ЛитМир - Электронная Библиотека

Они ушли не очень далеко, когда Пиндес, возглавлявший группу, внезапно остановился и кивнул головой вперед.

– Что это такое? – нервно спросил он. Надзиратели продвинулись вперед на несколько шагов.

– Клянусь гривой Тооса! – закричал один из них. – Это же наш лев!

Теперь они двигались еще медленнее, приближаясь к трупу льва, при этом они непрестанно оглядывались по сторонам.

– Он мертв! – воскликнул Пиндес. Трое мужчин склонились над убитым зверем и, перевернув его на другой бок, внимательно изучили раны.

– Его закололи мечом, – заявил один из надзирателей.

– Раб из племени галла не имел при себе оружия, – задумчиво произнес Пиндес.

– Чужеземец носит нож, – напомнил надзиратель.

– Кто бы ни убил льва, ему пришлось сражаться с ним врукопашную, – громко заявил Пиндес.

– Значит, он должен лежать где-то поблизости, раненый или мертвый.

– Ищите его! – скомандовал Пиндес.

– Он мог бы убить Фобека голыми руками в тот день, когда швырнул его на трибуны, – напомнил раб благородному. – Он носил его на вытянутых руках, как ребенка, а это свидетельствует о его огромной силе.

– Но какое отношение это имеет к данному случаю? – спросил Пиндес раздраженно.

– Я не знаю, хозяин, я только подумал об этом.

– Я не приказывал тебе думать, – воскликнул с возмущением Пиндес. – Я велел тебе искать человека, который убил льва. Должно быть, он умирает где-то поблизости.

Пока они искали этого неизвестного, Ксерстл и Джемнон приближались к месту трагедии. Молодой аристократ проявлял сильнейшее беспокойство о благополучии своего подопечного. Он не верил ни Ксерстлу, ни Пиндесу и теперь начал подозревать, что он и Тарзан были специально разобщены. Сейчас он шел за Ксерстлом на небольшом расстоянии, в то время как впереди рабы вели льва. Внезапно он почувствовал, как чья-то тяжелая рука опустилась ему на плечо. Джемнон резко повернулся: перед ним стоял Тарзан и весело улыбался.

– Откуда ты появился? – спросил Джемнон.

– Мы разделились с Пиндесом, чтобы быстрее поймать галла, – объяснил человек-обезьяна. В это время Ксерстл, услышав голос Джемнона, оглянулся назад и… увидел Тарзана.

– Ты слышал этот ужасный крик? – спросил Ксерстл. – Мы думали, что, может быть, кто-то из вас получил ранение, поэтому торопились выяснить, что там произошло.

– Разве кто-то кричал? – спросил Тарзан с невинным видом. – Может быть, это Пиндес, потому что я не ранен.

Вскоре после того, как Тарзан присоединился к ним, Ксерстл и Джемнон оказались на полянке, где Пиндес и его двое рабов тщательно обыскивали близлежащие кусты. Как только Пиндес увидел Тарзана, его глаза от удивления широко раскрылись, а сам он заметно побледнел.

– Что случилось? – спросил Ксерстл. – Что вы ищете? Где лев?

– Лев мертв, – объяснил Пиндес. – Кто-то заколол его насмерть. – Он не смотрел на Тарзана, потому что страх заполз в его сердце. – Мы искали человека, который сделал это, считая, что он тяжело ранен или убит.

– Вы нашли его? – спросил Тарзан.

– Нет.

– Могу ли я помочь вам в поисках? Было бы хорошо, если бы ты, Пиндес, и я пошли искать его вместе! – предложил человек-обезьяна.

Казалось, Пиндес глотнул слишком много воздуха и захлебнулся.

– Нет! – воскликнул он, справившись с волнением. – Это будет бесполезно: мы внимательно осмотрели лес вокруг этого места и не нашли ни одной капли крови, которая свидетельствовала бы, что он ранен.

– И вы не обнаружили следов беглеца? – спросил Ксерстл.

– Ни одного, – ответил Пиндес. – Он убежал, и мы должны вернуться в город. Я достаточно поохотился сегодня.

Ксерстл пребывал в скверном настроении: наступал вечер, а он так и не нашел беглеца, да к тому же потерял льва. Для продолжения охоты больше не было веских причин, и он, скрепя сердце, уступил.

– И это называется большая охота? – заключил Тарзан задумчиво. – Возможно, она и не была слишком волнующей, но доставила мне немало удовольствия. Впрочем, Джемнон, кажется, единственный из всех, кто получил доход: он выиграл тысячу драхм.

Ксерстл лишь недовольно сжал зубы и угрюмо шагал к городу. Когда они вновь разделились, на этот раз уже возле дома Джемнона, Тарзан подошел к Ксерстлу и прошептал ему на ухо:

– Передай мои наилучшие пожелания Эроту и скажи, что в следующий раз нам повезет больше.

ГЛАВА XVI

Тарзан с Джемноном, в присутствии родителей молодого аристократа, ужинали в просторной столовой родового особняка, когда внезапно открылась дверь и вошел слуга-раб. Он громко доложил, что сюда явился рассыльный из дома Тудоса, отца Дории, который хочет сообщить что-то весьма важное молодому хозяину.

– Приведи его сюда, – приказал юный вельможа, и через несколько минут в столовой появился высокий негр.

– А, это ты, Гемба! – воскликнул Джемнон радостно. – У тебя для меня известие?

– Да, хозяин, – ответил раб, – но это очень большой секрет.

– Ты можешь говорить смело, Гемба, здесь нет чужих людей, – сказал Джемнон. – Так в чем дело?

– Дория, дочь Тудоса, мой господин, прислала меня сказать тебе, что Эроту хитростью удалось войти в дом ее отца и поговорить с ней сегодня. То, что он ей сказал, сущий пустяк, но важно то, что он ее видел.

– Проклятый шакал! – воскликнул отец Джемнона. Джемнон побледнел.

– Это все? – спросил он.

– Это все, господин, – ответил Гемба. Джемнон вынул золотую цепочку из своего кошеля и вручил ее рабу:

– Верни цепочку ее хозяйке и скажи ей, что я приду завтра утром и переговорю с ее отцом.

Как только раб вышел из помещения, Джемнон в отчаянии посмотрел на своего отца.

– Что мне делать? – спросил он. – Что может сделать Тудос? Кто может что-нибудь сделать? Мы беспомощны.

– Может быть, я помогу тебе, – предложил свои услуги Тарзан. – Кажется, я еще не потерял доверия королевы и готов воспользоваться им, чтобы помочь тебе.

Новая надежда засветилась в глазах Джемнона.

– Если ты можешь! – воскликнул он. – Она послушает тебя. Я верю, что только ты один можешь спасти Дорию, но помни, что королева не должна ее видеть. Если это случится – никто не спасет ее, она будет изувечена или убита.

На следующий день рано утром пришел посыльный раб и принес приказ Тарзану в полдень нанести визит королеве. Джемнон с сильным отрядом воинов был обязан сопровождать Тарзана, так как королева опасалась покушения на жизнь ее нового фаворита.

– Должно быть, это очень влиятельные силы, которые не стесняются препятствовать желаниям Немоны, – предположил отец Джемнона.

– В Катне только один человек способен на это, – ответил Джемнон.

Старик кивнул головой.

– Эта старая ведьма! Чтоб ее убил Тоос! Какой позор, что Катной руководит рабыня!

– Однажды я заметил взгляд Немоны. Казалось, королева готова была уничтожить ее, – сказал Тарзан.

– Это так, но она никогда не посмеет сделать этого, – сказал отец Джемнона. – Старая ведьма и Томос каким-то образом угрожают королеве, поэтому она не может убить ни того, ни другого, хотя, я уверен, она ненавидит обоих. Редко бывает, что она позволяет жить тому, кого ненавидит.

– Полагаю, что они владеют тайной ее рождения, а эта тайна превратит королеву в ничто, если станет достоянием гласности, – объяснил Джемнон. – Но давай немножко развлечемся, утро принадлежит нам, потому что я не хочу навещать Тудоса до того, как ты переговоришь с Немоной.

– Мне бы хотелось посмотреть золотые копи Катны, – предложил Тарзан. – У нас хватит времени?

– Конечно, – ответил Джемнон. – Шахта Восходящего Солнца находится совсем недалеко, и, если ты на ней не задержишься, наше путешествие отнимет не много времени.

По дороге из Катны до ближайшей шахты Джемнон показал ферму, где выращивались боевые и охотничьи львы Катны, но на ферму они не зашли и уже через несколько минут поднимались по хорошо укатанной горной дороге к Золотой Шахте Восходящего Солнца.

31
{"b":"3382","o":1}