ЛитМир - Электронная Библиотека

Через несколько секунд сюда прибежали надзиратели, уверенные, что произошло нечто необыкновенное. Но Джемнон заверил их, что это всего лишь Белтар показывает свой свирепый нрав.

– Это ужасный зверь, к тому же он убийца людей, – заметил Джемнон, когда служители удалились, – но Немона не желает его умерщвлять. Обычно его оставляют как бы случайно на арене с тем человеком, который заслужил немилость Немоны, а она получает удовольствие, глядя, какие муки испытывает жертва Белтара. Ранее это был ее любимый охотничий лев, но в последнее время он убил четырех человек и едва не убежал. Он сожрал троих надзирателей, которые рискнули выйти на арену вместе с ним, и, я уверен, еще не один из служителей поплатится жизнью, пока сама судьба не избавит нас от этого чудовища. Немона, кажется, верит, что ее жизнь каким-то образом связана мистической, сверхъестественной силой с жизнью Белтара и что если умрет один из них, то умрет и другой. Поэтому бесполезно, да и неразумно предлагать Немоне уничтожить этого зверя. К тому же он так рьяно ненавидит тебя.

– Я и ранее встречал львов, которые не любили меня, – сказал Тарзан.

– Однако мне не хотелось бы, чтобы ты, мой друг, когда-нибудь оказался с Белтаром лицом к лицу.

ГЛАВА XII

Как только Тарзан и Джемнон отошли на несколько шагов от клетки Белтара к выходу, к ним подошел раб.

– Королева Немона, – сказал он, обращаясь к Тарзану, – желает немедленно тебя видеть. Ты должен идти в зал Слоновой Кости, а благородный Джемнон будет ждать в приемной. Таков приказ королевы Немоны.

– Почему именно сейчас? Интересно, – размышлял вслух Тарзан, когда они, миновав несколько лужаек, приблизились ко дворцу.

– Никто никогда не знает, почему его вызывают на аудиенцию к королеве, пока не придет во дворец, – заметил Джемнон. – Каждый может неожиданно для себя или возвыситься, или услышать смертный приговор. Немона очень капризная и непостоянная женщина. Ее постоянно одолевает скука, и она все время ищет развлечений. Зачастую она находит такие странные способы избежать скуки, что невольно заставляет каждого восхищаться ими.

Когда Тарзан заявил о своем приходе, он немедленно был допущен в зал Слоновой Кости. Рядом с Немоной, как и в прошлую ночь, стоял Эрот. Королева приветственно улыбалась Тарзану, Эрот же, напротив, злобно хмурился, даже не пытаясь скрыть свою ненависть.

– Сегодня мы развлекаемся, – объяснила Немона, – потому вызвали тебя и Джемнона, чтобы вы повеселились вместе с нами. День или два назад наши воины совершили набег на Тенар и взяли в плен одного аристократа Атны. Мы собираемся позаниматься спортом с ним сегодня.

Тарзан кивнул. Он не понимал, что значат ее слова, потому что они не вызвали в нем интереса. Его голова была переполнена мыслями о Мдузе и прошлой ночи. Он пытался понять, о чем думает эта красивая и загадочная женщина.

Немона повернулась к Эроту.

– Иди и скажи им, что мы готовы, – приказала она. – И выясни, все ли готово для нас.

Эрот направился к выходу, все еще хмурясь.

– И не слишком торопись, – бросила ему вдогонку Немона, – мы не горим желанием увидеть это представление. Пусть они делают все без спешки. Заодно проследи, чтобы все было в порядке.

– Я выполню все, чего хочет моя королева, – ответил Эрот.

Когда дверь за ним закрылась, Немона пригласила Тарзана сесть на диван.

– Боюсь, что Эрот не любит тебя, – сказала она улыбаясь. – Он страшно злится, что ты не становишься на колени передо мной и что я не заставляю тебя делать это. Я сама не понимаю, почему я не делаю этого, хотя догадываюсь почему. А ты еще не догадался?

– Тут могут быть две причины, и обе достаточно веские, – ответил человек-обезьяна.

– Каковы же они? Мне очень интересно послушать твое объяснение.

– Это уважение обычаев чужеземца и вежливость и радушие по отношению к гостю, – объяснил Тарзан. Лишь минуту размышляла Немона.

– Да, – сказала она, – каждая из них весьма веская причина, но ни одна не соответствует традициям двора Немоны. Практически они обе составляют только одну причину. Но разве нет другой?

– Пожалуй, есть еще одна очень важная причина. Дело в том, что ты просто не можешь заставить меня стать на колени.

В глазах королевы сверкнуло пламя: это был не тот ответ, которого она ожидала. Тарзан смотрел ей в глаза, и в них она читала насмешку.

– О, почему я терплю все это? – воскликнула она. – Почему? Почему ты не хочешь уступить мне даже наполовину? Почему ты так груб со мной, Тарзан?

– Я хочу быть очень добрым, Немона, но не ущемляя своего достоинства. Однако не потому я не становлюсь на колени перед тобой.

– Почему же?

– Потому, что я хочу тебе понравиться. Ведь ты будешь презирать меня, если я начну раболепствовать перед тобой.

– Возможно, ты и прав, – согласилась она с задумчивым видом. – Все преклоняются передо мной, до тех пор пока мне это не надоедает, однако я начинаю злиться, когда они не раболепствуют. Почему это происходит?

– Ты ведь обидишься, если я скажу тебе почему, – предупредил человек-обезьяна.

– За последние два дня я привыкла к оскорблениям. Поэтому говори.

– Ты начинаешь злиться, когда они не преклоняются перед тобой, потому что ты не уверена в себе. Тебе нужно их подобострастие для того, чтобы ты могла постоянно твердить про себя – ты королева Катны.

– Кто сказал, что я не королева Катны? – резко спросила она, мгновенно перейдя к обороне. – Кто так говорит, очень быстро может убедиться в том, что у меня достаточно могущества, чтобы продлить жизнь или приговорить к смерти. Если я захочу, я убью тебя в одно мгновенье.

– Я не сказал, что ты не королева Катны, я только заметил, что твои манеры часто выдают твои сомнения. Королева должна быть настолько уверена в себе, чтобы всегда позволить себе быть доброй и милосердной.

Несколько секунд Немона сидела молча, видимо размышляя над тем, что сказал ей Тарзан.

– Они не поймут, – наконец промолвила она, – если я буду доброй и милосердной, они подумают, что я слаба, и будут пользоваться этим, они убьют тебя. Ты ведь не знаешь их. Но ты совершенно другой человек, и я могу быть доброй и милосердной к тебе. Ты никогда не должен использовать мою доброту в своих целях, ты ведь правильно понимаешь ее. Ах, Тарзан! Пообещай мне, что ты останешься в Катне. И тогда ты получишь от Немоны все, что захочешь. Я построю тебе королевский дворец. Я буду очень доброй к тебе, мы… ты… будешь счастлив здесь, в Катне.

Человек-обезьяна покачал головой:

– Тарзан может быть счастлив только в джунглях. Немона прислонилась к нему и с силой обняла его за плечи.

– Я сделаю тебя счастливым здесь, – страстно прошептала она. – Ты не знаешь Немоны. Но подожди! Придет время, и ты сам захочешь остаться здесь – для меня!

– Эрот, Мдуза и Томос думают иначе, – напомнил ей Тарзан.

– Я ненавижу их! – воскликнула Немона. – Если они вмешаются и на этот раз, я убью их всех, они не должны отнимать у меня счастье. Но не говори больше о Мдузе, никогда не произноси ее имени. А что касается Эрота, – она щелкнула пальцами, – я раздавлю этого червяка своей сандалией, и никто даже не вспомнит о его существовании. Я уже устала от него – это глупый, самовлюбленный дурак, но все же он лучше, чем ничего.

В этот момент открылась дверь и в комнату бесцеремонно вошел Эрот. Он опустился на колени, но это было просто жестом, а не проявлением вежливости.

Немона вспыхнула и зло посмотрела на него.

– Прежде чем войти к нам, – сказала она холодно, – позаботься о том, чтобы о тебе должным образом доложили, а затем мы скажем, примем тебя или нет.

– Но, ваше величество, – запротестовал Эрот, – разве раньше вам докладывали обо мне…

– Ты приобрел плохие манеры, – прервала она его словоизлияния, – их нужно исправить. Представление готово?

– Все готово, ваше величество, – отвечал упавший духом Эрот.

– Тогда пошли, – скомандовала Немона, жестом приглашая Тарзана за собой.

22
{"b":"3382","o":1}