ЛитМир - Электронная Библиотека

– Но взгляните на мускулы Фобека, – подсказал ей Эрот. – Этот тип убил много мужчин, говорят, что он отрывает им головы и ломает хребты.

– Ну что ж, скоро мы увидим это, – таково было заключение королевы.

Эроту не хотелось бы оказаться в положении Фобека, потому что, если чужеземец не убьет его, Немона этого долго не потерпит, и он не сможет выжить, поскольку принесет ей убыток в сто тысяч драхм.

И вот уже двое гладиаторов на арене, неподалеку от королевской ложи. Условия боя чрезвычайно просты: они не должны покидать арену и не должны пытаться убить друг друга голыми руками, хотя не запрещалось применение локтей, колен, ног и зубов. Победитель должен был получить свободу, но только Немона была вправе определить степень свободы.

Тарзана и Фобека развели на расстояние десяти шагов друг от друга. Теперь они стояли, ожидая сигнала. Фобек напыщенно выпячивал грудь и бил в нее кулаками, сгибал руки, демонстрируя мускулы, которые перекатывались подобно большим шарам. Все внимание зрителей было обращено на него, и это доставляло ему большое удовольствие.

Тарзан стоял неподвижно, скрестив руки на груди и расслабив мышцы. Казалось, он не обращал никакого внимания на шумные трибуны и даже на Фобека, но это только казалось. Он внимательно следил за всеми событиями, которые разворачивались на арене. Его глаза и уши были настороже, и Тарзан первым услышал сигнал трубы. Тарзан был готов к бою!

Его не беспокоили глупые люди на трибунах, горланящие во всю мощь своих легких, которые собрались сюда, чтобы посмотреть, как двое мужчин, никогда не причинявших им вреда, будут убивать друг друга ради их удовольствия. Его не волновало и то, что они думали о нем самом, для него они значили меньше, чем помет львов, который рабы убирали с арены.

Тарзан не хотел убивать Фобека, но он и не желал быть убитым. Фобек раздражал его, и ему хотелось наказать хвастуна за его непомерное самодовольство. Он понимал, что его противник – сильный человек и что не так-то легко будет проучить его без угрозы для себя, но этот риск он не принимал во внимание. Итак, он накажет его, но не искалечив и, тем более, не лишив его жизни. Взгляд хозяина джунглей скользил по трибунам и остановился на королевской ложе – глаза Немоны и Тарзана встретились. Какие же загадочные были ее глаза! Они сверкали, выдавая внутренний огонь, они были прекрасны!

Раздался звук трубы. Тарзан быстро перевел взгляд на противника. В амфитеатре установилась жуткая тишина. Гладиаторы начали сближение: Фобек шел гордо и самонадеянно, Тарзан двигался легкой поступью Нумы.

– Молись, мой друг! – закричал бывший сторож храма. – Скоро я убью тебя, но сначала поразвлекаю нашу королеву Немону!

Фобек приблизился к Тарзану. Человек-обезьяна позволил ему схватить себя за плечи, а затем, сложив руки одна в одну, внезапно нанес ими мощный удар в подбородок своему противнику и одновременно сильно толкнул его. Большая голова резко откинулась назад, массивное тело отлетело от Тарзана шагов на двенадцать, и Фобек грузно сел на землю.

Стон удивления, прерываемый подбадривающими восклицаниями тех, кто заключил пари на Тарзана, пронесся по трибунам. Фобек вскочил на ноги, его лицо перекосилось яростью, и спустя мгновение он пошел в атаку.

– Ничего страшного не произошло! – кричал он. – Я убью тебя сейчас же!

– Убей его! Убей! – неистовствовали сторонники Фобека. – Смерть ему!

– Не хочешь ли ты бросить меня сначала на арену? – спросил Тарзан тихо, отступая на шаг в сторону и уклоняясь от бешеной атаки.

– Нет, и еще раз нет! – кричал Фобек, тяжело поворачиваясь и снова атакуя. – Я убью тебя! Убью!

Тарзан схватил вытянутые вперед руки Фобека и широко развел их, затем его загорелая рука молниеносно сжала короткую шею сторожа храма. Человек-обезьяна другой рукой обхватил его за корпус, наклонился и резко бросил противника через голову. Фобек тяжело плюхнулся на песчаное покрытие арены.

Немона высунулась из ложи, ее глаза пламенно сверкали, грудь высоко вздымалась. У Эрота, как и у многих благородных аристократов, перехватило дыхание. Королева повернулась к нему.

– Не хочешь ли ты повысить ставки на самого сильного мужчину Катны? – едко спросила она.

Эрот болезненно улыбнулся.

– Бой только начинается, – сказал он мрачно.

– Но мне кажется, он уже заканчивается, – иронично заметила Немона.

Фобек поднялся, но на этот раз очень медленно, теперь он уже не нападал, как раньше, а осторожно подошел к своему противнику. Единственное, что ему хотелось сделать теперь, так это подойти к Тарзану и схватить его, только схватить, а затем – он знал – он сломит его, используя свою огромную физическую силу.

Возможно, человек-обезьяна догадывался, какие планы вынашивает его противник, быть может, он решил использовать шанс и зло посмеяться над Фобеком. Тарзан протянул левую руку своему противнику, и, когда Фобек ухватился за нее, стараясь затянуть Тарзана в свои объятия, последний резко шагнул вперед и правой рукой нанес страшный удар в лицо, затем схватил за ту руку, которая удерживала его левую руку, и, нырнув под свою жертву, снова бросил Фобека через себя, на сей раз используя его как рычаг, а свое плечо как опору.

На этот раз Фобек вообще не смог подняться. Человек-обезьяна стоял над ним. Кровь застыла в жилах жителя Катны, когда он услышал низкое звериное рычание, клокочущее в горле чужеземца.

Внезапно Тарзан наклонился, схватил Фобека и высоко поднял его над головой.

– Должен ли я бежать сейчас вокруг арены, Фобек, – прорычал он, – или ты слишком устал, чтобы схватить меня?

Затем он швырнул его на землю, поближе к королевской ложе, где сидела застывшая от напряжения Немона.

Подобно льву, играющему со своей жертвой, преследовал хозяин джунглей человека, который бесконечно оскорблял его и намеревался убить. Дважды он поднимал его и бросал на землю, приближаясь к краю арены. Теперь изменчивая толпа умоляла Тарзана убить Фобека, самого сильного человека Катны.

Снова Тарзан схватил своего противника и поднял его над головой. Фобек слабо сопротивлялся, он был беспомощен. Тарзан подошел к краю арены возле королевской ложи и швырнул огромное тело на трибуны.

– Возьмите своего самого сильного человека, – сказал он, – Тарзану он не нужен.

Затем он отошел и остановился возле выхода, словно требуя свободу.

Рыча и воя – это напомнило Тарзану поведение диких зверей и отвратительных гиен, – толпа швырнула несчастного Фобека на арену.

– Убей его! Убей его! – орала толпа. Высунувшись из своей ложи, Немона, как и все люди на трибунах, неистово кричала:

– Убей его, Тарзан!

Тарзан с отвращением передернул плечами и отвернулся.

– Убей его, раб! – требовал благородный из своей роскошной ложи.

– Я не буду убивать Фобека, – ответил человек-обезьяна.

Красная и взволнованная, Немона поднялась в своей ложе.

– Тарзан! – воскликнула она, когда человек-обезьяна взглянул на нее. – Почему ты не убиваешь его?

– А почему я должен убивать его? – спросил в свою очередь хозяин джунглей. – Он не причинил мне никакого вреда. Кроме того, я убиваю только при самообороне или чтобы утолить голод. Но я не ем человечьего мяса. Так почему я должен убивать его?

Фобек, побитый и беспомощный, еле поднялся на ноги и теперь стоял, покачиваясь, как пьяный. Он слышал голоса безжалостной толпы, требующей его смерти, видел своего противника, стоящего в нескольких шагах от него, перед входом. Глухо, как будто издалека, Фобек слышал, как он отказывается убить его, слышал, но не понимал. Он должен быть убит – таковы обычаи и законы арены. Он сам хотел убить этого человека, был безжалостным к нему, поэтому он никак не мог понять, чем было вызвано милосердие Тарзана по отношению к нему.

Налитые кровью глаза Фобека беспомощно блуждали по арене. Здесь бесполезно было искать симпатию, милосердие или участие; все это не могло предназначаться побежденному. Безумная жажда крови, которую источала толпа, приводила его в восхищение. Несколько минут назад она превозносила его, теперь требовала его смерти. Его взгляд достиг королевской ложи: Эрот высунувшись оттуда, кричал Тарзану:

16
{"b":"3382","o":1}