ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ксерстл и я живем в этих апартаментах, – объяснил Джемнон.

– Но мне приказано освободить помещение, – резко оборвал его Ксерстл.

– Почему? – спросил Джемнон.

– Для того, чтобы поселить здесь твоего нового друга, – с кислой улыбкой ответил Ксерстл и отправился в свою комнату, бормоча себе под нос что-то о рабах и дикарях.

– Кажется, он недоволен, – заметил Тарзан.

– Но зато я доволен, – ответил Джемнон тихо. – Мы с ним жили вместе довольно долго, но нас с ним ничто не объединяет. Это один из друзей Эрота, который был возведен в знатные придворные после того, как Эрот стал фаворитом королевы. Он – сын мастера, работающего в шахте. Если бы они возвеличили его отца, тот стал бы настоящим аристократом, потому что он – чудесный человек, но Ксерстл – это обыкновенная крыса, точно такой же, как и его дружок Эрот.

– Я слышал кое-что о твоем благородном происхождении, – сказал Тарзан, – и я понимаю, что здесь существуют два класса благородных. Один класс относится к другому с презрением, даже если человек из низшего класса имеет более высокий титул, чем многие вельможи из высшего класса.

– Мы не презираем их, если это достойные люди, – ответил Джемнон. – Старые аристократы, люди-львы Катны, – это благородные по крови. Другие же получили высокое положение и доступ в круг знатных людей в награду за то, что к ним хорошо относится королева. С одной стороны, такое возвышение в большей степени отражает славные дела обладателя высокого титула, чем его благородное происхождение, поскольку чаще всего он заслуживает таких наград. Я получил благородное происхождение при рождении. Но если бы я не был рожден вельможей, я никогда не стал бы им. Я человек-лев, потому что таковым был и мой отец. Мой старинный предок водил людей-львов короля в сражения.

– А как же добился Эрот титула благородного? – спросил человек-обезьяна. Джемнон скривился.

– Что бы он ни делал – это всегда личные услуги. Он никогда не отличался выдающимися качествами государственного деятеля и никогда не оказывал услуг государству. Все его достоинства заключаются в том, что он – принц льстецов и король лизоблюдов и доносчиков.

– Но королева кажется довольно умной женщиной, чтобы обманываться лестью.

– К сожалению, никто от этого не застрахован.

– Даже среди зверей нет предателей.

– Что ты хочешь этим сказать? – спросил Джемнон. – Эрот ведь почти зверь.

– Ты оскорбляешь зверей. Видел ли ты когда-нибудь, чтобы лев вилял хвостом перед другим зверем, чтобы добиться его расположения?

– Но ведь звери бывают разные, – возражал Джемнон.

– Да, и они все подлости оставили человеку.

– Ты не очень высоко ценишь людей.

– Я только сравниваю их поведение с поведением зверей.

– Все мы таковы, какими нас родили матери, – сказал Джемнон. – Есть звери, и есть люди, но некоторые люди ведут себя как звери.

– Но ни один зверь, слава Богу, не ведет себя как человек, – ответил Тарзан с улыбкой.

Ксерстл, неожиданно появившийся в комнате, прервал их разговор.

– Я собрал свои вещи, – доложил он, – и скоро пришлю раба за ними.

Джемнон кивнул головой в ответ на его слова, и Ксерстл вышел из помещения.

– Кажется, он недоволен, – заметил человек-обезьяна.

– Пусть его лучше проглотит Ксаратор! – воскликнул Джемнон. – Хотя его можно использовать и для более благородной цели, – добавил он, – например, отдать на корм моим львам… если, конечно, они еще будут есть его.

– У тебя есть львы? – спросил Тарзан.

– Конечно, – ответил Джемнон. – Я – человек-лев и по своему званию должен иметь львов. Так положено нашей касте. Каждый человек-лев должен держать львов для войны, чтобы сражаться за королеву. У меня их пять. В мирное время я использую их на охоте и для состязаний. Только знать и люди-львы имеют право владеть львами.

Между тем день клонился к вечеру. В помещение вошел раб с горящим факелом, который он укрепил на цепи, свисающей с потолка.

– Наступило время ужина, – объявил Джемнон, поднимаясь.

– Я уже поел, – сказал Тарзан.

– В таком случае мы уходим. Тебе, наверное, будет интересно встретиться с другими благородными воинами. Тарзан встал.

– Очень хорошо, – сказал он и вышел вслед за Джемноном из помещения.

В огромной столовой, расположенной на первом этаже дворца, собралось уже около сорока знатных придворных, когда туда вошли Джемнон и Тарзан. Здесь они увидели Томоса, Эрота и Ксерстла, некоторые из воинов были уже знакомы Тарзану, поскольку он видел их ранее в зале совета и на стадионе. Как только он вошел, в столовой воцарилась тишина, словно собравшиеся были застигнуты врасплох.

– Это Тарзан! – объявил Джемнон и повел своего спутника к столу.

У Томоса, который за столом занимал почетное место, был довольно кислый вид. Эрот хмурился, но именно он нарушил общее молчание.

– Этот стол для благородных, – сказал он, – а не для рабов.

– Благодаря его смелости и великодушию ее величества королевы этот человек присутствует здесь в качестве моего гостя, – ответил Джемнон. – Если же кто-нибудь из равных мне возражает против его присутствия, я готов с оружием в руках доказать обратное. – Затем он повернулся к Тарзану: – Поскольку этот человек сидит за столом вместе с людьми, принадлежащими к моей касте, я приношу свои извинения за сказанное им. Надеюсь, ты не оскорблен?

– Разве шакал может оскорбить льва? – заметил человек-обезьяна.

Ужин протекал вяло. Эрот и Ксерстл шептались между собой. Томос ничего не говорил, всецело поглощенный едой. Несколько друзей Джемнона втянули Тарзана в беседу, и он нашел в лице одного или двух из них неплохих собеседников, другие же склонны были относиться к нему покровительственно. Возможно, они очень удивились бы и изменили бы свое отношение к нему, если бы знали, что их гость является пэром Англии. Впрочем, такое сообщение вряд ли произвело бы большое впечатление, поскольку ни один из них никогда не слышал об Англии. И Тарзан не стал им говорить об этом – его не волновало то, что они думали о нем.

Когда из-за стола поднялся Томос и все остальные собрались уходить, Джемнон зашел в свои апартаменты и надел другую кольчугу, шлем и оружие, а после этого проводил Тарзана в приемную королевы.

– Не забудь стать на колени, когда мы войдем к Немоне, – предупредил Джемнон, – и не говори ни слова, пока она к тебе не обратится.

В маленькой приемной их встретил офицер и сразу же отправился к королеве сообщить об их прибытии. Пока они ждали, Джемнон внимательно изучал высокого чужеземца, с невозмутимым видом стоящего рядом с ним.

– Скажи, у тебя есть нервы? – спросил он спустя минуту.

– Что ты имеешь в виду? – поинтересовался человек-обезьяна.

– Я видел как трепетали наихрабрейшие воины, которых вызывала Немона, – объяснил его компаньон.

– Я никогда не дрожу, – ответил Тарзан, – и даже не представляю себе этого.

– Возможно, Немона научит тебя волноваться.

– Возможно, но почему я должен дрожать там, где не дрожат шакалы?

– Не понимаю, что ты хочешь этим сказать? – спросил с недоумением Джемнон.

– У нее находится Эрот. Джемнон рассмеялся.

– Но как ты узнал об этом? – спросил он.

– Я знаю это наверняка, – ответил Тарзан. Он не считал нужным объяснять, что, когда офицер открыл дверь в покои королевы, его чуткие ноздри уловили запах, свойственный Эроту.

– Надеюсь, что его здесь нет, – сказал Джемнон с выражением озабоченности. – Если он здесь, то для тебя может быть устроена ловушка, из которой ты не выберешься живым.

– Каждый может почитать королеву, но не шакал, – заметил Тарзан.

– О королеве я думаю сейчас все время. В приемную вернулся офицер и кивнул Тарзану.

– Ее величество примет тебя сейчас, – сказал он. – Ты можешь уйти, Джемнон, твое присутствие не обязательно.

Затем он снова повернулся к человеку-обезьяне:

– Когда я открою дверь и объявлю, что ты пришел, ты должен войти в комнату и стать на колени. Оставайся в таком положении до тех пор, пока королева не прикажет тебе подняться, и не говори ничего, пока королева к тебе не обратится. Ты слышишь меня?

18
{"b":"3382","o":1}