанной потоком людей, хлынувших из камеры в коридор. Оно обошлись без пышных благодарностей, торопясь на свободу. Я выждала некоторое время и отправилась на поиски Джейми. Где он может быть? Скорее всего, в отдаленной части тюрьмы, в подземелье, как сказал шотландец.

Я осторожно пошла в том направлении, которое он указал. В руке я сжимала кинжал. В коридорах было темно. Только бы не заблудиться… Я видела тюрьму и средневековые камеры пыток на экскурсии. Эти мрачные подземелья со специальными желобами, предназначенными для стока крови, заставляли поеживаться и закрывать глаза. Теперь мне предстояло побывать в действующей камере пыток, впрочем не совсем средневековой. В восемнадцатом веке пытки заключенных были запрещены, и Рэндалл творил свои черные дела втайне ото всех. Он должен был спрятаться как можно дальше, чтобы не быть замеченным и не рисковать своим положением.

И он действительно спрятался далеко. Я уже начала терять надежду, когда впереди забрезжил свет. Неровный свет факелов, означавший, что где-то поблизости есть люди. Я ускорила шаг и едва не налетела на солдата, который шел мне навстречу и остановился у поворота, прислушиваясь. Какое-то шестое чувство удержало меня на месте. Еще движение – и я пропала. Наверное, он услышал мои шаги и насторожился. Его уже не застать врасплох. И все же можно попытаться. Если повезет. Если только мне повезет. Я переложила в руке кинжал поудобнее.

Мне повезло. Он упал как подкошенный со слабым стоном. Я вытерла вспотевшие руки об юбку и пошла дальше. Чтобы спасти Джейми, я убью целый гарнизон. Если только хватит сил.

Наконец я свернула в ярко освещенный коридор. Здесь только одна дверь И она была приоткрыта. Я осторожно заглянула внутрь. Джейми сидел на табуретке спиной ко мне, он привалился к стене и держал на коленях какой-то предмет. Он был прикован за ногу к кольцу в стене. Рэндалла не было. По-видимому, он вышел.

Джейми не обернулся, даже не поднял головы, когда я переступила порог. Внутри стоял какой-то странный резкий запах.

– Джейми, – сказала я шепотом, – Джейми, я пришла.

Он слегка повернулся и поднял на меня измученные глаза. Он был смертельно бледен и весь пронизан страшной болью, но я не понимала, в чем ее причина. На первый взгляд он не был ранен или избит. Но в комнате пахло болью и страхом, теперь я узнала этот запах. Его небритое лицо было мокрым от пота, грязная рубашка прилипла к телу.

– Что он с тобой сделал?

Я видела, что он близок к тому, чтобы лишиться сознания от боли. Все же он смог криво усмехнуться и очень осторожно повернулся ко мне целиком. И тогда я увидела, что за странный предмет он держит на коленях. Это была его правая рука. То есть эта бесформенная кровавая масса когда-то была его правой рукой. Сейчас на ней не было живого места. Страшно распухшая, в фиолетовых кровоподтеках, пальцы торчат в разные стороны под немыслимыми углами, суставы раздроблены, в открытой ране белеет сломанная кость. Я пошатнулась и схватилась за горло, что-то мешало мне дышать.

– Молоток, – сказал он лаконично и снова опустил глаза, сосредоточившись на своей боли.

Человеческая рука – чувствительный инструмент, предназначенный для тончайшей работы. В руке миллионы нервных окончаний, которые позволяют нашим пальцам двигаться с ювелирной точностью, ощущать шероховатую поверхность бумаги, переворачивать страницы книги. – Пальцы чувствительны к малейшему прикосновению. Здоровый мужчина, сломав мизинец, упадет на колени от нестерпимой боли.

– Я убью его, – сказал кто-то, и я поняла, что это говорю я.

– Я подержу свечку, – съязвил Джейми и снова прикрыл глаза.

Я попыталась подобрать ключ к его кандалам. Ни один не подходил. Замок был грубым, ржавым и выглядел примитивным. Казалось, стоит только ударить по нему там, где нужно, и он сам откроется. Увы, я никогда не разбиралась в замках. И все же нужно попробовать. Я вставила один из неподходящих ключей в замок и осмотрелась в поисках чего-нибудь, чтобы ударить по ключу. На столе среди всякого хлама лежал деревянный молоток. Я нерешительно взяла его в руки. В это время Джейми посмотрел в мою сторону, и на его лице появилась странная мрачная гримаса.

– Поосторожнее с этим, Джули, – сказал он. Внезапная догадка заставила меня содрогнуться от отвращения. Я едва не выронила молоток. – Это?! Этим?! – прошептала я.

– А разве там есть другой молоток? – поинтересовался Джейми.

– Черт бы побрал все это!!

Я прицелилась и резко ударила по ключу, как будто хотела вколотить его как можно глубже. Я должна была открыть этот замок.

– Плохой из тебя взломщик, моя милая, – сказал Джейми чуть более бодро. Он чувствовал, что сейчас нужно собрать все силы, и старался как мог.

– Вам помочь, миссис Фрэйзер? Боюсь, одна вы не справитесь с этим замком, – раздался знакомый язвительный голос.

Я пришла издалека - i_004.png

Капитан Рэндалл стоял на пороге и очаровательно улыбался. И снова я похолодела от этого страшного, нестерпимого сходства между ним и Андреем. Глаза, брови, рот, нервные пальцы… Неужели Андрей тоже такой? Неужели у него такое же лицо и такая же жестокость в глазах? Как я могла любить такое чудовище?

Рэндалл неторопливо вошел внутрь и уселся на стул. Он никуда не торопился. В его ловушку попались сразу две мышки – большая удача для него. Рэндалл поигрывал пистолетом, его длинные пальцы ласкали полированный ствол. Это было бы завораживающим зрелищем, если бы я не знала, что эти элегантные пальцы только что изуродовали руку Джейми.

– Интересно, – осведомилась я, – что думает сэр Томпсон о пытках заключенных? Как он отнесется к этой любопытной новости?

– А что думает сэр Томпсон о женах шотландских преступников, беспрепятственно разгуливающих по зданию тюрьмы и рассказывающих небылицы? – парировал Рэндалл, приподнимая бровь. – Парень подрался в камере, упал и сломал руку, это совершенно очевидно. Он еще легко отделался. Иногда во время таких драк забивают насмерть.

– Что доставляет вам особое удовольствие.

– Нет, госпожа Фрэйзер, это чрезвычайно скучно. Вы не разбираетесь в утонченных развлечениях.

– Зато вы, как я вижу, прекрасно в них разбираетесь.

– Да. И уверяю вас, – его глаза сузились, – вы вскорости в этом убедитесь.

Он поднялся и вальяжно подошел к Джейми, все еще не выпуская из рук пистолета.

– Ты что-то приуныл, приятель, – сказал он, не брежно похлопывая Джейми по щеке. Тот дернулся, едва не потеряв равновесие.

46
{"b":"338","o":1}