ЛитМир - Электронная Библиотека

Любая неволя всегда вызывала в нем чувство сильной досады, но на сей раз она казалась невыносимой, потому что вместе с ним отбывал наказание Фобек. Этот человек раздражал Тарзана, он был невежествен, хвастлив, задирист. В интересах мира человек-обезьяна терпел больше от своего компаньона, чем позволил бы ему в обычных условиях. Но Фобек, со свойственной ему логикой, считал, что терпение Тарзана вызвано страхом. Придя к такому заключению, он стал высокомерным и еще более невыносимым.

Фобек провел в камере больше времени, чем Тарзан, и осознание этого легко приводило его в ярость. Иногда он часами сидел молча, уставившись в пол, или начинал что-то бессвязно бормотать, переходя к длительным желчным разговорам, затем он обращал свою злобу на Тарзана. То, что Тарзан молчаливо сносил такие провокации, увеличивало его злобу, но предотвращало драку между ними – ведь для ссоры нужны двое, а Тарзан предпочитал не ссориться, правда, только пока.

– Представляю, какое развлечение получит от тебя Немона, – прорычал Фобек после того, как ни одна из его многочисленных тирад не получила ответа.

– Даже если так, – отвечал Тарзан, – все же ты доставишь ей больше удовольствия, чем я.

– Уж я-то постараюсь! – воскликнул Фобек. – Если это будет борьба, то она никогда в своей жизни не видела такого сражения, кто бы ни противостоял Фобеку – человек или зверь. А может быть, это будешь ты? Ба! Тогда ей придется поставить против тебя подростка, если она захочет увидеть хоть какой-то поединок. Ты же трус, у тебя в жилах течет вода. Если она проявит мудрость, она просто бросит тебя в жерло Ксаратора. Клянусь хвостом божества! Как бы мне хотелось увидеть тебя там! Ставлю на кон мою лучшую кольчугу, что они услышат твои вопли в Атне.

Человек-обезьяна молча стоял, глядя на маленький прямоугольник голубого неба, который был виден через небольшое зарешеченное окно в двери. Он продолжал хранить молчание и после того, как Фобек прекратил свои насмешки, совершенно игнорируя его, как будто он вообще не сказал ни одного слова, как будто он даже не существовал. Фобек впал в бешенство. Он поднялся со своей лавки.

– Трус! – заорал он. – Почему ты мне не отвечаешь? Клянусь желтыми клыками Тооса! Я вобью в тебя хорошие манеры, чтобы ты отвечал, когда говорят лучше, чем ты.

И он сделал шаг в направлении человека-обезьяны.

Тарзан медленно повернулся к разъяренному мужчине и посмотрел ему в глаза. Тарзан ждал. Он не промолвил ни слова, но вся его фигура, его поза были столь красноречивы, что Фобек поневоле остановился.

Что могло затем произойти в камере, трудно сказать, но тут дверь широко распахнулась, и прямо перед ними оказались четверо воинов.

– Пошли с нами, – сказал один из них. – Оба! Фобек мрачно, а Тарзан с достоинством прошли в сопровождении воинов через двор и, минуя длинный коридор, очутились в большом помещении. Здесь за столом сидело семеро воинов, сплошь покрытых украшениями из золота и слоновой кости. Среди этой семерки Тарзан увидел двоих, кто допрашивал его в ту роковую ночь, – старого Томоса и молодого Джемнона.

– Это благородные вельможи, – прошептал Фобек Тарзану. – Вон тот, в центре, старый Томос, советник королевы. Ему очень хочется жениться на королеве, но я-то думаю, что он слишком стар для нее. А тот, что справа от него, Эрот. Он был когда-то, подобно мне, простым воином, но он понравился Немоне и теперь ходит в королевских фаворитах. Она не хочет выходить замуж за него, ведь у него не благородное происхождение. А молодой человек, слева от Томоса, Джемнон. Он из старинного известного рода. Воины, которые служили с ним, говорят, что это очень благородный человек.

Двое пленников и их стража остановились в дверном проеме, ожидая разрешения войти. Тарзан с присущей ему любознательностью внимательно рассматривал комнату. В зале было три двери: через одну из них ввели Тарзана и Фобека, другая находилась как раз напротив окон, а третья – в другом конце зала. Двери были великолепно украшены и отполированы, некоторые панели покрыты мозаикой из золота и слоновой кости.

Пол помещения был выложен камнем и состоял из множества частей различной формы и величины, но так аккуратно подогнанных, что места соединения были едва различимы. На полу лежало несколько небольших ковров, сделанных то ли из шкур львов, то ли из жесткой и грубой шерсти. Ковры были очень просты по форме и окрашены всего в несколько цветов. Словом, они напоминали работу примитивных мастеров из племени навахо, проживающего в юго-западной Америке.

На стенах висели картины, изображавшие боевые сцены, в которых, наряду с воинами, принимали участие львы и слоны. Но почему-то сражения всегда проигрывали воины со слонами, а те, на стороне которых сражались львы, побеждали и коллекционировали головы своих павших врагов. Над этими стенными росписями были помещены в ряд человеческие головы. То же самое Тарзан видел в караульном помещении, куда привели его воины в ту ночь, когда он появился в Катне. Головы немного отличались от тех лучшей выделкой и оправой. Как и там, человеческих голов было много, и они грозно улыбались своим врагам.

Но вот осмотр помещения был прерван голосом Томоса.

– Подведи пленников ближе, – приказал он младшему офицеру, одному из четырех воинов, сопровождавших их.

Когда мужчины остановились с противоположной стороны стола, за которым сидели вельможи, Томос указал пальцем на Фобека.

– Что это за человек? – спросил он.

– Его зовут Фобек, – ответил младший офицер.

– В чем он обвиняется?

– Он оскорбил Тооса.

– Кто его обвиняет?

– Верховный жрец.

– Это получилось случайно, – поспешил объяснить Фобек. – Я не хотел оскорблять его.

– Молчать! – загремел Томос. Затем он указал на Тарзана. – А этот? – спросил он. – Кто это такой?

– Этот человек называет себя Тарзаном, – объяснил Джемнон. – Помните, мы с вами допрашивали его той ночью, когда он был взят в плен нашими воинами.

– Да, да, – сказал Томос. – Я помню. Он был вооружен каким-то диковинным оружием.

– Не тот ли это человек, о котором вы рассказывали мне? – спросил Эрот. – Кажется, он пришел из Атны, чтобы убить нашу королеву?

– Да, это он, – ответил Томос, – он пришел ночью во время последнего урагана, и ему удалось проникнуть во дворец, но воины заметили его и арестовали.

– Он совсем не похож на жителя Атны, – заметил Эрот.

– Я не из Атны, – сказал Тарзан.

– Молчать! – скомандовал Томос.

– Но почему я должен молчать? – возразил Тарзан. – Здесь ведь никто не замолвит за меня ни единого слова, поэтому я вынужден говорить о себе сам. Я не враг вашим людям, и мой народ не воюет с вашим. Я требую освобождения!

– Он требует свободы, – ухмыльнулся Эрот и громко захохотал. – Раб требует свободы!

Томос приподнялся со своего места, его лицо стало багровым от ярости. Он стукнул кулаком по столу и, указывая пальцем на Тарзана, заорал:

– Говори тогда, когда тебе разрешено, раб, а когда Томос, советник королевы, приказывает тебе молчать – молчи!

– Я говорю тогда, – сказал Тарзан, – когда хочу говорить.

– У нас есть способ заставить дерзких рабов замолчать навсегда, – произнес насмешливо Эрот.

– Совершенно ясно, что этот человек пришел из далекой страны, – вмешался Джемнон. – Поэтому нет ничего удивительного в том, что он не понимает наших традиций и не отличает великих среди нас. Так давайте же послушаем его. Если он не житель Атны и не враг нам, почему мы должны бросать его в тюрьму или наказывать?

– Он ночью перебрался через дворцовые стены, – возразил Томос. – Ясно, что сюда он пришел с единственной целью – убить нашу королеву. Поэтому он должен умереть, но способ предания смерти этого человека должен доставить удовольствие Немоне, нашей несравненной королеве.

– Он ведь говорил нам, что река принесла его к Катне, – настаивал Джемнон. – Та ночь была очень темной, поэтому он не знал, где находится, когда выбрался на берег. А во дворце он оказался совершенно случайно.

11
{"b":"3382","o":1}