ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Еда как лекарство: лечим диабет
Я прятала Анну Франк. История женщины, которая пыталась спасти семью Франк от нацистов
Три метра над небом. Трижды ты
Восемнадцать капсул красного цвета
Обезоружить нарцисса. Как выжить и стать счастливым рядом с эгоцентриком
Снова нас читает Россия…
Магическая академия куртизанок
Падение рая
FreshLife28. Как начать новую жизнь в понедельник и не бросить во вторник

Затем начались состязания в бросании кинжала, метании копья, демонстрации силы и ловкости, соревнования по бегу. По каждому виду заключалось пари, и когда состязание заканчивалось, стадион превращался в настоящий бедлам: кричали спорщики, сыпались проклятия, раздавались стоны, крики, смех и аплодисменты.

После каждого состязания в ложе Немоны и других аристократических ложах крупные суммы денег из рук одного хозяина переходили к другому. Сама королева азартно делала ставки, выигрывая или теряя свое счастье с каждым броском кинжала. Когда она выигрывала, она улыбалась; она смеялась, и когда проигрывала. Правда, ее окружение знало, что те игроки, на которых ставила Немона и выигрывала, в течение года получали королевские подарки, а те, на которых она проигрывала, попросту исчезали неизвестно куда.

Когда закончились состязания по легким видам спорта, начались гонки колесниц. Теперь суммы пари возросли в несколько раз, а мужчины и женщины вели себя подобно маньякам, подбадривая криками удачливого возницу, аплодируя победителям и проклиная неудачников.

В каждом заезде участвовало по две колесницы. Дистанция всегда оставалась одна и та же – одно кольцо вокруг арены, поскольку львы не в состоянии выдерживать высокую скорость на более длительные расстояния. После каждого заезда победитель получал разноцветный флажок из рук королевы, а побежденный выезжал со стадиона, осыпаемый градом насмешек и проклятий тех, кто на нем проигрывал пари. Затем состязалась новая пара, и, когда финишировали последние две колесницы, победители вновь начинали состязание. Отсеивая таким образом проигравших, в гонках в итоге оставались две колесницы. И это длительное состязание становилось гвоздем программы. Шум и гвалт на трибунах возрастал невероятно, ставки увеличивались во много раз.

Победитель в финальном состязании объявлялся чемпионом дня, и сама Немона вручала ему золотой шлем. И тогда даже те, кто проиграл и потерял деньги, присоединяли свои голоса к овациям, сопровождавшим победителя, когда он гордо проезжал по арене и скрывался за аркой, где сидела королева, сверкая на солнце своим золотым шлемом.

– А теперь, – сказал Фобек негромко, – люди увидят кое-что стоящее. Это как раз то, чего они ждали, и они не будут разочарованы. Если ты веришь в Бога, парень, молись ему, потому что через несколько минут ты умрешь.

– А разве ты не позволишь мне пробежать круг по арене, прежде чем схватишь меня? – спросил с улыбкой Тарзан.

ГЛАВА IX

Наступил антракт между представлениями. Десяток рабов сосредоточенно чистили арену, после того как ее покинула последняя запряженная львами колесница. Аудитория поднялась со своих каменных сидений и не торопясь прогуливалась по террасам, аристократы бродили от одной ложи к другой, навещая своих друзей. Мужчины и женщины разбирались со старыми сделками и заключали новые пари. Звуки множества голосов носились над стадионом, сливаясь в общий могучий гул.

Тарзан испытывал чувство раздражения: толпы людей действовали ему на нервы, а звуки голосов были неприятны ему. Прищурив глаза, он смотрел на жителей Катны. Вряд ли дикий зверь так смотрел когда-либо на своих врагов.

Фобек по-прежнему так громко и безудержно хвастался, что это стало слышно на террасе, расположенной прямо над гладиаторами.

Ставки на бой гладиаторов выросли невероятно, хотя только небольшая часть горожан видела мельком обоих бойцов и могла сравнить их по силе. Фобека, однако, они хорошо знали по его прежним боям, поэтому почти все ставили на него в соотношении десять к одному против Тарзана.

В роскошной королевской ложе в большом кресле, наполовину напоминавшем трон, наполовину диван, полулежала Немона. За этот день она слишком много проиграла, но всем своим видом не обнаруживала ни малейшего признака беспокойства. Однако аристократы, окружавшие ее, чувствовали себя не в своей тарелке и надеялись, что ей удастся отыграться на последнем состязании. Каждый из них был полон решимости выиграть побольше вместе с Немоной на странном диком человеке. Она должна была вернуть все, что проиграла за день. Все были уверены, что Немона поставит на Фобека, потому что она привыкла делать крупные ставки на тех, в ком была уверена.

Эрот страстно желал, чтобы королева вернула назад все деньги, которые он выиграл у нее. Вот уже несколько дней он был слегка озабочен своим ухудшавшимся положением и чувством, что допустил небольшие промахи. По опыту придворного он знал, что выигрыш денег у Немоны стал бы для него непростительной ошибкой.

Вот почему Эрот вместе с такими же, как и он сам, придворными льстецами решил помочь Немоне вернуть назад проигранные деньги и сделать так, чтобы она поставила на Фобека. Они тайно разослали рабов на трибуны заключить пари на Фобека, чтобы возместить свой несомненный проигрыш Немоне, а сами решили ставить на Тарзана. Итак, когда день закончится, Немона окажется в выигрыше, выиграют также и они, потому что их затраты на Тарзана во много раз возместят выигрыши, полученные от ставок на Фобека. И все эти выигрыши оплатят простые люди.

Огромные суммы денег моментально начали хождение на трибунах среди зрителей, которые стали ставить только на Фобека. К этому времени соотношение ставок сложилось как десять к одному против Тарзана. В результате обнаружилось, что для того, чтобы вложить все свои деньги, благородные должны были увеличить ставки. Но чтобы возместить свои потери, то есть выплаты Немоне, они вынуждены были вкладывать огромные суммы в каждую ставку. Вот почему ставки резко подскочили вверх и достигли ста драхм за Фобека против одной за Тарзана.

Заиграла труба, и воины, охранявшие Тарзана и Фобека, приказали им спуститься на арену, где заставили их совершить круг перед зрителями, чтобы они смогли оценить каждого гладиатора и выбрать достойного. Когда они проходили мимо королевской ложи, Немона наклонилась вперед, внимательно рассматривая сквозь полузакрытые веки высокого чужестранца и массивного жителя Катны.

Эрот, фаворит королевы, пристально следил за ней.

– Тысячу драхм за чужеземца! – закричал он.

– Я тоже ставлю на чужеземца, – трезво поддержал его другой благородный.

– Я тоже, – сказала Немона.

Эрот и его компаньоны изумились, это полностью срывало их планы. Конечно, они выиграют много денег, но каждый чувствовал себя в большей безопасности, проигрывая Немоне, чем выигрывая у нее.

– Вы проиграете, моя королева, – сказал ей Эрот.

– Тогда зачем же ты ставишь на чужеземца? – спросила Немона.

– Ставки такие высокие, что я испытываю большое искушение использовать этот шанс, – объяснил Эрот.

– А какие сейчас ставки?

– Сто к одному.

– И ты думаешь, чужеземец не имеет ни единого шанса из ста на победу? – холодно спросила Немона, поигрывая рукояткой кинжала.

– Фобек – самый сильный мужчина в Катне, – сказал Эрот. – Я действительно думаю, что у этого малого нет ни одного шанса, считайте, что он уже мертв.

– Очень хорошо. Но если ты это знаешь, почему ты не ставишь на Фобека? – прошептала Немона. – Я ставлю сто тысяч драхм на чужеземца. Сколько из них ты хочешь взять себе, мой милый Эрот?

– Мне очень хочется, чтобы моя королева так не рисковала, – сказал Эрот. – Я буду очень расстроен, если моя любимая королева проиграет.

– Ты надоел мне, Эрот, – Немона сделала нетерпеливый жест рукой и, повернувшись к другим аристократам, спросила: – Есть ли здесь кто-нибудь среди вас, кто покроет мои драхмы?

В одно мгновение все они изъявили желание оказать ей услугу. Выиграть сто тысяч драхм у королевы вдобавок к тем, что они получат от зрителей, – какой лакомый кусочек! Они даже забыли о возможном гневе Немоны – так велико было их желание ссудить ей деньги сейчас, потому что было видно по всему, что она не изменит своего решения, – и через несколько минут пари были заключены.

– У него прекрасное телосложение, – заметила Немона, рассматривая хозяина джунглей, – и он выше Фобека.

15
{"b":"3382","o":1}