ЛитМир - Электронная Библиотека

Далее располагались кварталы более бедных людей, но и здесь царил порядок и чистота и не видно было даже малейших признаков бедности ни на лицах людей, ни на фасадах зданий. Здесь, как и в других районах города, они время от времени встречали прирученных львов, лениво бродивших или лежавших возле ворот у дома своего хозяина.

Внимание человека-обезьяны привлек лев, находящийся на небольшом расстоянии впереди. Зверь лежал на теле человека и пожирал его.

– Мне кажется, что улицы вашего города не совсем безопасны для пешеходов, – заметил изумленный этой сценой Тарзан, кивнув головой в сторону обедающего льва.

Джемнон рассмеялся.

– Заметь, что прохожие не кажутся слишком озабоченными, – ответил он, обращая внимание человека-обезьяны на людей, проходящих мимо льва и его жертвы, лишь слегка сворачивая в сторону, чтобы не столкнуться с ним. – Львы тоже должны есть.

– А много ли погибает горожан?

– Очень много. Человек, которого ты видишь, умер, и его труп выбросили на улицу для львов. Ты видишь, он раздет, а это значит, что он умер прежде, чем его получил лев. Когда человек умирает и нет никого, кто бы мог заплатить за его похоронный кортеж, его, если он не болел, выбрасывают на улицу, как в данном случае. Те, кто умирает от болезни, а также те, чьи родственники могут позволить себе похороны, находят свой последний приют в кратере Ксаратора, хотя многих попросту выкидывают львам на улицу. Мы в Катне очень заботимся о львах, и нет ничего предосудительного в том, что кого-то после смерти съест лев. Ты видишь, наш бог – это лев.

– Выходит, что львы питаются исключительно человеческой плотью? – спросил Тарзан.

– Нет. Мы охотимся на овец и слонов в Тенаре для того, чтобы обеспечить их пищей в случае, если испытываем нехватку в человеческом мясе. Львы должны быть всегда хорошо накормлены, чтобы не превратиться в людоедов.

– И поэтому они никогда не нападают на людей? – спросил Тарзан.

– Иногда это случается, но такого льва убивают. На улицах могут свободно появляться только старые, хорошо обученные животные. У нас в городе около пятисот львов, и все они, за исключением нескольких, содержатся в специальных загонах, принадлежащих их владельцам. Самые сильные львы, которые принимают участие в состязаниях и охоте, находятся в частных вольерах.

Только одна королева владеет тремя сотнями взрослых львов – это боевые львы, предназначенные для ведения войны. Некоторые львы королевы обучены для состязаний, некоторые – для охоты. Она очень любит охотиться, и теперь, после окончания сезона дождей, охотничьи львы Немоны появятся на поле.

– Где же вы берете столько львов? – поинтересовался человек-обезьяна.

– Мы разводим их сами, – объяснил Джемнон. – За городом расположена большая ферма, где мы держим самок. Она принадлежит Немоне, и каждый человек-лев, владеющий самками, платит определенную сумму за их содержание. Мы разводим множество львов, но каждый год многие из них погибают на охоте, во время набегов на Тенар и в войнах. Со львами мы охотимся на слонов, и в этой охоте многие из них гибнут. Много львов убивают также жители Атны, когда мы охотимся или совершаем набеги в Тенар. Некоторые просто убегают в джунгли. Большинство беглецов остаются на воле в нашей долине или в Тенаре, сюда же спускаются с гор дикие львы, которые отличаются особой жестокостью.

Беседуя, Джемнон и Тарзан приближались к центру города и наконец вышли на большую площадь, окруженную со всех сторон магазинами и лавками. На площади собралось множество людей. Все жители города – от благородных до рабов – смешались в одну гудящую толпу на этом обширном торжище. Рабы держали на привязи львов, приведенных сюда для продажи, в то время как их благородные владельцы рекламировали свой товар богатым покупателям.

По соседству с рынком львов располагались бараки для рабов, которых, в отличие от львов, мог купить каждый горожанин. Тут шел оживленный торг этим необычным товаром. Сейчас на помосте находился огромный черный галла. Тарзан и Джемнон остановились, чтобы посмотреть, кто купит этого великана. Раб был полностью обнажен, чтобы покупателям были видны все его недостатки. На лице его было написано полное равнодушие ко всему происходящему, но время от времени он бросал ядовитые взгляды на хозяина, который не переставал распространяться о добродетелях своего подопечного.

– Да, видно невооруженным глазом, что для бедняги это уже стало привычным делом, – отметил Тарзан.

– Не совсем так, – ответил Джемнон, – но это не новость для него. Его продавали много раз. Я хорошо его знаю, потому что когда-то и я владел им.

– Взгляните на него! – кричал продавец. – Взгляните на эти ручищи, на эти ноги, на спину! Он могуч, как слон, и притом не имеет ни одного изъяна. А какой послушный! Даже ребенок сможет управлять им.

– Этот раб такой упрямый, что не только ребенок, никто не сможет справиться с ним, – сообщил Джемнон на ухо человеку-обезьяне. – Поэтому и я избавился от него, потому его продают так часто.

– Кажется, здесь немало покупателей, которые очень заинтересованы в нем, – заметил Тарзан.

– Ты видишь вон того раба в красной тунике? – спросил Джемнон. – Он принадлежит Ксерстлу и теперь торгуется с хозяином этого парня, хотя знал этого раба, когда тот работал у меня.

– Тогда зачем же он его покупает? – спросил человек-обезьяна.

– Точно сказать тебе не могу, но раба можно использовать и с иной целью, а не только на работе. Ксерстла мало интересует репутация этого малого, так же как и то, будет ли он работать. Я думаю, что он покупает раба для скармливания львам, поскольку стоит он недорого.

В конце концов раб Ксерстла купил огромного галла, а Тарзан и Джемнон двинулись дальше, разглядывая товары, выставленные в витринах магазинов. Здесь было полное изобилие всякой всячины: одежда из кожи, изделия из дерева, слоновой кости, золота. В оружейных магазинах продавали кинжалы и мечи, копья, щиты, кольчуги, шлемы и боевые сандалии. В одном магазине продавалась женская одежда, в другом – пудра, душистая вода и ароматические снадобья. Рядом торговали драгоценными камнями и украшениями. В мясных магазинах лежало сушеное мясо и рыба, целые туши овец и коз. Подходы к этим магазинам были ограждены от нападения львов толстыми решетками.

Где бы ни появлялся Тарзан, везде он привлекал внимание. Небольшие группы людей всегда сопровождали его с того момента, как он ступил на рыночную площадь. Мальчишки и девчонки не сводили с него восхищенных глаз, а мужчины и женщины, присутствовавшие вчера на стадионе, только и говорили о том, как этот могучий чужеземец поднял Фобека над головой и швырнул на трибуны к зрителям.

– Давай уйдем отсюда, – предложил хозяин джунглей, – я не люблю толпы.

– Хорошо, но мы вернемся во дворец и посмотрим на королевских львов, – сказал Джемнон.

– Я предпочитаю смотреть на львов, а не на людей, – согласился Тарзан.

Боевые львы Катны содержались в крепком сарае, построенном на территории королевского дворца, но на значительном расстоянии от него. Это было массивное помещение, сложенное из огромных камней и выкрашенное в белый цвет. Каждый лев имел в нем отдельный загон. Двор с сараем были окружены высоченными каменными стенами, по гребню которых шли металлические штыри, изогнутые вовнутрь. Эти штыри, расставленные на небольшом расстоянии друг от друга, служили надежной преградой для львов. На площадках, расположенных за сараем, львы отдыхали и разминались. Неподалеку от сарая была сооружена большая арена, на которой группа надзирателей под контролем благородных готовила львов для состязаний и охоты.

Как только Тарзан вошел в сарай, знакомый запах немедленно ударил ему в ноздри.

– Белтар здесь, – сказал Тарзан, обращаясь к Джемнону.

– Возможно, но я не понимаю, как ты узнал об этом.

Они шли вдоль клеток, рассматривая их обитателей. У одной из них они на минуту задержались. В это мгновение в соседней клетке яростно сверкнули глаза Белтара – огромный хищник прыгнул на стенку клетки, стараясь схватить своими ужасными когтями человека-обезьяну. Громоподобный рык потряс каменное строение.

21
{"b":"3382","o":1}