ЛитМир - Электронная Библиотека

Тарзан, сопровождаемый Джемноном и Валтором, вернулся на балкон, где их поджидали Немона и ее окружение. Несколько минут назад, тревожась за судьбу Тарзана, она, сама того не ведая и не желая, приоткрыла окружающим свою женскую натуру. Но теперь Немона снова стала королевой. Она надменно смотрела на Валтора, хотя и не без интереса.

– Как тебя зовут, атнеанин? – грозно спросила королева.

– Валтор, – ответил юноша и добавил: – из дома Ксантуса.

– Мы знаем этот дом, – заметила Немона, – его хозяин является советником короля. Это наиболее благородный дом, он близок к королевской линии и по крови, и по могуществу.

– Мой отец возглавляет дом Ксантуса, – сказал Валтор.

– Твоя голова послужила бы достойным трофеем для украшения наших стен, – вздохнула Немона, – но мы дали обещание отпустить тебя на свободу.

– Моя голова могла бы быть удостоена места среди трофеев вашего величества, – ответил Валтор, и легкая улыбка тронула его губы, – но она подождет более благоприятного случая.

– Мы также будем ждать с большим нетерпением этого момента, – присоединилась к нему Немона, – но пока что мы предоставим тебе эскорт, который будет сопровождать тебя до Атны. Будем надеяться, что в следующий раз ты снова попадешься нам в руки. Готовься вернуться домой завтра утром.

– Спасибо, ваше величество, – ответил Валтор, – я буду готов к этому времени, но, когда я уйду, я унесу с собой и сохраню на всю жизнь воспоминания о милосердной и прекрасной королеве Катны.

– Наш благородный Джемнон будет твоим хозяином до утра, – провозгласила Немона. – Возьми его в свои апартаменты, Джемнон. Пусть каждому будет известно, что этот юноша – гость Немоны и никто не имеет права оскорбить или унизить его.

Тарзан уже было собрался составить компанию Джемнону и Валтору, но Немона остановила его.

– Ты пойдешь со мной, – приказала она. – Я хочу поговорить с тобой.

Когда они снова шли по длинным коридорам, королева не старалась опередить его, как того требовал придворный этикет, а медленно шла рядом с ним, заглядывая в лицо.

– Я очень испугалась, Тарзан, – призналась она. – Такое редко случается с Немоной, особенно если опасности подвергается кто-то другой, но, когда я увидела, как ты прыгнул на арену и схватился со львом, сердце мое остановилось. Зачем ты сделал это, Тарзан?

– Мне было мерзко на все это смотреть.

– Что ты имеешь в виду?

– Трусость властителей, которые позволяют загонять на арену безоружного и совершенно беспомощного человека, чтобы сражаться со львом, – чистосердечно объяснил Тарзан.

Лицо Немоны побагровело.

– Ты же знаешь, что это сделала я, – сказала она холодно.

– Конечно, я знаю это, – ответил человек-обезьяна, – поэтому это выглядит еще более нелепо.

– На что ты намекаешь? – взорвалась Немона снова. – Ты что, хочешь вывести меня из терпения? Если бы ты знал меня лучше, ты бы понял, что так говорить небезопасно даже для тебя, хотя я уже и унизилась перед тобой.

– Я нисколько не испытываю твоего терпения, – спокойно ответил Тарзан, – поскольку это меня и не касается. Я просто поражен тем, что такая прекрасная женщина может быть в то же время такой безжалостной. Будь у тебя больше человечности, Немона, ты была бы совершенно неотразимой.

С лица королевы медленно сошла краска, а из глаз исчез гнев. Она шла молча, размышляя над словами своего спутника, и, когда они подошли к приемной, через которую лежал путь в ее кабинет, она остановилась у порога и ласково положила руку на руку мужчины, остановившегося рядом с ней.

– Ты очень смелый, – сказала королева. – Только храбрый человек может выйти на арену и сразиться со львом, чтобы спасти незнакомца, но только храбрейший из храбрых может позволить себе говорить с Немоной в таком тоне, в каком разговаривал ты, потому что смерть от клыков льва может показаться Божьим даром по сравнению с той смертью, которую может подарить оскорбленная Немона. Возможно, ты знал, что я прощу тебя. О, Тарзан, какой магической силой обладаешь ты, что она позволяет тебе побеждать меня!

Затем она взяла его за руку и повела в свои апартаменты.

– Здесь, наедине, ты научишь Немону, как стать более человечной!

Когда дверь открылась, в глазах королевы Катны появилось новое сияние, намного мягче и нежнее, чем когда-либо ранее видели эти хоромы, а затем оно исчезло, и на смену ему пришел холодный стальной блеск ее глаз, в котором проступала горечь и ненависть. Прямо перед ними в центре комнаты стояла Мдуза.

Она стояла, согнувшаяся и ужасная, покачивая головой и постукивая клюкой о полированные камни пола. Мдуза не произнесла ни одного слова, но ее зловещий взгляд был красноречивее слов. Словно оказавшись во власти неведомой силы, которой не в силах противостоять, Немона медленно двигалась к старой ведьме, оставив Тарзана за порогом. Тихо закрылась дверь. Затем раздались слабые звуки клюки, постукивающей о разноцветные плиты мозаичного пола.

ГЛАВА XIII

Огромный лев, двигавшийся с юга континента, пересек границу Каффы. Если бы он шел по тропе, то его следы были бы смыты ураганом, которым завершился сезон дождей, но он упрямо шел вперед, не разбирая дороги, уверенный и гордый.

Почему он оказался здесь? Какая нужда заставила его, в отличие от обычаев и привычек его собратьев, совершить это долгое и утомительное путешествие? Куда он направлялся? Что или кого он искал? Только он, лев Нума, царь зверей, знал это.

В своих апартаментах во дворце Эрот нервно шагал по гладким каменным плитам, злой от собственного бессилия. Развалясь на скамье, широко раскинув ноги и глубоко задумавшись, сидел Ксерстл. Оба, каждый по-своему, тяжело переживали свое нынешнее положение. Кроме того, они были очень напуганы. Если Эрот действительно потерял благосклонность королевы, вместе с ним будет выброшен из дворца и Ксерстл – в этом не было никаких сомнений.

– Но хоть что-нибудь ты можешь сделать? – настаивал Ксерстл.

– Я не видел ни Томоса, ни Мдузы, – слабо отвечал Эрот, – а они-то как раз и обещали помочь. Это так же важно для них, как и для меня. Немона сходит с ума по этому чужеземцу. Даже Мдуза, которая прекрасно знает всю ее жизнь, никогда не наблюдала в ней такой всепоглощающей страсти. Даже она чувствует, что теряет власть над королевой из-за ее слепой привязанности к этому обнаженному варвару.

Никто не знает Немону так, как Мдуза, и я скажу тебе, Ксерстл, старая ведьма напугана тоже. Немона ненавидит ее, и, если эта карга попытается помешать этой страсти, ее гнев переполнит чашу терпения и сметет страх, который королева испытывает перед Мдузой. И тогда Немона убьет ее. Вот чего боится Мдуза. Но ты не можешь себе представить, как перепуган старый Томос! Без Мдузы он погибнет, ведь Немона терпит его только потому, что этого требует Мдуза.

– Но должен же быть какой-то выход, – снова настаивал Ксерстл.

– У нас нет никакого выхода, пока этот малый, Тарзан, в состоянии повелевать сердцем Немоны, – ответил Эрот. – Вот почему он даже не становится на колени перед ней и разговаривает так, как будто перед ним грязная девушка-рабыня. Клянусь гривой Тооса, что, если он ударит ее, это ей понравится.

– И все же у нас есть выход! – воскликнул Ксерстл. – Слушай! – прошептал он и начал излагать детали своего плана. Эрот слушал своего друга с выражением крайней заинтересованности. Из спальни Ксерстла вышла молодая рабыня, пересекла помещение, где беседовали мужчины, и скрылась в коридоре. Эрот и Ксерстл были так увлечены разговором, что даже не заметили, откуда она вышла и куда ушла.

В этот вечер Джемнон и Тарзан, сидя в своих апартаментах, наслаждались ужином, в то время как Валтор улегся спать, попросив не беспокоить его до утра.

– Если ты действительно сместил Эрота, то многое во дворце изменится, – объяснил Джемнон. – Они будут вилять хвостом перед тобой, окружат тебя вниманием, но в то же время будут ждать первой промашки с твоей стороны.

24
{"b":"3382","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Капризные стервы
Российский крафт. Великая крафтовая революция
Слоеное счастье. Кексы, брауни, рулеты, торты и чизкейки в «полосочку»
Ссыльнопоселенец
Современное сыроделие для всех. Часть первая
Главный шлюз
Девушка, которая искала чужую тень
Приворот для босса
Дорогой шеф, или Немножко нервно